Генконсул Украины Богдан Яременко: «Стамбул - не то место, где можно работать пассивно» / Эксклюзив BSN / Часть 1


Вид на Босфор и бухту Золотой Рог, фото с борта самолета Алексея Соловьева, BSNews

Андрей КЛИМЕНКО, главный редактор BlackSeaNews
Татьяна ГУЧАКОВА, руководитель проекта BlackSeaNews

Наша беседа с Генеральным консулом Украины в Стамбуле Богданом Васильевичем ЯРЕМЕНКО, официальным представителем нашей страны в Организации Черноморского экономического сотрудничества, состоявшаяся в его кабинете 5 марта т.г., была, – как любое интервью с опытным дипломатом, – многослойной. 

Сказано немало интересного, и еще больше, – и где их этому учат :) – можно прочесть между строк, додумать, представить...

А поскольку говорить о Стамбуле и делах стамбульских невозможно и даже бессмысленно без представления об особом стамбульском контексте, мы решили сопроводить это интервью, которое выйдет в нескольких частях,  соответствующим видеорядом.

Большинство снимков Стамбула сделаны нами в период с 3 по 7 марта 2012 года.

Генеральный консул Богдан Яременко (слева) и главный редактор BSNews Клименко. Фото Татьяны Гучаковой, BSNews

– Богдан Васильевич, мы знаем, что функции Генерального консульства Украины в Стамбуле шире, чем у обычного консульского учреждения. Давайте с этого и начнем. Расскажите –  как это выглядит в жизни?

– Указом Президента Украины от 2 июня 2010 года я назначен Представителем Украины при Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). 1 июня был назначен Генеральным консулом, а 2-го, уже в качестве Генерального консула – представителем. То есть, функции представлять Украину в ОЧЭС официально возложены на меня как на Генерального консула. И, соответственно, учреждение, которое я возглавляю, выполняет функцию представительства при ОЧЭС.

Что касается меня, то в моих полномочиях все просто и прозрачно – указ Президента обязывает меня от имени Украины осуществлять все функции: представлять ее на заседаниях основных органов ОЧЭС, осуществлять постоянное взаимодействие с ее постоянным секретариатом, принимать участие в заседаниях, форумах, готовить аналитические материалы и т.д.

Справка BSNews:

Организация Черноморского экономического сотрудничества (англ. Organization of the Black Sea Economic Cooperation – BSEC) – объединение 12 стран Черноморского региона (Азербайджан, Албания, Болгария, Армения, Греция, Грузия, Молдова, Россия, Румыния, Сербия, Турция, Украина). С 1992 до 1998 называлась просто «Черноморское экономическое сотрудничество» – ЧЭС, эта аббревиатура так и закрепилась в средствах массовой информации.

В ОЧЭС есть совет высших должностных лиц, периодически собираются президенты, премьер-министры и министры иностранных дел, есть исполнительный орган – Постоянный международный секретариат в Стамбуле. Существует Парламентская Ассамблея ЧЭС (ПАЧЭС). Штаб-квартира организации расположена в Стамбуле.

В 1990 президент Турции Тургут Озал выступил с инициативой создания «Черноморской зоны процветания и сотрудничества» при участии СССР, Турции, Румынии и Болгарии. В 1992 г. подписан первый документ об образовании этой организации — Стамбульская декларация 1992 г. «О Черноморском экономическом сотрудничестве», который подписали Россия, Турция и Украина, Армения, Грузия, Азербайджан, Молдова, Румыния, Греция, Болгария и Албания.

Работа по созданию Черноморского банка торговли и развития (ЧБТР) началась в 1995, соглашение о создании ЧБТР, подписанное и ратифицированное всеми участниками, вступило в силу 24 января 1997. Банк начал работать с 1999.

Стратегия развития нового объединения разрабатывалась в ходе саммитов, которые проходили в Бухаресте (1995), Москве (1996) и Ялте (1998). В Ялте состоялось официальное закрепление термина «Организация» и был подписан Устав ОЧЭС, после чего она получила статус международной региональной организации.

Условно выделяются четыре компонента организационной структуры ОЧЭС: 1) правительственный (саммиты и сессии Совета министров иностранных дел); 2) предпринимательский (Деловой совет ЧЭС — орган координации предпринимательских инициатив); 3) финансовый (Черноморский банк торговли и развития); 4) академический (формируется единственная региональная академическая сеть государств Черноморского бассейна, которую предусматривается интегрировать с аналогичными европейскими сетями).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Что же касается консульства, то в этом плане Стамбул достаточно уникальный город…

Золотой треугольник Стамбула. Слева направо: Топкапы, Св. София, мечеть Султан Ахмед. Фото Алексея Соловьева,  BSNews 

Вот в чем особенности. Существует международная правовая база – в частности, Венская конвенция о консульских cношениях. Она в общем-то не предусматривает – или, скажем так, предусматривает только в исключительных случаях – выполнение консульскими учреждениями дипломатических функций.

Но в случае ОЧЭС речь идет не только о Генеральном консульстве Украины в Стамбуле, а также о генеральных консульствах других стран, которые тоже выполняют функцию представительств своих стран при ОЧЭС. Это все наши коллеги из стран-членов, за редким исключением. Здесь, в Стамбуле, нет, пожалуй, только генерального консульства Албании – страна представлена в ОЧЭС дипломатами, которые приезжают то ли из посольства, то ли из самой страны. Ну и нет генерального консульства Армении, поскольку между Арменией и Турцией нет дипломатических отношений.  

Кроме того, у консульства в Стамбуле есть еще интересный и, скажем так, необычный сегмент деятельности, тоже выходящий за рамки обычных консульских функций – он шире, чем просто ОЧЭС. 

Дело в том, что в Стамбуле действует еще и организация по борьбе с загрязнениями Черного моря, с которой мы также поддерживаем рабочие отношения. В Стамбуле представлены региональные офисы многих международных организаций – например, по вопросам миграции, транспорта и т.д.

Совершенно уникальное явление и, скажем, уникальная функция нашего генконсульства – это поддержание отношений со Вселенским патриархатом.

Поэтому здесь, в Стамбуле, у нас есть достаточно много функций, которые выходят далеко за рамки привычной консульской работы. Ну а учитывая, что представитель Украины при ОЧЭС назначен Президентом, то, конечно, сотрудничество с международными организациями и институциями в Стамбуле – это приоритетное направление работы.

Генеральный консул Богдан Яременко (слева) и главный редактор BSNews Клименко. Фото Татьяны Гучаковой, BSNews

– Мы имели возможность почувствовать на себе беспрецедентно внимательное отношение к помощи в наших редакционных делах в Стамбуле со стороны дипломатов консульства. И ощутили при этом, что ваши дипломаты с интересом и энтузиазмом относятся к своей работе…

– У нас, правда, очень хороший коллектив. В Киеве прекрасно понимают своеобразие работы в Стамбуле, поэтому наше Генконсульство в кадровом плане укомплектовано наилучшим образом. Количество сотрудников, дипломатов, работающих здесь, я думаю, больше, чем даже в большинстве посольств Украины. Среди генконсульств оно точно самое большое…

Естественно, есть полное понимание со стороны и министра иностранных дел, и министерства в целом, – понимание, что здесь работа выходит за рамки только обычных технических или, скажем, консульско-правовых вопросов.

Для меня очевидно, что Стамбул – это не то место, где можно позволить себе работать пассивно. Мне очень повезло, что со мной работают, во-первых, действительно профессиональные люди, во-вторых, энтузиасты своего дела, в-третьих, люди опытные.

У нас есть, к примеру, люди, которые пришли в дипломатию из бизнеса и сегодня выполняют разные функции, связанные с развитием деловых и культурных связей. А вот, скажем, ваш земляк Руслан Деремедведь – консул по экономическим вопросам – был заместителем в Представительстве МИДа в Крыму. Это нам помогает в контактах с крымскотатарскими организациями в Стамбуле и с правительством Крыма. Возможно, это одна из причин, почему с крымскими властями у нас сложились наиболее тесные отношения, если сравнивать с другими регионами. И хотя у нас прекрасные отношения и с Херсонской областью, и с Одесской, и с Киевом, и с некоторыми другими регионами Украины, тем не менее, наверное, самые тесные – именно с Крымом.

На самом деле я не вижу в этом энтузиазме наших сотрудников ничего необычного – любое дипломатическое учреждение должно работать именно так. И для нас очень важно, что мы время от времени получаем приятные отзывы не только от учреждений, журналистов, но и от граждан, которым нам удается помогать.

– В вашей биографической справке на сайте написано, что вы работали и в Соединенных Штатах, и в Эдинбурге, в Великобритании. В чем главное отличие Стамбула от американской и от британской атмосферы?

– Прошу прощения, если мой ответ покажется вам резковатым. Я бы разбил его на две части. Сравнивать Турцию с Британией или с Америкой просто нет смысла – это разные страны, разные цивилизации, разная история, разная ментальность, разное правовое поле…

Гранд-базар в Стамбуле, март 2012, фото Андрея Клименко, BSNews

Что касается техники работы – то, скажем, Нью-Йорк и Стамбул совершенно сопоставимы. Это два огромных города, два мегаполиса. Нью-Йорк давно имеет репутацию всемирного центра, а Стамбул – крупного регионального центра, но еще и очень хорошие амбиции превратиться в мировой центр, подкрепленные в последние годы активной работой. В этом смысле те факторы, которые определяют количество работы, ее сложность, – вполне позволяют сопоставить Нью-Йорк и Стамбул.

Эдинбург – это несколько другое… Это, как бы там ни было, региональный центр для Британии. Он, может быть, имеет большее значение с точки зрения развития общеевропейских культурных процессов – это место проведения известных в Европе фестивалей: театрального, военных духовых оркестров и некоторых других.

Ну а страны, конечно…, каждая своеобразна и каждая по-своему интересна и уникальна. Стамбул – это тюркская культура и цивилизация, это уникальное и самодостаточное явление.

– Мы в конце января – феврале этого года подробно писали о печальных событиях в черноморском турецком городе Эрегли, когда утонул сухогруз «Vera» и погибли украинские моряки и один грузинский… Это были самые штормовые дни прошедшей зимы…

– Да, в то же самое время терпели бедствие и еще целый ряд турецких и других судов в Азовском море – мы занимались и этими вопросами тоже…

– Насколько можно было судить по прессе, мы поразились тому, как активно береговые службы Турции работали в непогоду. И поисковые работы по судну «Vera» возобновились, едва чуть ослабли сильные шторма… Как мы понимаем, консульству тоже приходилось этим заниматься?

– Консульство осуществляет контакты с органами местной и центральной власти в Турции строго по региональному принципу. Есть определенный и согласованный двумя странами так называемый консульский округ. Эрегли – это провинция Зонгулдак. Она входит в консульский округ консульского отдела Посольства Украины в Турции – в Анкаре. Поэтому все первые контакты, – когда ситуация носила экстренный характер и только-только разворачивалась, – эта работа была сделана нашими коллегами из Анкары.

Мы подключились несколько позже и вынуждены были задействовать механизмы межгосударственных дипломатических каналов, чтобы согласовать выполнение сотрудниками нашего консульства определенных консульских функций в провинции Зонгулдак. Это было связано с сопровождением родственников погибших и пропавших без вести.

Дело в том, что мы имеем право свободно передвигаться по всей стране, но если речь заходит об официальных контактах, о запросах и т.д., то здесь нужно согласовать с турецкой стороной – что консульское учреждение, которое работает в одном регионе, будет выполнять какие-то функции в ином. Это все было сделано, и мы подключились в этом достаточно эмоциональном и сложном процессе, старались помочь, потому что, естественно, можно понять семьи – очень тяжело смириться с тем, что тело моряка не найдено…

Генеральный консул Богдан Яременко (слева) и главный редактор BSNews Клименко. Фото Татьяны Гучаковой, BSNews

– А то, что вы сказали о моряках в Азовском море – вы имели в виду турецкие суда?

– Да, к нам обращались турецкие судовладельцы с просьбой сделать все возможное для освобождения из ледового плена их судов. Было два случая, когда, по оценкам капитанов этих судов, было совершенно бедственное положение и запрашивалась экстренная помощь. Мы выступали как звено, связующее турецкого судовладельца с МЧС и другими службами Украины, которые могли бы оказать ту помощь, которая требовалась.

– Скажите, сложные, эмоциональные, печальные ситуации – как часто они встречаются вообще в работе консульской службы?

– Ну, это жизнь… У нас с Турцией вообще идет очень активный человеческий обмен. Более полумиллиона, а точнее – около 600 тысяч граждан Украины, въезжает сюда каждый год. Граждан Турции посещает Украину поменьше, но тоже много – где-то около 150 тысяч в год.

Мы имеем большое количество смешанных браков – речь идет о тысячах, если не о десятках тысяч, в основном – гражданок Украины. Хотя есть и мужчины, граждане Украины, которые женятся на гражданках Турции и приезжают сюда. Естественно, есть и обратный процесс, гораздо менее выраженный в количественном плане, но он есть – когда турки и турчанки отправляются жить в Украину. Но, в основном, наши гражданки едут сюда к своим мужьям.

У причалов паромов, направляющихся через Босфор, бухта Золотой Рог, Стамбул, март 2012, фото Андрея Клименко, BSNews

Плюс активный бизнес. Плюс Стамбул – это транзитный авиационный «хаб». Турецкие авиалинии проводят активную политику, перехватывают транзитные потоки. И мы наблюдаем такое: если, скажем, некоторые направления – Африка, юг, восток – выглядят совершенно логично из Украины через Стамбул, то в последнее время все больше и больше увеличивается поток через Стамбул в Америку, в Европу…

Это и определяет количество проблем. Люди есть люди… Возникают совершенно жизненные ситуации – потеря документов, самолет не прилетел, еще какие-то сложности. Некоторых ситуаций можно избежать, но они все равно случаются – проблемы в семьях, какие-то проблемы с документами. Ну и, несмотря на то, что люди, например, выезжают жить в Турцию, у них все равно со своей родиной остается масса юридических, хозяйственных, бытовых связей, какая-то недвижимость и т.п.

И, естественно, учреждение, которое может помочь в решении каких-то вопросов – это консульство.

Есть такая поговорка, что в церковь идут только с проблемой. То есть, когда проблемы уже есть, люди вспоминают о Боге. Не путая ни в коем случае консульство и церковь, замечу, что принцип тот же – к нам идут тогда, когда есть проблемы. 

И понятно – когда есть проблема, люди более эмоционально возбуждены, случаются ситуации достаточно сильных эмоциональных потрясений, бывают и смерти, и другие трагические и драматические ситуации.

Вы знаете, эмоционально было достаточно сложно работать с людьми, которые возвращались из Ливии – которых эвакуировали оттуда в прошлом году. Это было тоже одно из направлений нашей работы – оказание содействия в эвакуации, что, кстати, было очень позитивно оценено МИДом Украины.

– А украинцы из Ливии больше летели через Стамбул или чаще возвращались морем…?

– Больше – эвакуировались на турецких судах в Измир или другие порты на Средиземном море. Дальше автобусами нужно было доставить их до Стамбула, а потом – обеспечить их отправку в Украину. Это, как правило, уже делалось авиационным транспортом, поскольку морской путь достаточно длинный и сложный, а люди и так были в большинстве своем истощены.

Пассажирские причалы в бухте Золотой Рог. Стамбул, март 2012, фото Андрея Клименко, BSNews

…Есть, кроме того, ситуации, когда обращаются граждане, обманутые теми, кто нанял их на работу. Порой возникают какие-то семейные неурядицы и конфликты. То есть, все это – совершенно обычные вещи, но они обостряются за рубежом, там, где человек иногда чувствует себя брошенным: ему некуда обратиться, он живет в обществе, которое для него все равно остается чужим.

– Еще одно уточнение по морской теме… Как часто встречаются ситуации, когда консульству приходится участвовать в решении проблем, связанных с моряками?

– Постоянно и регулярно – это одно из сложных направлений нашей работы…

– Недавно были какие-то проблемы с нашими экипажами судов, которые голодали, были проблемы с выплатой зарплаты…

– Уже в этом году у нас было два случая, которые получили резонанс – о них сообщалось в прессе. В январе мы окончили очень длительный и сложный процесс репатриации в Украину членов экипажа теплохода «Немо», на котором был трудовой конфликт. Судно было брошено. Экипаж пытался отстоять свое право на зарплату. В достаточно тяжелой ситуации они находились на рейде на судне практически целый год.

(Прим. BSNews: подробнее читайте:  05.01.2012 - Семь украинских моряков в турецкой тюрьме объявили голодовку;  06.01.2012 - Украинские моряки судна «Немо» получат визы и вскоре вернутся домой)

Вторая ситуация была буквально неделю назад. Несколько граждан Украины в составе многонационального экипажа были втянуты в трудовой конфликт, который обострился. На определенном этапе была задействована полиция. Судовладелец обвинил весь экипаж в захвате судна.

Но, тем не менее, даже в этом случае нам удалось на протяжении нескольких часов всех граждан Украины освободить и отправить в Украину.

В Мраморном море ежедневно ожидают разрешение на проход через проливы Босфор и Дарданеллы сотни судов,фото Андрея Клименко, BSNews

Есть в морской теме и проблемы технического и юридического характера. Согласно консульскому уставу, консульские учреждения имеют право продлить срок действия некоторых судовых документов. Консульство является одним из механизмов оформления морских протестов и т.д.

Стамбул – огромный порт, Стамбул – это Босфор, это проливы. Проливы – это для нас, для Украины, единственная дорога в мировой океан.

Поэтому суда под украинским флагом здесь не редкость. Мы можем сейчас посмотреть карту и обязательно увидим в районе Мраморного моря несколько судов под украинским флагом.

В большинстве случаев мы не имеем отношения к таким заходам, если они происходят в штатном режиме. Единственное – это традиционная жалоба всех украинских консулов – не выполняется требование законодательства Украины: капитаны обязаны информировать консульские учреждения о заходах в иностранные порты.

Но это игнорируется и нередко приводит к тому, что, когда штатная ситуация превращается в нештатную, мы лишены возможности быстро и эффективно реагировать, так как не могли упредить проблему. Реакция на уже случившееся – гораздо более сложный процесс, поскольку тогда, как правило, уже существует какая-нибудь юридическая коллизия, которая требует включения адвокатов и т.д.

Плюс ко всему – бывают элементарные коммерческие проблемы: задерживаются грузы, происходит невыполнение обязательств. К нам обращаются украинские компании и по таким вопросам – это не только морские перевозчики, но и автомобильные.

В каждом случае мы реагируем, пытаемся, как минимум, выяснить ситуацию и предоставить украинским заявителям более полную информацию о том, как эта ситуация видится с турецкой стороны.

Иногда даже нашего интереса, проявленного в отношении каких-то проблем, достаточно, чтобы ситуация автоматически быстро решилась. Иногда – нет…

Продолжение скоро будет: BSNews обсудили с Генеральным консулом Украины в Стамбуле еще много очень интересного...

Комментарии:



Ещё на эту тему:

Мы в социальных сетях
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс