Турция и Крым простились с крымскотатарским писателем Дженгизом Дагджи


Дженгиз Дагджи в своем доме в Лондоне, с сайта www.avdet.org

BlackSeaNews

Фото: Гульнара БЕКИРОВА,
гл. редактор сайта
Крым и крымские татары, специально для BSN

2 октября в Симферополе и Кизилташе (Краснокаменка, Большая Ялта) прошли похороны крымскотатарского писателя, которого называли живым классиком европейского уровня – Дженгиза ДАГДЖИ. Он умер в Лондоне на 92-м году жизни.

Как сообщила BSN наш специальный корреспондент Гульнара Бекирова, в церемонии участвовали делегации Турции (во главе с министром иностранных дел А. Давутоглу и министром культуры Э. Гюнаем) и Правительства Крыма – во главе с вице-премьером Г.Псаревым.

2 октября 2011 года, Ситмферополь, мечеть Кебир-Джами. Выступает вице-премьер правительства Крыма Георгий Псарев

Свои соболезнования в связи с кончиной Дженгиза Дагджи высказал в специальном письме президент Турции, в состав делегации, кроме министров, вошли глава управления по вопросам религии при правительстве Турции (муфтий) Мехмет Гёрмез и посол Турции в Украине Ахмет Бюлент Мерич – всего около 150 человек, включая большое количество журналистов.

глава Управління з питань релігії при Раді Міністрів Турецької Республіки

Крымские официальные лица, кроме вице-премьера Георгия Псарева, были представлены министром культуры Аленой Плакидой и исполняющим обязанности постоянного представителя президента Украины в Крыму Виктором Плакидой.

 

2 октября 2011 года, Ситмферополь, мечеть Кебир-Джами. Выступает министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу

Церемонию прощания в симферопольской мечети Кебир-Джами открыл Муфтий Крыма  Эмирали Аблаев, затем выступили глава Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, вице-премьер АР Крым Георгий Псарев, представители Турции – министр иностранных дел Ахмед Давутоглу, министр культуры Эртугрул Гюнай, известный ученый-историк Хакан Къырымлы.

Прощальный намаз в Симферополе совершил турецкий Муфтий. После прощания в Кебир-Джами гроб и делегации отправились в Большую Ялту – в Кизилташ (Краснокаменку, что выше Гурзуфа – на склоне над детским центром «Артек»).

2 октября 2011 года, Ситмферополь, мечеть Кебир-Джами. Выступает председатель Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев

Похоронная процессия, прибывшая в Кизилташ, как сообщает агентство qha.com, остановилась у въезда на старое мусульманское кладбище, где покоятся тела предков писателя. Здесь, спустив табут (носилки) с ритуального автомобиля, участники процессии – по мусульманским обычаям это мужчины – по очереди донесли гроб до места захоронения Дагджи. В установленной рядом палатке тело писателя было изъято из табута, затем под молитвы было предано земле.

Как пишет Crimea24.info , именно Турция выступила с инициативой о перевозке тела писателя для погребения на Родине, в Крыму, после того, как стало известно, что его, мусульманина по вероисповеданию, планируется похоронить на христианском кладбище в Лондоне. Соответствующее решение приняла жена Дженгиза Дагджи, исповедующая христианство. Министерство иностранных дел Турции убедило жену Дженгиза Дагджи отправить его тело в Крым для захоронения на родине.

2 октября 2011 года, Ситмферополь, мечеть Кебир-Джами. Выступает министр культуры Турции Эртугрул Гюнай

Как сообщает турецкая газета Zaman со ссылкой на источники в дипломатических кругах, официальная Анкара провела переговоры с властями Украины и Великобритании о транспортировке покойного на его родину.

Газета также отмечает, что, хотя писатель при жизни никогда не бывал в Турции, он получил известность в этой стране благодаря своим произведениям о жизни крымских татар, написанным на турецком языке.

В свою очередь, представитель Меджлиса крымскотатарского народа в Турции Зафер Каратай сообщил, что согласие на захоронение Дженгиза Дагджи в Крыму дали также дочь писателя Арзы Урсула Поснер и ее супруг.

2 октября 2011 года, Ситмферополь, мечеть Кебир-Джами. Выступает известный турецкий историк, профессор Хакан Къырымлы

Свои соболезнования родным и близким покойного выразил Премьер-министр Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган. В своем письме-соболезновании турецкий премьер отметил, что болезненно воспринял весть о смерти Дженгиза Дагджи, вклад которого в тюркскую литературу бесценен. Эрдоган подчеркнул, что крымскотатарский писатель сыграл значительную роль в развитии турецкого языка, на котором он писал свои произведения. «Соболезную всему литературному сообществу и, в частности, братскому народу – крымским татарам», – говорится в письме Эрдогана.

Меджлис крымскотатарского народа назвал смерть Дженгиза Дагджи огромной утратой для национальной литературы, культуры и духовности крымских татар.

«Всемирно признанный мастер слова он всю жизнь и всем напоминал, что он крымский татарин, жил бедами и радостями своего народа, болел за судьбу Родины, – говорится в тексте соболезнования Меджлиса. – Ему было суждено всего лишь двадцать лет прожить в Крыму. Но всю свою долгую жизнь на чужбине он жил жизнью Крыма, чувствовал его дыхание, каждая строка его романов и повестей посвящены любимому селу, Гурзуфу, Акмесджиту (Симферополь – BSN), где прошли самые счастливые годы юности».

Дженгиз Дагджи в своем доме в Лондоне, с сайта kirimtatar.com

В Меджлисе подчеркнули, что литературное наследие Дженгиза Дагджи принадлежит всему тюркскому миру.

Такой – весьма неожиданный для широких слоев населения Крыма и Украины в целом – высочайший уровень международного уважения к памяти крымскотатарского писателя делает необходимым хотя бы кратце рассказать  читателям, не очень детально знакомым с крымскотатарской культурой, о том, кто же такой Дженгиз Дагджи...

Вот что пишет о нем известный ученый – доктор филологических наук, профессор Таврического национального университета Адиле Эмирова...

Дженгиз Дагджи — известный писатель крымскотатарского зарубежья — родился 9 марта 1920 года в Гурзуфе; среднюю школу окончил в Симферополе, поступил на исторический факультет Крымского педагогического института. В конце 1940 года был призван в армию, затем — война, плен, концентрационные лагеря, жизнь на чужбине (с 1946 года — в Лондоне).

 

Мустафа Джемилев (слева) в гостях у Дженгиза Дагджи в Лондоне, с сайта kirimtatar.com

Творческий путь писателя начался до войны. Первые стихи, рассказы, очерки, репортажи печатались в газетах и журналах довоенного Крыма. Однако как писатель-прозаик, автор эпических полотен разного жанра (романы, повести, дневники-воспоминания и др.) он состоялся за рубежом. Основные темы его творчества: довоенный Крым, война, плен, жизнь на чужбине.

Перу писателя принадлежит двадцать шесть прозаических произведений, большая часть которых исполнена в жанре романа:

Korkunc Yillar («Страшные годы»), Yurdunu Kaybeden Adam («Человек, потерявший родину»), Onlar da insandi («Они тоже были людьми»), Badem Dalma Asih Bebekler («Куклы, висящие на ветке миндаля»), UsiiyenSokak («Мерзнущая улица»), Anneme Mektuplar («Письма к матери»), Biz Beraber Gectik Bu Yolu («Мы вместе прошли этот путь») и др. Три романа тематически не связаны с Крымом: Gerup Temucin («Юный Темучин»), Benim Kibi Biri («Один из тех, как я»), Oliim ve Korku Giinleri («Дни смерти и страха»).

Особняком стоят три «английские» повести: Bay Markus Burton'un Kopegi («Собака господина Маркуса Буртона»), Вау John Marple'in Son Yolculugu («Последнее путешествие господина Джона Марпле»), Оу, Markus, Oy («Ой, Маркус, ой»).

 

2 октября 2011 года, Ситмферополь, мечеть Кебир-Джами. В центре - Муфтий Турции Мехмет Гермез, слева у гроба - Муфтий Крыма Эмирали Аблаев

Первый роман («Страшные годы») Дженгиз Дагджи начал писать во время войны на крымскотатарском языке, однако позже он сам перевел его на турецкий язык. В дальнейшем писал только на турецком языке: он знал, что его произведения на крымскотатарском языке никто не напечатает и не прочтет, так как путь к крымскотатарскому читателю для него в те годы был закрыт.

Заметное место в творчестве писателя занимают пять книг дневников-воспоминаний Yansilar («Отражения»), которые писались им с марта 1985 по декабрь 1992 года, но охватывают события почти вековой протяженности. Это бесценный художественный и одновременно исторический документ, в котором отразились факты биографии писателя, портреты исторических деятелей, феномены культуры, политические события того времени (например, перестройка в СССР, референдум 1992 года в Крыму и др.).

Заметен интерес писателя к культуре разных стран и народов. Историка крымскотатарской литературы заинтересуют свидетельства Дженгиза Дагджи о литературном процессе в довоенном Крыму, его мнение о творчестве таких писателей, как Джавтобели, Эшреф Шемьи-заде, Шамиль Алядин и др.

 

2 октября 2011 года, Симферополь, мечеть Кебир-Джами. В центре - президент Всемирного конгресса крымских татар Рефат Чубаров, справа от него - делегация крымского правительства: В. Плакида, А. Плакида, Г. Псарев (слева направо)

На страницах его произведений часто встречаются также имена турецких писателей (Индже Мемет, Октай Акбал, Яшар Наби Найыр и др,), писателей из различных европейских стран (А.Мицкевич, Рильке, Грэхэм Грин, Генри Миллер, Кафка, Оруэлл, Стриндберг, Милан Кундера и др.). Чаще всего, однако, упоминаются имена русских писателей: А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, Ф.М.Достоевского, А.П.Чехова, Л.Н.Толстого, А.А.Ахматовой, С.А.Есенина, А.А.Блока и др.

Писатель открыто говорит о своем интересе к русскому народу и его культуре и о том влиянии, которое оказала на его творчество русская литература: «Никогда ни в одном из своих романов я не выказывал вражды к русским. Наоборот, именно чувство близости к русскому народу открыло мне дорогу в литературу. Я вообще вышел из русской культуры. Я воспитан русской культурой, русской литературой. На мое творчество (осознанно или бессознательно с моей стороны) оказала значительное влияние русская литература» [«Воспоминания», с. 29].

Это влияние русской литературы заметно не только в макропоэтике (композиция, речевая и авторская характеристика персонажей и обстановки, роль пейзажа и пр.), но и в микропоэтике его произведений (характерные для русского языка приемы выразительности). Так, бросается в глаза использование в текстах писателя русизмов и — через русский язык — интернационализмов, в том числе калек разного типа (семантических, словообразовательных, фразеологических, синтаксических). Их употребление в текстах обусловлено тем, что эти языковые единицы были уже знакомы писателю.

2 октября 2011 года, Симферополь, мечеть Кебир-Джами. Слева направо в первом ряду: вице-премьер правительства Крыма Георгий Псарев, президент Всемирного конгресса крымских татар Рефат Чубаров, и.о. представителя Президента Украины в Крыму Виктор Плакида

Более того, по свидетельству писателя, свою первую пьесу «Большая ложь» он написал в 1946 году по-русски, а в 1956 году спешно перевел ее на турецкий язык. (Пьеса не была напечатана.) Жизненный опыт любого писателя, как известно, является той питательной средой, из которой произрастают его творения.

И действительно, многие факты жизни Дженгиза Дагджи с той или иной степенью достоверности отражены в содержании большинства его романов. Однако книга «Дженгиз Дагджи в воспоминаниях (Пером самого писателя)» — Hatiralarda Cengiz Dagci (Yazarm Kendi Kaleminden), — которую читатель держит в руках, задумана и реализована именно в жанре автобиографии. Все же — и это признает сам автор — это не «чистая» автобиография, так как в ней дан не только сухой перечень основных событий его жизни и творчества, но отражены и его переживания, эмоции, раздумья, в частности об исторических судьбах Крыма и крымских татар.

Автор так характеризует жанр книги: «Воспоминания» («Дженгиз Дагджи в воспоминаниях») не художественное произведение; это попытка еще раз окинуть взором свой жизненный путь с ознакомительно-разъяснительной целью. Очень часто я буду говорить о своем сегодняшнем положении; очень часто буду возвращаться в прошлое; говорить о своем душевном состоянии, побуждающем меня писать; не замечая того, буду повторять фрагменты из моих предшествующих произведений. Наконец, постараюсь ознакомить с собою читателя, который не знаком или недостаточно знаком со мною. (Это касается и моей личной жизни, и моей пятидесятилетней деятельности в области литературы.)» [«Воспоминания», с. 9]. И еще: «Воспоминания» — не художественное произведение, не роман. В турецких журналах появлялась искаженная информация обо мне, и потому я по мере сил постарался сообщить правду о своей жизни.» [Из письма писателя от 10 мая 2003 года А.Эмировой.]

Для историков и преподавателей крымскотатарской литературы особая значимость «Воспоминаний» состоит в том, что в книге они найдут достоверные факты жизни писателя, а также сведения об истории создания всех его произведений.

Творчество Дженгиза Дагджи — достояние не только крымскотатарской литературы, — оно значимый компонент общетюркской культуры.

Подтверждением тому является и диплом ILESAM, которым в 1993 году был награжден писатель Турецким обществом ученых и писателей за выдающиеся заслуги в области литературы тюркских народов. А 26 апреля 2000 года Фонд защиты тюркской культуры (Стамбул) наградил Дженгиза Дагджи Почетной грамотой турецкого языка.

В одном из писем я задала писателю вопрос: каким писателем — турецким или крымскотатарским — он себя считает? Дженгиз Дагджи ответил так: «Ben eserlerimi Turkge yazan Kinmli bir yaziciyim.» («Я крымский (крымскотатарский) писатель, пишущий свои произведения по-турецки».) [Из письма от 15 апреля 1999.]

По мнению известного русского литературного критика Л.Аннинского, вопрос о принадлежности (отнесенности) творчества художника к той или иной культуре решается достаточно просто: принимает ли и в какой степени эта культура творчество художника [Литературная газета, № 3, 19 — 25 января 2000, с. 10].

Творчество Дженгиза Дагджи воспринимается всеми крымскими татарами, живущими как в Крыму, так и в местах ссылки, как компонент своей национальной культуры. В Турции же оно оценивается как часть турецкой литературы.

Эта неоднозначность в оценке творчества писателя объясняется несколькими факторами, один из которых был приведен выше (необходимость найти издателя и читателя). Если при этом вспомнить, что в Турции сегодня проживает около пяти миллионов потомков крымских татар, то позиция писателя и глобальная оценка его творчества в тюркском мире станут понятны и оправданны.

Думается, настала пора и на родине писателя — в Крыму — по достоинству оценить его творчество.

Вот как пишет по этому поводу в своей рецензии известный специалист в области теории перевода проф. Новикова М.А.: «Русскоязычный читатель Крыма лишь недавно получил возможность ознакомиться с отдельными фрагментами из произведений писателя в тонких, стилистически изящных переводах проф. Эмировой A.M. Однако давно уже назрела необходимость опубликовать полностью хотя бы одно из произведений Дженгиза Дагджи. Считаю, что наиболее актуален сегодня для многонационального Крыма автобиографический роман «Дженгиз Дагджи в воспоминаниях (Пером самого писателя)». Роман пронизан идеями консолидации, призывает к межнациональной толерантности и сотрудничеству».

Особую ценность художественному свидетельству Дженгиза Дагджи придает «взгляд со стороны», взгляд издалека. Такой подход, как известно, дает возможность художнику отойти от сиюминутных страстей и повседневной конкретики, часто искажающих объективную картину событий, и позволяет сконцентрировать внимание на самых сущностных проблемах бытия: взаимоотношений человека и природы, человека и общества, добра и зла, жизни и смерти.

Творчество Дженгиза Дагджи — это чистое зеркало, в котором отразилась жизнь Крыма двадцатого века. И в этом качестве творчество писателя должно быть оценено как феномен общекрымской и — шире — общеукраинской культуры.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд