Нациестроительство и евроинтеграция в Молдове (2): межэтнические отношения


Стела около столицы Гагаузии города Комрат, с сайта www.gagauzia.ru

Наталия БЕЛИЦЕР, Маркиян БИЛИНСКИЙ,
Александр БОГОМОЛОВ, Ярослав ДОВГОПОЛ, для
BSNews.

«Цена поляризации: нациестроительство и евроинтеграция в Молдове и их влияние на украинско-молдавские отношения» – отчет о принципах политической стратегии, подготовленным Институтом демократии им. Пилипа Орлика (ИДПО) в рамках деятельности Рабочей группы гражданского общества «Украина — Молдова» при поддержке проекта «Объединяемся ради реформ» (UNITER), который финансируется Агентством США по международному развитию (USAID) и выполняется независимой международной неприбыльной корпорацией Pact Inc.

Перевод с украинского Андрей КЛИМЕНКО, BSNews.

Подбор иллюстраций, как всегда BSNews

Содержание

Основные положения / Общие замечания / Политика идентичности и (не) обоснованные страхи румынизации и унионизма / Разделенное общество Молдовы /

Новое правительство и политика относительно меньшинств / Этнический состав Молдовы / Отношения между большинством и меньшинствами / Некоторые проблемы, связанные с конкретными этническими группами /

Электоральные процессы в Молдове: динамика и рейтинги с точки зрения национальных меньшинств /

Роль НГО и СМИ в Молдове. Взгляд на перспективы использования их потенциала в укреплении двусторонних отношений / Украинская община в Приднестровье / Национальное измерение молдавских СМИ /

Молдова — Украина — ЕС: новые реалии / Выводы / Рекомендации / Приложение 1 / Приложение 2 /

 

Новое правительство и политика относительно меньшинств

Этнический состав населения Молдовы

На время переписи 1989 года население Молдовы составляло 4 335 400 человек. Титульная нация тогдашней советской республики насчитывала 2 795 000 человек, то есть 64,5% население. Среди других основных национальностей были:

украинцы

около 600 000 (14%)

русские

около 562 000 (13%)

гагаузы

около 153 000 (4%)

болгары

около 88 000 (2%)

евреи

около 66 000 (1,5%)


Также (но в меньшем количестве) были представлены белорусы, поляки, рома и немцы.

В Приднестровье этнические молдаване / румыны составляли лишь 40% населения, за ними шли украинцы (28%), россияне (25%), болгары (2%) и гагаузы (1%).

Согласно переписи 2004 года, в Республике Молдова проживают (7)

молдаван / румын

78,2%

украинцев

8,4%

русских

5,8%

гагаузов

4,4%

болгар

1,9%

представителей других меньшинств

1,3%

 

Отношения между большинством
и меньшинствами

Фото с сайта info.gagauzia.ru

Сразу после провозглашения независимости Республики Молдова в 1991 году молдавское полиэтничное общество испытало глубокий раскол

между титульным большинством – преимущественно румыноязычным населением, хотя и не обязательно таким, которое идентифицировало себя как часть румынской нации – и остальными гражданами, которые принадлежали к национальным меньшинствам, наибольшими из которых были украинцы и россияне.

Особый случай составляли гагаузы, которые жили на юге страны, – из-за того, что они не имели другой родины за современными границами РМ и учитывая ряд других признаков.

Однако главным фактором, который объединял представителей меньшинств независимо от этнического происхождения, был и остается их преимущественно русский язык общения

– черта, которая обычно сопровождается плохим знанием или полным незнанием не только официального государственного языка, но и своих собственных языков.

Этот фактор стал серьезным препятствием для последующей консолидации нации – в частности, он помешал созданию «гражданской нации», которая базируется скорее на общих ценностях и судьбе, чем на этническом происхождении и/или языке или религиозной принадлежности.

Поскольку много представителей предыдущего коммунистического правительства, которое было при власти с 2001 до 2009 года, также были достаточно русифицированными, в их традиционном электорате подавляющее большинство составляли русскоязычные и русско-ориентированные представители меньшинств.

Этой культурной и политической ориентации в немалой степени способствовала сильная позиция Православной церкви, подчиненной Московскому Патриархату.

Этот дополнительный фактор стоит на пути попыток реализовать курс, направленный на вступление в ЕС (который оставался преимущественно риторикой при коммунистическом режиме и стал значительно реальнее, когда к власти пришел Альянс за европейскую интеграцию – АЕИ). С этой точки зрения

главной задачей АЕИ, необходимой для укрепления его позиций в обществе, все еще разделенном по этническим и лингвистическим признакам, является завоевание симпатии и доверия национальных меньшинств.

Выглядит так, что новое правительство понимает приоритетность этой задачи, и все же не смогло еще найти успешного подхода к этой проблеме.

К сожалению, в этой конкретной сфере представители активнейших структур молдавского гражданского общества не слишком помогают новой власти, фундаментальные ценности и идеологию которой они разделяют.

Например, ведущие аналитические центры страны и далее представляют почти исключительно румыноязычный «мейнстрим»; их работники не прилагают (или, по крайней мере, прилагают недостаточно) усилий для привлечения членов меньшинств к общему проекту сближения с ЕС через кардинальные внутриполитические реформы, которые пролагали бы путь к членству в Евросоюзе.

Надежда – в стремлении облегчить развитие этих процессов – преимущественно на румынскую поддержку и помощь, которая поступает как от государственной власти, так и от гражданского общества соседней страны, никоим образом не помогает решить проблему консолидации молдавского общества. Напротив, это даже усложняет для АЕИ решение задачи

получить поддержку у традиционно прокоммунистических и пророссийских представителей национальных меньшинств, некоторые из которых нагнетают страх перед последующей «румынизацией» и, в конечном итоге, перед объединением Румынии и Республики Молдова в единую страну.

Представляется, что единственная партия во властном АЕИ, которая достаточно серьезно относится к вопросу завоевания электората среди меньшинств, – это Демократическая партия.

Ее лидер Мариан Лупу на встрече с группой украинских экспертов во время ознакомительного визита последних в Молдову сообщил, что его партия разработала специальную программу «реальной» интеграции меньшинств. Он, однако, отказался разглашать какие-либо детали, заметив, что это их «секретные технологии», поэтому их не следует рекламировать.

Эта деталь подтверждает наличие определенного соперничества между четырьмя членами Альянса перед парламентскими и президентскими выборами, которые должны состояться в ноябре 2010 года.

Некоторые проблемы, связанные
с конкретными этническими группами

Молдавский и гагаузский флаги и герб Гагаузской автономии на здании Народного собрания Гагаузии, с сайта travelro.wordpress.com

Украинцы, согласно данным переписей как 1989, так и 2004 года, являются наибольшим национальным меньшинством Молдовы (в 2004 году – 282 406 человек, или 8,35% всего населения, кроме Приднестровья).

Перепись 2004 года также зафиксировала снижение относительного количества украинского населения на 2,9%. Среди украинцев 64,1% считают своим родным языком украинский, а 31,8% – русский. Перепись 2004 года содержала вопрос не только о родном языке, но и о языке, которым респонденты чаще всего пользуются (в семьях и повседневной жизни).

Как оказалось, невзирая на то, что большинство украинцев назвали родным язык своей нации, лишь 3,8% населения (то есть менее половины этнических украинцев) использует украинский в повседневной жизни. Поскольку лишь 6,2% украинцев назвали родным языком молдавский, это значит, что

украинское национальное меньшинство не является интегрированным в молдавский/румынский «мейнстрим», а, наоборот, является ассимилированным – по крайней мере, лингвистически – в намного более широком «русскоязычном населении», о котором в «мейнстриме» часто говорят как об существующей или потенциальной «пятой колонне».

Украинскую общину правобережной Молдовы представляют этнические украинцы, которые, преимущественно, являются гражданами Республики Молдова (РМ). Официально в РМ (включая левобережный регион) зарегистрировано 10 таких общественных организаций.

При Бюро межэтнических отношений Молдовы аккредитованы, в частности, Украинская община, Союз украинцев, Женское общество украинок Молдовы, Общество «Просвита» им. Т.Г. Шевченко, Благотворительный фонд профессиональных художников и украинских народных мастеров «Возрождение», Кишиневское общество украинцев им. Петра Могилы, Ассоциация украинской молодежи «Согласие», Ассоциация «Цветущий край», а также две организации украинцев Приднестровского региона РМ (см. ниже).

Как охарактеризовал ситуацию с украинскими общественными организациями во время встречи в Посольстве Украины советник посла, руководитель Культурно-информационного центра Украины в Кишиневе Николай Скляренко, «в Молдове действуют достаточно мощные украинские общины, возглавленные авторитетными представителями украинского меньшинства, однако между ними нет взаимопонимания, взаимоуважения, потому действуют они разрозненно».

Главной проблемой в связи с этим называется отсутствие действенного координатора, роль которого до недавнего времени исполнял председатель Украинского общества РМ, депутат молдавского парламента (до весны 2009 г.) Николай Олийник (8).

В свою очередь, Посол Украины в РМ Сергей Пирожков во время разговора проинформировал, что Украинское государство на протяжении последних лет активно реализовывало программу поддержки заграничных украинцев.

Так в 2006 году в рамках этой инициативы на развитие украинской общины Молдовы было выделено около 40 тыс. долларов США. В 2008 году с этой же целью Украинское государство предоставило 200 тыс. долларов.

За счет этих средств создан и установлен памятник Т.Г. Шевченко в г. Каменка, мемориальные доски в честь выдающихся украинцев, приобретено и передано общественным организациям и более чем 20 учебным заведениям, в которых преподается украинский язык, свыше 70 новейших компьютеров, 40 многофункциональных устройств, спутниковых антенн, телевизоров, видео- и аудиосистем, демонстрационных экранов, музыкальных инструментов, десятки комплектов украинских сценических костюмов.

В 2009 году, к сожалению, эта программа прекратила существование. В дипломатическом представительстве Украины в РМ в связи с этим отметили, что они надеются на возобновление финансирования программы в нынешнем году, поскольку в этом есть потребность, существуют проблемы, над которыми нужно постоянно работать.

Одним из таких проблемных вопросов был назван факт сокращения преподавания украинского языка в средних заведениях РМ.

С сайта travelro.files.wordpress.com

Так, в настоящее время на правом берегу Молдовы действует 52 средних школы, в которых преподается украинский язык. В 2006 году их было 57, то есть из 8 тысяч учеников, которые изучали украинский язык четыре года тому назад, в настоящее время осталось около 6 тысяч, а этого недостаточно для более чем 280-тысячной украинской общины.

Для сравнения, всего в Молдове действует 1506 средних учебных заведений (школ, лицеев и т.п.), из них в 284 преподавание осуществляется на русском языке, в их число входят и 52 учебных заведения с украинскими классами. В то же время, по словам посла С. Пирожкова, есть случаи прекращения деятельности украинских детсадов (9).

Цифры свидетельствуют о негативной динамике, указывающей на сокращение преподавания украинского языка в учебных заведениях РМ. По убеждению украинских дипломатов в РМ, в известной мере этому могла бы противостоять активная позиция украинской общины в РМ, но она пока еще остается неконсолидированной.

Другим аспектом, который нуждается во внимании со стороны украинской власти, является процесс обучения выпускников приднестровских школ во ВУЗах Украины (по квоте).

Поскольку практически все они имеют гражданство Украины, то согласно действующему украинскому законодательству, они лишены возможности поступать по квоте министерства образования Украины, пользуясь статусом заграничных украинцев. Такое положение вынуждает их выходить из украинского гражданства и получать паспорта Молдовы или РФ.

В Посольстве сообщили, что они предлагали разработать проект специального постановления Кабмина относительно граждан Украины, которые постоянно проживают в Приднестровском регионе РМ, с целью предоставления им возможности вступления в ВУЗы Украины по квоте министерства образования Украины на льготных условиях (по аналогии, например, с предоставлением преимущественного права на зачисление в ВУЗы Украины лиц, которые проживают на территории населенного пункта со статусом горного). Однако этот вопрос и до сих пор остается открытым.

Посол С. Пирожков во время встречи выразил также обеспокоенность в связи с возможным сокращением численности украинской общины Молдовы, связанным с активной политикой Кишинева и Бухареста по увеличению выдачи румынских паспортов населению Молдовы.

Как отметил украинский дипломат, принятое недавно новое законодательство Румынии увеличило круг граждан Молдовы, которые могут получить румынские паспорта независимо от этнического происхождения.

В частности, под такую категорию попадают граждане, чьи предки, проживали на территории Бессарабии до 1940 года. При этом упразднена норма обязательного знания румынского языка.

Паспорт гражданина Румынии как страны-члена ЕС открывает новые перспективы для трудоустройства в странах Евросоюза. А это при нынешней экономической ситуации в Молдове является одним из приемлемых на бытовом уровне способов решения финансовых проблем в семье. При этом этническое происхождение и национальная идентичность для жителей Молдовы часто отходят на второй план.

Таким образом, оценивая сегодняшнюю ситуацию украинского меньшинства, можно сказать, что почти ничего не изменилось с того времени, когда к власти пришел Альянс за европейскую интеграцию. Из интервью активнейших членов украинских НПО Молдовы вытекает, что

члены украинской общины остаются достаточно пассивными и не проявляют большой заинтересованности в участии в политической жизни страны, гражданами которой они являются.

Одна из центральных улиц Комрата, столицы Гагаузии. С сайта travelro.files.wordpress.com

Мало того, эта община стареет, а единственная молодежная НПО «Согласие» в последнее время не осуществляла никакой деятельности.

Несколько настроенных антикоммунистически, проевропейски и продемократично лидеров молдавских украинцев, которые ожидали быстрых изменений к лучшему в связи с окончанием коммунистического правления, выразили разочарование недостаточностью таких изменений, а также конкретных перспектив политической и социальной интеграции, которые должны были бы быть задачей этнической политики новой власти.

Эти впечатления подтвердили работники Посольства Украины в Кишиневе на встрече с украинскими экспертами во время посещения последними Молдовы в рамках исследовательской поездки. Кроме того, хотя некоторые из интервьюированных отметили, что по крайней мере один из украинских дипломатов из Посольства искренне заинтересован в поддержке более активного участия украинской общины в политической и социальной жизни РМ, в целом, такая поддержка ограничивается скромным финансированием некоторых культурных мероприятий и организационной помощью в их проведении.

Отдельной проблемой является практически полное отсутствие или очень низкий уровень контактов между украинцами, которые проживают на правом берегу реки Днестр (то есть собственно в Республике Молдова), и теми, которые живут на левом берегу, в сепаратистской Приднестровской Молдавской Республике

(формально – Приднестровском регионе Республики Молдова, который часто называют просто Приднестровьем). Представители украинской общины Республики Молдова иногда жалуются, что Посольство уделяет украинцам Приднестровья намного больше внимания, чем украинцам правобережной Молдовы.

В целом, украинская община Молдовы не имеет четкой позиции, которая выделяла бы ее как наибольшее этническое меньшинство, что должно было бы создавать возможности влияния на ситуацию, в частности, относительно культуры и образования.

Украинцы Молдовы остаются похожими на членов других меньшинств – в частности, относительно политических взглядов и предпочтений, которые не совпадают с позициями титульного этноса. Это впечатление было подтверждено г. Послом, который отметил также отсутствие единства внутри сообщества и лидеров, способных координировать деятельность разных организаций.

Еще один негативный аспект заключается в том, что после последних выборов в парламент украинское общество больше не имеет своего представителя в высшем законодательном органе Молдовы.

По словам г. Посла, есть шанс, что представитель от этнических украинцев будет внесен в список депутатов от Демократической партии. По крайней мере, такое обещание дал ее лидер Мариан Лупу. Однако, дипломат заметил, что украинское сообщество теперь не в состоянии решать, кто именно мог бы быть кандидатом, способным представить интересы всего сообщества.

Этнические русские (201 218 человек по данным переписи-2004) составляют 5,95% всего населения Молдовы.

Немотря на то, что русское меньшинство – только третья по численности этническая группа, ее четкие политические, языковые и культурные предпочтения представляют, по-видимому, главный вызов для нового молдавского правительства и провозглашенного им курса на евроинтеграцию.

Мэрия столицы Гагаузии – города Комрат, из сайта travelro.files.wordpress.com

Больше всего членов этой группы назвали русский своим родным языком (97,2% согласно переписи 2004 года); они также отметили среди прочего, что большинство новостей и другой информации, особенно по ТВ, они получают из России. Это, конечно, существенно влияет на общественное мнение в их среде.

Некоторые неосмотрительные политические шаги новой власти усиливают напряжение и углубляют раскол между этим меньшинством и мейнстримом.

Как наиболее красноречивый пример, можно вспомнить недавнее решение и.о. Президента Михая Гимпу, который издал 24 июня контраверсийний указ о провозглашении 28 июня «Днем советской оккупации» (10).

Хотя этот Указ не затрагивал вопрос о тогдашней принадлежности этой земли Румынии, а сосредотачивался на обвинении преступлений советского режима, заключительная его статья содержала призыв к России «как к правопреемнику Советского Союза вывести свои войска из территории Молдовы без дополнительных условий, срочно и открыто».

Эта инициатива вызывала гневную и громкую реакцию России: уже на следующий день российский министр иностранных дел заявил, что Указ апеллирует к «псевдо-истории» и является шагом, направленным против российско-молдавского партнерства и собственных национальных интересов Молдовы.

Назвав Указ «кощунственным», министр иностранных дел предрек, что он может вызывать беспорядок и конфронтацию в молдавском полиэтничном обществе. Другие партнеры во властной коалиции АЕИ, похоже, были напуганы такой реакцией разъяренного российского правительства и не поддержали эту инициативу (в частности, особенно остро критиковал ее лидер Демократической партии Мариан Лупу).

Легко представить, что такой шаг и мгновенная российская реакция отвернут от АЕИ часть населения, традиционно тяготеющую в Россию, тем самым уменьшая шансы Альянса на убедительную победу на будущих выборах. Мало того, через неделю после выхода Указа Коммунистическая партия официально обжаловала его в Конституционном суде, и он был отменен. Но этой акции, явно нацеленной на успокоение оппонентов, показалось не достаточно, и

российская сторона прибегла, кроме политических заявлений, к таким «реваншистским» мероприятиям как введение второго (после 2006 года) запрета на импорт молдавских вин

заявляя об их низком качестве и содержании в них вредных веществ. Поскольку российский рынок, хотя и постоянно уменьшая свою долю за последние годы, все еще потребляет 48% вин, экспортируемых из Молдовы, последствия этого запрета могут быть губительными для легкоуязвимой молдавской экономики, что, в свою очередь, может негативно повлиять на настроении существенной части избирателей на приближающихся выборах.

Этот пример также служит иллюстрацией российской настойчивости в принуждении всех своих прежних вассалов трактовать важные исторические события (и, по-видимому, всю историю ХХ века) полностью согласованным или, по крайней мере, тесно скоординированным образом, который отражал бы основные кремлевские взгляды.

Аналогичные проблемы в Украине вылились в отказ последней от ее естественного права на собственное изучение и интерпретацию своей истории; трудно сказать, какие преимущества получила Украина, и получила ли вообще, за эти и другие многочисленные уступки, сделанные ее новым правительством.

Рома в Республике Молдова, как и во многих других странах Восточной и Центральной Европы, традиционно является слабо интегрированным, а также социально маргинализированным и «заклейменным» меньшинством.

Согласно переписи 2004 года (без учета Приднестровского региона) население рома в Молдове составляло 12 271 человек, хотя разные источники и оценки дают цифры от 20 до 250 тысяч. Наиболее «реалистичные» подсчеты оценивают численность рома в промежутке между 12 000 и 27 000 (11).

Здание Народного собрания Гагаузии в городе Комрат, сз сайта travelro.files.wordpress.com

На протяжении всего периода существования РМ наибольшим, что сделало для них любое из правительств, были попытки хоть как-то улучшить их крайне плохое социально-экономическое и образовательное положение, демонстрируя время от времени уважение и любопытство к ромской культуре путем поддержки тех или других певческих и танцевальных акций или действ.

Сегодня ситуация не очень изменилась, и рома остаются политически и социально наиболее пассивным меньшинством.

Его члены откровенно избегают «быть вовлеченными в политику», и часто отказываются даже говорить на эту тему. Ассоциация «Породжан», которая представляет это меньшинство, прилагает некоторые усилия, чтобы установить связи между молдавскими рома и более широкими международными движениями и организациями, которые занимаются европейскими рома; однако сайт этой НПО содержит информацию только на румынском языке, без каких бы то ни было, хотя бы коротких, сведений на русском или английском, не говоря уже об их родном языке. Это существенно ограничивает влиятельность этого, потенциально ценного Интернет-ресурса.

Гагаузы. Поскольку ситуация с Гагаузией является, бесспорно, уникальной не только для Молдовы, но и для всего региона, на ней стоит остановиться подробнее.

Гагаузский народ, который проживает компактно в южной части Молдовы, составлял, согласно переписи 1989 года, 153 000 человек. В отличие от других меньшинств, перепись 2004 года показала увеличение количества гагаузов на 0,4%. В настоящее время они составляют 4,4% от всего населения РМ.

Гагаузы являются единственной тюркоязычной (и, вероятно, тюркского происхождения) группой, члены которой являются православными христианами.

Тяжелый исторический опыт последних веков сделал их сторонниками Российской империи, Советского Союза, и, в конечном итоге, сегодняшней России – каждую из них гагаузы воспринимали как такую, которая защищает их от преследований со стороны других народов и держав или империй (особенно Оттоманской империи).

Эти обстоятельства также имели значительное влияние на лингвистические предпочтения гагаузов: хотя подавляющее большинство из них называет гагаузский своим родным языком, многие указали русский как язык повседневного общения.

В то же время, согласно переписи 2004 года, лишь 1,9% гагаузов назвали языком своего повседневного общения молдавский; перепись 1989 года засвидетельствовала, что лишь 4,4% гагаузов могут общаться на молдавском. Эти красноречивые цифры свидетельствуют о «лингвистической ассимиляции» гагаузов не в молдавский «мейнстрим», а скорее, в широком смысле слова, в «русскоязычный мир».

Учитывая вышесказанное, неудивительно, что в августе в 1990 года несколько районов южной Молдовы провозгласили создание Гагаузской Советской Социалистической Республики, и что на референдуме в декабре 1991 около 95% гагаузских избирателей поддержали независимость Гагаузии.

Регион бойкотировал выборы Президента Молдовы 1991 года; вместо того там были проведены сепаратистские местные выборы. Лидер гагаузского сепаратистского движения Стефан Топал получил свыше 90% голосов и стал «президентом» непризнанной Гагаузской Республики. В то время противостояние с центральным правительством Молдовы вполне могло привести к жестокому вооруженному конфликту, особенно ввиду того, что гагаузские сепаратисты тогда получали всевозможную поддержку от руководства Приднестровской Республики.

Оба движения неистово боролись с «молдавско-румынским национализмом» и были мощно ориентированы на СССР, а позже – на Россию. И гагаузский, и приднестровский лидеры выразили полную поддержку попытке путча в августе 1991 года.

Однако, в отличие от последующего развития событий в Приднестровье, эскалация напряжения между гагаузским меньшинством и центральной властью Молдовы в начале 90-х не привела к прямому вооруженному конфликту и/или установлению де- факто независимой Гагаузской Республики.

Здание университета в Комрате, Гагаузия, с сайта travelro.files.wordpress.com

После парламентских выборов 1994 г. новосформированное коалиционное правительство, которое состояло из представителей антиюнионистской Демократической Аграрной Партии и Социалистической Партии, попробовало развеять страхи объединения с Румынией и таким образом успокоить две сепаратистских республики. В июле 1994 г. была утверждена новая Конституция Республики Молдова, ст. 111 которой провозглашала автономию Приднестровского и Гагаузского регионов. Попытка вернуть Приднестровье, которое уже твердо стало на путь сепаратизма, не удалась, тогда как

с Гагаузией удалось добиться последующей деэскалации напряжения благодаря «Закону об особом юридическом статусе Гагаузии» (на гагаузском языке: Гагауз-Ери).

Данный закон парламент Республики Молдова утвердил 23 декабря 1994 г. Новая формация, основанная в 1995 г., имеет собственную законодательную и исполнительную власть и три официальных языка: гагаузский, русский и молдавский/румынский.

Такой шаг был очень одобрительно воспринят Турцией, которая пообещала инвестиции и помощь в развитии южным регионам Молдовы, и очень неодобрительно – Румынией.

В известной степени, его поддержал и Совет Европы, хотя ранее в том же году на своем специальном заседании соглашение, переговоры относительно которого велись, СЕ подверг критике как предоставляющее региону слишком много автономии (12).

Нужно также подчеркнуть, что границы региона были определены через демократическую процедуру, а именно – путем проведения местного референдума,

на котором жители поселков со смешанным населением (менее 50% гагаузского населения) голосовали за вхождение в состав автономии.

Согласно данным 2006 года, этнический состав Гагауз-Ери таков: 82,0% гагаузов, 7,8% молдаван, 4,8% болгар, 2,4% русских и 2,3% украинцев (13).

В конце концов, уникальный случай создания «национально-территориальной единицы» (Гагауз-Ери или Гагаузии) в унитарном государстве следует считать успехом, поскольку удалось преодолеть сепаратистские тенденции и избежать сепаратистского конфликта.

Однако, хотя прямой угрозы новой вспышки гагаузского сепаратизма больше нет автономия остается наименее интегрированным регионом Молдовы. Ее обитатели кардинально отличаются от «мейнстрима» по идеологическим и политическим предпочтениям и ориентациям.

Этот вывод базируется на результатах ряда социологических исследований. Например, опрос World Values в 1995 году показал, что гагаузы оценивают советскую систему намного благосклоннее жителей других регионов Молдовы (без учета Приднестровья, где опрос не проводили). 80% респондентов в Гагауз-Ери положительно оценили коммунистические политические системы, тогда как в других регионах Молдовы этот показатель составил лишь 41%.

Опрос Laitin/Hough в 1998 году показал, что 72% гагаузов жалеют о распаде Советского Союза, и только 19% оценивают распад  СССР как позитивное явление. Это очень похоже на аналогичные показатели в Приднестровье, где 74% оценили распад СССР как негативное событие, и 15% – как позитивное (14). Также стоит вспомнить, что на парламентских выборах 1998 и 2001годов. 90% избирателей из Гагауз-Ери голосовали за коммунистов.

Все эти факторы в комплексе составляют серьезный вызов для новой молдавской власти, которая должна действовать в отношении Гагауз-Ери таким образом, чтобы избежать новой волны конфронтации, которую, как можно допустить, может вызывать политический курс АЕИ, который здесь воспринимают в большей степени как прорумынский и антироссийский, чем как проевропейский.

Одна из улочек столицы Гагаузии – Комрата, с сайта travelro.files.wordpress.com

Впрочем, перспективы успешного сотрудничества центральной власти и руководства автономии выглядели не так уж и плохо, учитывая отношения между коммунистической властью Воронина и лидерами Гагауз-Ери.

Но эти отношения были серьезно испорчены с 2005 года. В частности, Воронин и его окружение на личном уровне крайне негативно относились к Михаилу Формузалу, башкану (губернатору) Гагаузии. Это приводило к достаточно жестким обвинениям и преследованиям М. Формузала и его партнеров и союзников. И в самом деле, вскоре после образования нового правительства Формузал (который по статусу является членом центрального правительства) сделал несколько заявлений, которые содержали намеки на его позитивное отношение к Европе и европейским ценностям, – конечно, если не возникает угрозы ухудшения отношений с Россией.

С одной стороны, гагаузские руководители были встревожены уж слишком прорумынской риторикой и некоторыми шагами новой молдавской власти; также они были разочарованы неудачей попыток внести в молдавское законодательство изменения, которые бы увеличивали полномочия автономии. С другой стороны, до недавнего времени они не прибегали к откровенно враждебным действиям, очевидно возлагая надежды на последующие переговоры с центральной властью.

Ситуация кардинально изменилась после того, как и.о. Президента Молдовы Михай Гимпу объявил 28 июня «Днем советской оккупации» (см. выше). Этот указ мгновенно вызывал вспышку бурной негативной реакции в Гагаузии, что фактически перечеркнуло все предыдущие попытки сделать более привлекательными для местного населения членов Альянса – центристские и правые партии – перед приближением общенациональных и местных выборов.

Указ был осужден в заявлениях как Народной ассамблеи (местного парламента), так и исполнительной власти Гагауз-Ери. В этих заявлениях указ был назван провокацией, которая разделяет молдавское общество и ставит под угрозу само существование независимой Молдовы. И в самом деле, кроме Гагауз-Ери, ряд других районов Молдовы, в частности Бельцы, проявили признаки гражданских волнений и неповиновения.

Депутаты Народной ассамблеи Гагаузии, запретив местным администрациям выполнять президентский указ, приняли решение провозгласить 28 июня «Днем освобождения от румынской оккупации».

Хуже того, возмущенное руководство автономии призвало ее жителей бойкотировать национальный референдум 5 сентября 2010 года, на котором предусматривалось изменить ст. 78 Конституции относительно процедуры выборов Президента Молдовы.

В действительности гагаузы, как и остальное молдавское население, поддерживали идею прямых всенародных выборов Президента (вместо нынешней нормы, которая требует голосов двух третей депутатов парламента). Однако возмущение, вызванное Указом и некоторыми другими шагами АЕИ, привело к мощному и резкому усилению недоверия и отчуждения. Даже причины и аргументы, которые приводились для объяснения призыва бойкотировать референдум, отражали опасения, что изменение одной из статей Конституции может повлечь за собой другие изменения, которые, мол, могут привести к сужению полномочий или вообще к отмене гагаузской автономии.

Такое неблагоприятное развитие событий красноречиво свидетельствует, что определенные политические решения, даже хорошо мотивированные и последовательные, в рамках соответствующей (антикоммунистической) идеологии могут иметь крайне негативные последствия из-за усиления уже имеющихся противостояний в разделенном обществе.

Безусловно, нужно было принять во внимание, что события 1940 года являются в действительности темой, которая очень разделяет общество: если прорумынски настроенные молдаване расценивают их как «оккупацию», то другие считают Красную Армию «освободительницей от фашизма».

В этих условиях очень много зависит от выбора надлежащего времени и обстоятельств для таких решительных шагов; в любом случае кажется очевидным, что им должна предшествовать общенациональная, хорошо подготовленная и тщательным образом продуманная информационная кампания.

Исходя из недавнего украинского опыта, все вышесказанное полностью касается экс-президента Ющенко, чьи очень похожие ошибки, к сожалению, не были учтены нынешним и.о. Президента Молдовы.

Продолжение следует

(7) Один из чувствительных вопросов, которые возникли во время проведения переписи населения и обработки ее результатов, заключается в том, сколько именно молдаван  в действительности считают себя этническими румынами. Более детально см. в издании: Interethnic Relations, Minority Rights and Security Concerns: A Four-Country Perspective (Ukraine - Moldova - Romania - Hungary) /ed. N.Belitser, S.Gerasymchuk. - Kyiv, 2008.

(8) По информации Посольства Украины в РМ, в составе молдавского 101-мандатного парламента до 2005 года было 17 этнических украинцев, в следующем созыве их осталось 11. Теперь в молдавском парламенте нет представителей украинской общины.

(9) По информации Посольства Украины в РМ, в Кишиневе в 2010 году прекратило существование украиноязычное дошкольное детское учреждение «Калина»

(10) 28 июня 1940 г., в соответствии с соглашением, заключенным с тогдашней нацистской Германией, Красная Армия захватила восточные провинции Румынии, включая территорию, которую в настоящий момент занимает Республика Молдова.

(11) www.porojan.md

(12) Moldovan concessions to Gagauz deemed excessive. RFE/RL Daily Report no. 127, 7 июля 1994.

(13) См. Ethnic composition of the Republic of Moldova, 2006, http://www.statistica.md/recensamint/Nationalitatea_de_baza.xls

(14) См. Small Nations but Great Differences: Political Orientations and Cultures of the Crimean Tatars and the Gagauz by IVAN KATCHANOVSKI. EUROPE-ASIA STUDIES, Vol. 57, No. 6, September 2005, pp.877-894

*     *     *

Ноябрь 2010 г.

Авторы:

Наталия Белицер, Институт демократии им. Пилипа Орлика

Маркиян Билинский, Институт демократии имени Пилипа Орлика

Александр Богомолов, Центр ближневосточных исследований

Ярослав Довгопол, Украинский независимый центр политических исследований

 

ИДПО выражает благодарность:

Вольфганг Бегрендт (Wolfgang Behrendt), заместитель председателя делегации ЕС к Республике Молдова;

Денис Ченуша (Denis Cenusa), независимый эксперт;

Валентина Дерменжи (Valentina Dermengi), председатель Лиги женщин Гагаузии;

Михай Гимпу (Mihai Ghimpu), и.о. Президента Республики Молдова и Председатель парламента Молдовы;

Михай Годя (Mihai Godea), первый вице-председатель Либерально-демократической партии Молдовы;

Ольга Гончарова (Olga Goncharova), бывший председатель Департамента по делам национальных меньшинств;

Бйорн Галварссон (Bjorn Halvarsson), политический советник Специального Посла ЕС в РМ;

Ана Гарламенко (Ana Harlamenko), Председатель парламента Гагауз-Ери;

Влад Лупан (Vlad Lupan), советник и.о. Президента Молдовы;

Мариан Лупу (Marian Lupu), председатель Демократической партии;

Ион Маноле (Ion Manole), президент PROMO-Lex;

Сорин Мереакре (Sorin Mereacre), директор молдавского отделения фонда «Евразия»;

Оазу Нантой (Oazu Nantoi), член парламента от Демократической партии;

Сергей Несовчен (Sergey Niecovchen), НГО «Контакт»;

Виктор Осипов (Victor Osipov), заместитель премьер-министра по вопросам реинтеграции;

Сергей Пирожков (Serhiy Pyrozhkov), Посол Украины в Республике Молдова;

Нику Попеску (Nicu Popescu), советник премьер-министра и министра иностранных дел и европейской интеграции по вопросам внешней политики;

Андрей Попов (Andrei Popov), заместитель министра иностранных дел;

Ирина Северин (Irina Severin), независимый эксперт;

Константин Шаригинс (Konstantin Sharygins), Кишиневский офис Миссии Европейского Союза по пограничной помощи Молдове и Украине (EUBAM);

Василе Сова (Vasile Sova), член парламента Молдовы от Коммунистической партии;

Ион Стевиле (Ion Stavila), Посол Республики Молдова в Украине;

Стефан Уриту (Stefan Uritu), советник и.о. Президента Республики Молдова;

Раду Врабие (Radu Vrabie), Ассоциация внешней политики.

Координатор проекта и главный редактор: Наталия Белицер

© Институт демократии им. Пилипа Орлика, 2010

Этот отчет подготовлен Институтом демократии им. Филиппа Орлика (ИДПО) в рамках деятельности Рабочей группы гражданского общества «Украина — Молдова» при поддержке проекта «Объединяемся ради реформ» (UNITER), который финансируется Агентством США по международному развития (USAID) и выполняется независимой международной неприбыльной корпорацией Pact.

Создание этого информационного продукта стало возможным благодаря щедрой поддержке американского народа через Агентство США по международному развитию (USAID).

Содержание этого исследования является исключительной ответственностью ИДПО и не обязательно отображает взгляды USAID, Pact. Inc. или правительства Соединенных Штатов.

Запрещено воссоздание или использование любой части этого исследования в любой форме, включительно в графической и электронной, а также его копирование или другое применение без надлежащей ссылки на источник.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд