Черноморские перспективы: барьер или перекресток?


Флагман Черноморского флота РФ ракетный крейсер «Москва» на штатной стоянке в Севастополе – рядом с крупным экспортным зерновым терминалом украинской компании «Авлита», входящей в группу System Capital Management, SCM. С сайта navsource.narod.ru

Место и роль Украины в Черноморском регионе: Позиции специалистов

Заочный круглый стол Центра Разумкова

Джеймс ГРИН, президент компании Effective Engagement Strategies LLC (США)
Перевод с украинского Андрей Клименко, BlackSeaNews

Подбор фото – как всегда BlackSeaNews

– Как Вы оцениваете текущую геополитическую ситуацию в Черноморском регионе и перспективы ее последующего развития (5-15 лет)?

20 лет назад Черное море было барьером, границей времен холодной войны между враждебными блоками, где военно-морские силы играли в кошки-мышки – одни стремились обеспечить доступ к жизненно важным маршрутам судоходства в Средиземном море, другие угрожали промышленным центрам Советского Союза – в случае, если произойдет невероятное.

Так было не всегда. Две тысячи лет назад Черное море было путем продвижения цивилизации, которым шли бесчисленные искатели приключений, торговцы и колонисты, которые превратили Черное море в Греческое озеро.

А еще оно было перекрестком, местом, где встречались и смешивались колонии, царства и племена.

Сегодня будущее этого региона находится под вопросом.

До 2008 года 10 черноморских стран, невзирая на различия и разные культуры, жили в мире, с которым пришло и благосостояние: в 2000-2008 годах средние темпы роста ВВП в Черноморском регионе составляли 5,9% в год, в 2002-2008 годах рост наблюдался во всех странах региона.

Экономика росла на основе продуманной макроэкономической политики, политической стабильности и улучшения бизнес-климата. Быстро увеличивались личные доходы. Прямые иностранные инвестиции выросли в 16 раз – с $8 млрд. в 2000 до $130 млрд. в 2008 году. Две страны, Болгария и Румыния, в 2008 году присоединились к Европейскому Союзу, Турция получила статус кандидата.

Но объем торговли и экономического сотрудничества внутри региона оставался умеренным, невзирая на создание таких региональных организаций, как ОЧЕС и ГУАМ.

Экономический кризис 2008-2009 годов больно поразил регион и его население. Средние темпы роста ВВП в странах региона уменьшились с заоблачных 7,3% в 2006 году до 4,3% в 2008, а в 2009 году было зафиксировано падение на 6,4%.

Диаграмма динамики ВВП стран Черноморского региона. Из публикации Текущее состояние экономического развития в Черноморском регионе. Доклад комиссии по Черному морю (1)

К счастью, сегодня регион уверенно смотрит в будущее, на что указывает рост в 2010 году и ряд долгосрочных преимуществ:

  • близость огромного рынка ЕС;
  • благоприятная бизнес-среда с политической и макроэкономической стабильностью;
  • хороший человеческий капитал при сравнительно невысокой стоимости труда.

Появление новых перспективных проектов транзита энергоносителей, таких, как трубопроводы Nabucco и «Южный поток», а также потенциал добычи энергоносителей в самом Черном море тоже будут содействовать региональному развитию.

Однако, на в целом позитивные перспективы экономического роста могут повлиять несколько факторов.

Первый – это возможность увеличения региональной торговли.

Пока она не является существенным фактором роста, поскольку страны региона ориентировались преимущественно на внешние рынки как базу роста, в первую очередь, на рынок ЕС. Это отвлекало внимание от региональной торговли и привело к определенной конкуренции между странами региона.

Но теперь, когда Болгария и Румыния уже в ЕС, Турция имеет с ЕС долгосрочный таможенный союз, а Украина и Грузия ведут переговоры о зоне свободной торговли, большая часть региональной торговли вскоре сможет развиваться под более широким торговым зонтиком ЕС. Возможности беспошлинной перевозки морских грузов из Севастополя в Синоп, Варну или Батуми вызывают параллели со свободной торговлей и процветанием региона в античные времена.

Второй фактор – развитие инфраструктуры.

Сегодня трансграничная торговля по периметру является достаточно скромной и ограничивается не только бюрократическими, но и физическими и ментальными барьерами.

Крайне необходимы инвестиции в физическую и экономическую инфраструктуру: порты, дороги, трубопроводы и многочисленные услуги, нужные для поддержки растущих обменов и торговли на берегах Черного моря.

Так же важно инвестировать в человеческую инфраструктуру:

  • трансграничные связи между коммерческими, культурными и неправительственными организациями;
  • образовательные обмены и язык (в т.ч. английский);
  • диалог экспертов и политиков для формирования общего понимания региональных вопросов и поиска общих решений.

Создание региональных институтов, реальных или виртуальных, и общие региональные проекты могут стимулировать не только человеческие, экономические и политические отношения между странами, но и формирование региональной идентичности.

Третий, больше негативный, фактор – риск возвращения линий раздела.

Вооруженные силы стран Черноморского региона. Источник: Центр Разумкова

Благоприятная политическая и деловая среда была одним из факторов роста в регионе. Но выгоды этого фактора распределялись неравномерно. В рейтинге легкости ведения бизнеса Мирового банка Грузия занимает первое место в Восточной Европе. Армения, Болгария, Азербайджан и Румыния находятся в верхней части списка, Турция – посредине. Молдова, РФ и Украина – в числе отстающих.

Кроме этих экономических отличий, есть отличия политические.

  • Румыния и Болгария являются относительно успешными новыми демократическими странами, членство в ЕС укрепляет еще слабые внутренние институты и политическую культуру.
  • Турция, Молдова и Грузия остаются в переходном состоянии и добились успеха в последние годы.
  • В Азербайджане и России – крепкие авторитарные режимы.
  • Украина, которую год назад, невзирая на многочисленные недостатки, считали новой демократической страной, теперь, как кажется, сползает к авторитаризму и постсоветской монопольной системе ведения бизнеса.

Эти отличия, вероятно, будут влиять на распределение инвестиций в пределах региона, а также на способность отдельных стран способствовать – и получать выгоды – от экономического роста региона.

Наибольший риск, однако, заключается в том, что расхождения в этих двух факторах будут сопровождаться возвращением более существенной линии раздела – между политико-экономическими системами с принципиально разными моральными координатами.

Под руководством В.Путина российская политическая и экономическая элита явно отказалась от западной модели развития, которое определяется открытостью – политическим плюрализмом, свободным рынком, личными правами, прозрачностью, – в интересах монопольной, под управлением партии власти, коррупцией, произволом и контролем над информацией.

Существование более «широкой Европы» с двумя отдельными зонами, ЕС на Западе и контролируемой Россией зоной на Востоке, является давней стратегической целью России,

что подтвердила недавняя угроза российского Премьера В.Путина укрепить границу России с Украиной – во вред торговле и свободному передвижению людей – в случае, если последняя войдет в зону свободной торговли с ЕС. Тот факт, что для В.Путина принципиальное значение имеет власть, а не экономика, проявился в абсурдности его второго заявления – мол, если Украина не войдет в Таможенному союзу под руководством России и не будет вести общие переговоры с ЕС, то это будет «полностью другая ситуация» (1).

К сожалению, существование этой линии раздела сегодня уже является свершившимся фактом. Вопрос для Черноморского региона в том, где проляжет эта линия, насколько жестко она будет проведена, и какими могут быть более широкие последствия этого раздела для безопасности.

Большой противолодочный корабль и десантные корабли Черноморского флота РФ на штатной стоянке в Севастополе – рядом с зерновым терминалом украинской компании «Авлита». С сайта navsource.narod.ru

Для Кавказа южнее линии русского контроля в Грузии главным вопросом является безопасность; если инвесторы будут уверены, их, конечно, будет привлекать благоприятный бизнес-климат Грузии с преимуществами ее человеческого капитала, географического расположения и конкурентных зарплат. Это было бы выгодно и для закавказских соседей Грузии – Армении и Азербайджана.

Если странам этого субрегиона удастся договориться о смягчении барьеров между Арменией и Азербайджаном с одной стороны и Арменией и Турцией – с другой, то экономический эффект от этого усилят региональная торговля и уверенность в Кавказе как безопасных воротах в Среднюю Азию.

Экономический взлет Грузии может оказать позитивное влияние и на территории, контролируемые россиянами, особенно если следующие Олимпийские игры в Сочи смогут стать катализатором смягчения барьеров между Грузией и территориями под российским контролем.

Это может потребовать изменения парадигмы грузинских взглядов на воссоединение как на длительный процесс, который осуществится на основе «мягкой силы»; 45 лет терпения Западной Германии могут быть примером, достойным внимания.

Следующая зимняя Олимпиада в Сочи, бесспорно, тоже предоставит региону краткосрочный экономический импульс; если бы Россия воспользовалась возможностью облегчить свободу передвижения во внешнем мире и в пределах субрегиона, это имело бы позитивное долгосрочное влияние на развитие российского черноморского побережья и всего региона.

В придачу к региональным факторам, стоит вспомнить о влиянии внешних игроков – не переоценивая его.

Российское виденье своего будущего очевидно – статус большого мирового государства, сфера влияния и сохранения правящего режима. Ввиду межконтинентального расположения, Черное море всегда будет приложением к этим главным целям.

Сегодня российский режим считает, что для достижения этих целей они должны вернуть линии раздела. Веками, когда Россия проводила линии раздела, часть из них традиционно проходила по Черному морю.

Позиция Евросоюза не такая однозначная.

ЕС осознает стратегическую важность Черноморского региона и разработал программу «Черноморская синергия» для поощрения упомянутых выше процессов региональной интеграции. ЕС также поддерживает двусторонние отношения со всеми государствами региона – через Соглашение об ассоциации с Турцией и «Восточное партнерство». Но ЕС было трудно избрать стратегическую позицию и действовать согласно стратегическим намерениям.

Конфликтные зоны Черноморского региона, источник: ТИРР – Таврический институт регионального развития

Ситуация изменится, когда наберут силу новые европейские институты, но этот процесс будет постепенным.

Много будет зависеть от энергии и ресурсов, которые ЕС вложит в упомянутые программы в следующие годы; это, в свою очередь, может зависеть от сторонних факторов – долгового кризиса, перестройки внутренних институтов, политики России, Северной Африки, – настолько же, насколько и от стратегических намерений.

Страны региона могут поощрять участие ЕС собственным стратегическим подходом: полноценным участием в нынешних программах, собственным успехом, ограничением своих политических требований (но не отказом от них) до уровня, на который готовы пойти в ЕС, чтобы не создавать дополнительных споров и преград.

Последним существенным внешним фактором являются Соединенные Штаты.

Как и Евросоюз, США понимают стратегическую важность Черноморского региона. Находясь значительно дальше и имея намного меньше ресурсов, США имеют больше возможностей действовать согласно своим стратегическим намерениям (иногда даже выходя за их пределы, о чем Россия напомнила региону в августе 2008).

В 1990-х годах США сосредоточили стратегические усилия на построении «единой, свободной и мирной» Европы – задаче, которая, вместе с европейскими странами, изменило геополитические реалии этого континента.

В последние 10 лет стратегическое внимание США было сосредоточено в мусульманском мире – Афганистане, Ираке, Иране. Хотя США не забыли о Европе, они демонстрируют значительно больше готовности уступить ведущую роль в пользу ЕС и смириться со статус-кво, когда ЕС не берет на себя эту роль. В последние два года проявлением этой реальности стала «перезагрузка» с Россией.

В следующие несколько лет стратегические намерения США могут опять измениться.

Постепенно, но неминуемо, за выходом из Ирака наступит выход из Афганистана. США опять будут иметь резерв стратегических возможностей. Где они будут использованы, неизвестно. В короткой и среднесрочной перспективе, больше стратегического внимания могут привлечь нынешние события на Ближнем Востоке – но нынешние сдвиги могут привести к большей стабильности, в сравнении с неустойчивой кризисной ситуацией, которая наблюдается в этом регионе в течение нескольких поколений.

С другой стороны, в значительных ресурсах может нуждаться Южная Азия с ядерным Пакистаном и агрессивным Ираном, с программой вооружений и региональными амбициями.

Подъем Китая как военной мощи тоже может отвлекать ресурсы, но вряд ли приведет к кризису – обеим сторонам есть что терять.

Обратят ли США свое внимание опять на Европу или Черное море, возможно, с возобновлением интереса к Восточному Средиземноморью, Ближнему Востоку и Северной Африке?

Когда стратегическая зависимость от поддержки России в Афганистане уменьшится, в США увеличится пространство для маневра. А во время последних событий в Северной Африке США продемонстрировали свое стратегическое намерение поддерживать демократию – или по крайней мере помогать тем, кто не сидит сложа руки.

Поэтому, станет ли Черное море опять барьером, застоявшимся прудом на грани двух конкурирующих систем, где упадок торговли тормозит развитие экономики и сводит на нет мечты миллионов людей? Опять ли превратится в перекресток – с Крымом в центре – свободного потока товаров и идей, экономического развития и культурного расцвета?

Транспортные коридоры в Черноморском регионе. Источник: Центр Разумкова

Ответ находится не в работах аналитиков (подобных этой), которые пытаются предусмотреть будущее, а скорее в усилиях людей, которые называют Черноморский регион своим домом, в их способности мечтать и их вере в то, что они могут превратить эту мечту в реальность.

– Какими являются место и роль Украины и Крымского полуострова в системе безопасности Черноморского региона?

– Для Украины вопрос стоит ребром – по В. Путину: на какой стороне линии раздела очутится страна?

Если Украина пойдет путем демократии, открытых рынков и интеграции с ЕС, то Россия – единственная из Черноморских стран – останется в «закрытой» экономической зоне.

Нынешняя торговля энергоресурсами и товарами, вероятно, будет продолжаться при любых обстоятельствах, и негативные последствия для экономического развития региона и региональной торговли будут умеренными – да и почувствуют их преимущественно на российских берегах Черного моря.

Учитывая, что Украина и Грузия двигаются к участию в зоне свободной торговли ЕС, Россия может пересмотреть свою политику создания отдельной зоны и тоже присоединиться к более широким европейским соглашениям – что опять превратит Черное море в европейское озеро.

Украина, с открытыми рынками, многочисленными талантливыми работниками, протяженной береговой линией и географическим расположением на маршрутах транспортировки в Европу, балтийские страны и Россию, очутится в выгодном положении среди торговых потоков и больше других выиграет от экономического развития региона. Крым, расположенный в центре Черного моря, возобновит свою прежнюю славу центра регионального туризма, коммерции и культуры.

С другой стороны, если Украина будет двигаться к нарастанию авторитаризма и интеграции в политико-экономическую зону России, ее надежды на зону свободной торговли и безвизовый режим с ЕС будут потеряны. Украинская экономика будет ориентирована на Россию, для которой вопросы Черного моря не имеют первоочередного значения.

Стратегические решения будут приниматься в Москве – что станет первым препятствием для компаний, готовых делать стратегические инвестиции или разрабатывать энергоресурсы Черного моря. Во всем Северном Причерноморье, в евразийской экономической зоне, перспективы регионального процветания будут значительно ограничены.

Экономические оси Черного моря будут идти с востока на запад, главный путь проляжет между Турцией, ЕС и Ближним Востоком, а вспомогательный, меньший – между все более европейскими Балканами и Закавказьем, если оно сумеет сохранить экономическую независимость и безопасность.

Последствия для Украины будут грустными – вместо того, чтобы оказаться в русле экономического развития, она останется неподвижным камнем у реки – поток потечет  мимо нее.

Бывшая секретная база подводных лодок Черноморского флота СССР в Балаклаве (Севастополь) – ныне фешенебельный яхт-клуб... Фото А. Клименко, BlackSeaNews

(1) Это вызывает ассоциации с недавними действиями России относительно флагмана украинского авиастроения «Антонова». Россия как открыто, так и тайно выступала против попыток «Антонова» создать общий проект с американской аэрокосмической компанией, в то же время открыто предлагая в процессе собственных переговоров с другой американской компанией привлечения конструкторского потенциала «Антонова» в совместное предприятие под зонтиком русской компании.

Центр Разумкова, журнал «Национальная безопасность и оборона» № 4-5 (122-123), 2011

Заочный круглый стол проводился с 5 января по 23 марта 2011 г. Ответы участников публикуются в алфавитном порядке, в переводе Центра Разумкова.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд