Может ли Украина стать ведущим игроком в российско-турецкой игре?


Фонд Open Ukraine, для BSNews, перевод с украинского А. Клименко, BSNews.

От редакции BSNews: 11 ноября в Киеве открылся очередной Киевский форум по безопасности, в ходе которого пройдет специальная сессия по нашей «родной» теме – Геополитика Черноморского региона: дилеммы и перспективы. Мы предлагаем читателю ряд материалов Форума...

В то время как Европейский Союз выбивается из сил, пытаясь преодолеть самый серьезный кризис в своей истории, на повестке дня встает ряд критически важных вопросов, касающихся как будущего самого союза, так и его геополитического окружения. 

«One man’s loss is other man’s gain» (эту идиому можно перевести с английского примерно так: кто-то теряет – кто-то находит, но в «недобром» смысле, когда кто-то выигрывает от неудачи другого – BSNews). Если есть в мире вещь, абсолютно неприемлемая для геополитики – то это вакуум влияния на международной арене. На фоне более чем очевидных проблем еврозоны, на фоне предполагаемой и все же неожиданно глубокой неспособности общеевропейского проекта функционировать в режиме кризиса, ниша экономического маяка Европы может стать вакантной, по крайней мере, на время.

Поскольку ЕС ослабевает, это может означать возможности новой игры для целого ряда стран, которые еще недавно оставались в стороне от европейских процессов.

Так случилось, что по меньшей мере три таких страны расположены в Черноморском регионе: Турция, Россия и Украина. Три разные истории... Три геополитические «бродячие собаки», которые жаждут успеха и признания... Три политические силы, которые совсем недавно считались аутсайдерами, но сейчас могут позиционировать себя в качестве новых европейских горизонтов.

Турция имеет самую длинную историю отношений с Европейским Союзом – историю успеха и неудачи одновременно. На протяжении десятилетий Анкара пыталась стать в глазах Запада (во-первых, Соединенных Штатов, во-вторых – Европейского Союза) анклавом и агентом влияния в мусульманском мире. Целые поколения молодых турок воспитывались в официально прозападном духе, под звучание пронатовских и проевропейских политических мантр.

И хотя проевропейская позиция Турции не дала ожидаемых результатов в плане членства в ЕС, эта страна имела свою выгоду от связей с Западом. Тысячи молодых менеджеров получили в США и ЕС наилучшее образование, какое только доступно за деньги. В который раз в истории западные высшие учебные заведения показали себя как самый эффективный инструмент «мягкой силы» для глобальных перемен, мирно и – в значительной мере – дискретно, открывая своим студентам мир свободы и рыночной экономики. В результате к власти в Турции, как и в Китае, Японии, Южной Корее и Индии, в сущности, сегодня пришла элита, которая получила образование в США и ЕС – интеллектуально состоятельная, креативная и понятная для окружающего мира.

Однако, невзирая на тесные связи с Западом, в том числе статус члена НАТО и страны-кандидата в члены ЕС, Турция не воспринималась ни как глобальный игрок, ни даже как региональный лидер. Причины этого имеют политический и исторический характер – как для Турции,  так и для ЕС. Результатом стало горькое разочарование Турции и поиск турецкой элитой исторических ответов за пределами обычной ЕС-овской парадигмы.

Сегодня эта ситуация  радикально меняется. В то время как Анкара вдруг очутилась в необычной для себя роли кредитора некоторых членов ЕС и островка стабильности в буре кризиса, в то время как в свете событий вокруг «Флотилии Мира» распадается турецко-израильский тандем, и проходит испытание турецко-американская связка,

Турция, похоже, наращивает мышцы как в мусульманском мире, так и в Черноморском регионе. Это новоприобретенное национальное самосознание приобрело мощный голос в лице известного политика и интеллектуала, министра иностранных дел Турции Ахмеда Давутоглу.

Его напористая концепция «максимального сотрудничества» с соседями Турции является новым хитом в политической жизни региона, выгодно выделяясь на фоне достаточно локальной и неискренней политики «Восточного партнерства» ЕС.

Итак, стала ли Турция новым ответом на вопрос диалога Восток-Запад в целом, и касательно будущего Востока Европы в частности? Имеет ли она потенциал нового полюса притяжения, альтернативного ЕС? Означают ли треугольник «Турция – Иран – Бразилия,» турецко-армянское примирение и чартерная дипломатия господина Давутоглу – рождение нового регионального и, возможно, глобального игрока?

Очевидно, что потенциал есть. Однако, есть и препятствия: (а) – страна все еще разделена, ослаблена внутренними  курдскими, исламскими и кипрскими проблемами; и (б) – любая мусульманская страна, даже такая секуляристская, как Турция, будет сталкиваться с проблемами при попытке распространить свое влияние в христианском мире, особенно вдоль северного побережья Черного моря.

Россия имеет собственную игру, в частности, в Черноморском регионе. Она геополитически самонадеянна, имеет унаследованное со времен «холодной войны» мышление глобального игрока. Это одновременно и благословение, и проклятие Москвы.

Благословение – потому что русский народ, кажется, достаточно сплотился вокруг идеи восстановления своего мирового статуса перед лицом того, что он часто воспринимает как заговор Запада ради разрушения влияния России на региональном и глобальном уровнях («возобновление контроля» в Украине было новым стимулом для русского национального самоощущения). Проклятие – потому что действительно эффективная реальная политика, к которой так страстно стремится Москва, вряд ли может быть успешной в долгосрочной перспективе, если она базируется на иллюзиях прошлого века.

Настоящими врагами России являются не Америка и призрачное глобальное «закулисное правительство», а собственная неспособность поставить экономику на современную основу.

До тех пор, пока ЕС и, если на то пошло, Турция, являются более привлекательными чем Россия  в роли экономического лидера, шансы России на создание собственного серьезного веса как альтернативы ЕС во многом будут зависеть от поддержки других региональных государств.

Соответственно, импульс модернизации, привнесенный президентом Медведевым, является настоящим шансом России стать реальным региональным лидером, привлекательным и надежным в отношениях с «ближним зарубежьем».

Мост через Босфор в Стамбуле, с сайта wikipedia.org

С другой стороны, нынешний кризис ЕС, зависимость Европы от энергетических поставок России и скомпрометированная «европейская идея», создают хорошую почву для сепаратных альянсов между Россией и государствами «старой Европы», наподобие Германии, Франции и Италии. И чем больше эти страны будут «теплеть» к России, тем более настороженными будут становиться страны Балтии.

В этом контексте недавние прогнозы Джорджа Фридмана, что

ЕС в конечном итоге потерпит крах не из-за традиционного противостояния Германия – Франция, а из-за противостояния «старой» и «новой» Европы в вопросе отношений с Москвой – неожиданно кажутся чем-то большим, чем обычные пасмурные американские прогнозы касательно ЕС.

Продажа России французских десантных судов, строительство трубопровода «Северный поток», размороженные дискуссии касательно ассоциируемого членства Москвы в ЕС и новая (хорошо забытая старая) идея реформирования НАТО с тем, чтобы дать России возможность присоединиться, – все это свидетельствует о том, что «старая Европа»: (а) нуждается в России, по крайней мере настолько же, насколько Россия нуждается в «старой Европе», (б) готова предложить России новую нишу в своей внешней политике и (в) имеет очень приблизительное представление, какой же эта ниша может быть.

Тем самым, по мере того, как позиции ЕС, кажется, ослабевают, Турция и Россия имеют сильную, хоть и очень разную, политическую диспозицию. В то время как Турция Эрдогана и Давутоглу будет пытаться переосмыслить европейскую политику, создавая новые альянсы и, в сущности, формулируя новую, альтернативную мини-Европу в составе еэсовских аутсайдеров, Россия Путина и Медведева будет стоять перед искушением  играть в старые реал-политические игры со своими западными союзниками из 19-го века (и, вероятно, поддастся этому искушению).

Это не означает, что тандем «Турция – Россия» не имеет потенциала стать одним из новых европейских тандемов, особенно в Черноморском регионе. Однако формирование такого тандема будет нуждаться  в серьезных изменениях в способе мышления – как из-за разных исторических реалий этих двух стран, так и из-за их фактической конкуренции в регионе.

Тандем может стать треугольником, если к нему присоединится третья «бродячая собака» – Украина.

Конечно, принимая во внимание общие «успехи» Украины на международной арене, здесь мы скорее переходим границу от условного мышления к  сугубо гипотетическому.

Проблемой Украины является то, что исторически и геополитически она получила на руки прекрасные карты, но не имеет политической элиты, которая бы эти карты правильно разыграла.

Во многих смыслах она напоминает Турцию пятидесятилетней давности. Страну, которая наугад продвигается во времени и пространстве, словно пьяный всадник на дорогом чистокровном коне. Она не имеет ни самоуверенности России, ни прозорливости новой турецкой элиты. Она страдает от глубокого раскола в обществе и постоянного изменения правил в экономике.

Мост через Босфор в Стамбуле, с сайта wikipedia.org

Однако сегодня время бежит быстрее, чем 50 лет назад. Принимая во внимание огромный человеческий, природный, промышленный и сельскохозяйственный потенциал Украины,  несколько или же десяток лет устойчивого развития могут творить чудеса.

Гипотетически в этом нет ничего невозможного для новой власти. Она имеет правильные ответы (нормализация отношений с Россией, сосредоточение внимания на экономике, отход от пустой риторики касательно членства в ЕС в направлении возможного сближения с Европой,  акцент на Соглашении об ассоциации и безвизовом режиме), но плохую репутацию.

Дав стране по крайней мере некоторую стабильность и уверенность в себе (а таким может быть результат успешного проведения Евро-2012), господин Янукович может выполнить программу-минимум и взяться за программу-максимум – сплочение нации и исправление своей собственной репутации. Для этого нужная реальная, а не просто декларативная политика «стратегического балансирования». Для этого нужно избежать опасности, которая существует перед Украиной – сдачи своего суверенитета России де-факто.

При этом есть по крайней мере три причины, почему Украина имеет хорошие шансы избежать этой ловушки.

Во-первых, в отличие от России, в Украине есть сильное гражданское общество (одно из немногих позитивных приобретений «оранжевой революции»), которое будет пытаться влиять на власть.

Во-вторых, вряд ли эта власть может хотеть полного подчинения авторитету Москвы (стоит помнить, что интересы олигархов Украины и России не столько совпадают, сколько сталкиваются).

В-третьих, учитывая противоречивую историю российско-белорусского союза, Москва сама по себе не имеет четкого виденья, чего хотеть от Украины.

И хотя реальной «пощечины» в виде интеграции Украины в НАТО ей похоже, удалось избежать, России нужная определенная пауза для разработки новой стратегии касательно Украины, которая не обязательно будет предусматривать поглощение Украины (слишком амбициозная цель со слишком большими потерями в случае неудачи).

Подводя итог – старый афоризм министра Зленко о том, что Украине необходимо преодолеть расстояние, которое разделяет важную территорию и важное государство, остается в силе.

Решение президента Виктора Януковича прекратить автоматическое следование в фарватере ЕС на международной арене было знаковым. «Украинская усталость» может стать «украинской интригой».

«Стратегический баланс» между Россией и Западом, если его удастся эффективно реализовать (в конечном итоге, это то, чего и Восток, и Запад молчаливо ожидают от Киева) может стать признаком успеха президентства Виктора Януковича. Или, если на то пошло, его провалом, если исполнится прогноз «прозападных сил» в Украине, что эффективное балансирование между Россией и ЕС является физически невозможным.

Последний призыв господина Давутоглу к Украине с предложением начать реальное, полноценное стратегическое партнерство в Черноморском регионе, в сочетании с будущим визитом в Киев премьер-министра Турции Эрдогана, прибавит новых красок «украинской интриге».

Официальный Киев колеблется между традиционной обеспокоенностью перед лицом «исламского фактора» в Крыму и возможностью начать очень перспективную, смелую политическую игру вместе с Россией и Турцией. Это будет испытанием новой украинской дипломатии на способность (а) элементарно ввязаться в эту новую игру и (б) принести у нее определенную «добавленную стоимость».

Если Украина даст позитивный ответ на оба этих вопроса, Черное море может стать колыбелью для смелого политического эксперимента под названием «политическо-экономический треугольник Россия-Турция-Украина». 

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд