(2) Крым, Украина, Черноморский регион: безопасность и развитие


Существующие и перспективные маршруты транспортировки нефти в Черноморском регионе

Тезисы Центра Разумкова
к профессиональной дискуссии (2)

Центр Разумкова, Киев

«Крым, Украина в координатах Черноморской безопасности». Информационно-аналитические материалы к Профессиональной дискуссии на тему
«Крым: безопасность и развитие» 6 апреля 2011 года

При поддержке программы «Матра» Посольства Королевства Нидерландов в Украине

Перевод с украинского
Андрей Клименко,
BlackSeaNews

2. Ситуация с безопасностью в Черноморском регионе

2.1. Ситуация в регионе в значительной мере зависит как от сложных и противоречивых общемировых процессов, так и событий в его ближайшем окружении.

В значительной мере на ситуацию в регионе влияют взаимоотношения между ведущими игроками (США, Россия, Турция, ЕС, НАТО), среди интересов которых регион имеет разные приоритеты (от важных до второстепенных) и значения (от стратегического до тактического).

В свою очередь, на отношение ведущих игроков к региону, на активность их политики в регионе влияют много факторов: как внутренних – баланс политических сил, избирательные кампании, влияние диаспор; так и внешних – отношения в сферах экономической конкуренции, ядерного разоружения, борьбы, с терроризмом.

2.2. Для США Черноморский регион является зоной интересов, без контроля над которой не может быть эффективной их политика в Европе, Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

Значительное место в этой политике занимает использование политических, экономических, военных рычагов для влияния на ситуацию на мировых рынках энергоресурсов и защиты интересов собственных компаний.

Сегодня наблюдается определенная умеренность планов США в Черноморском регионе, которая предопределяется, в частности:

  • критикой политики США со стороны оппозиции внутри страны, а также многими влиятельными странами, в т.ч. членами ЕС и НАТО;
     
  • «перезагрузкой» отношений с Россией и охлаждением – с Турцией;
     
  • «европеизацией» НАТО и повышением политической и экономической самостоятельности Европы;
     
  • непредсказуемостью политической ситуации в постсоветских странах, в частности в Грузии, Молдове, Украине.

Испытанием для внешней политики США стала российско-грузинская война в августе 2008 года, когда еще раз было подтверждено, что одним из приоритетов внешней политики США являются отношения с Россией.

2.3. Россия: наступательность (а иногда агрессивность) российской политики в регионе предопределена его значимостью для реализации внешних (возобновление статуса не только регионального, но и глобального, лидера) и внутренних интересов (ускоренная модернизация экономики, преодоление негативных социально-политических, экономических, демографических, экологических явлений).

Главным рычагом реализации этих интересов является монополизм на рынке снабжения энергоресурсов и сверхдоходы от их экспорта. При этих условиях ситуация, способствующая росту цен на рынках энергоресурсов, является чрезвычайно выгодной для России.

Важными направлениями российской политики в регионе является

  • вовлечение постсоветских стран региона в орбиту своего влияния,
     
  • экономическая экспансия и использование их ресурсов для потребностей модернизации собственной экономики,
     
  • укрепление военного присутствия на их территориях (Армения, Украина, оккупированные территории Абхазии и Южной Осетии),
     
  • интенсивное развитие транспортной инфраструктуры Причерноморья и обеспечение контроля над главными транзитными товарными потоками Север-Юг и Восток-Запад.

2.4. Турция является одним из признанных региональных лидеров и быстро превращается во влиятельного мирового игрока:

будучи членом Большой двадцатки, в течение последних лет она существенно повысила свою роль на международной арене, заметно расширила сферы политического и экономического влияния в регионах Ближнего Востока, Южного Кавказа, Северной Африки и Центральной Азии. Турцию все меньше устраивает традиционная роль форпоста США и НАТО в Черноморском регионе.

Она эффективно использует транзитное геоэкономическое и геополитическое расположение как ресурс для превращения из посредника (в широком смысле) на самостоятельного влиятельного игрока.

Это происходит на фоне охлаждения отношений Турции с Западом, которое в значительной мере предопределяется «усталостью» от длительного ожидания вступления в ЕС, а также отказом США поддержать ее претензии на усиление ее позиций на Ближнем Востоке.

Ведущие позиции Турции в регионе обеспечиваются целенаправленностью и активностью государственной политики, в частности умелым использованием такого важного геостратегического фактора, как контроль над Черноморскими проливами.

Существующие и перспективные маршруты транспортировки газа
в Черноморском регионе

В сфере безопасности Турция является ведущим государством в бассейне Черного моря и имеет достаточно эффективные политические, экономические и военные рычаги для обеспечения региональной стабильности.

Ей принадлежат инициатива внедрения Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе, Черноморской группы военно-морского сотрудничества BLACKSEAFOR и антитеррористической операции «Черноморская гармония» в акватории Черного моря.

Отношения со странами региона строятся по принципу «ноль проблем с соседями» с использованием преимущественно «мягкой силы»

(в частности, помощи тюркским и/или мусульманским сообществам в странах региона, продвижения образовательных и культурных проектов, мероприятий «диалога культур» и т.п.).

2.5. Европейский Союз в настоящее время не имеет, но пытается выработать целостную, рассчитанную на стратегическую перспективу политику в Черноморском регионе.

Толчком для этого стало присоединение к Евросоюзу в 2007 году двух черноморских стран – Болгарии и Румынии. ЕС не только получил выход к Черному морю, но и начал рассматривать его как внутреннее Европейское море.

Главными интересами ЕС являются обеспечение стабильности энергоснабжения, а также расширение безопасного окружения за счет развития партнерства со странами региона на принципах демократических ценностей и рыночной экономики.

Однако, невзирая на высокую активность ЕС в Черноморском регионе, его политика оценивается (экспертами – прим. BSN) преимущественно негативно или как недостаточно эффективная – из-за предоставления преимущества развитию двусторонних отношений со странами.

Как отмечено в выводах Черноморской комиссии:

«Влияние ЕС на региональное сотрудничество в Черноморском бассейне пока еще приносило больше вреда, чем пользы... Конкретные компоненты политики ЕС относительно регионального сотрудничества еще не превратились во всеобъемлющий стратегический проект... Является также парадоксальным, что в то время, как ЕС заинтересовано в стабильном, демократическом Черноморском регионе, процесс формирования политики и влияние ЕС ослабляются тем, что интересы и политические позиции государств-членов часто не совпадают, особенно, если они касаются России» (4).

Перспективные планы ЕС ориентированы на расширение спектра сотрудничества, что без определения приоритетов и при условиях жестких ресурсных ограничений вряд ли будет способствовать синергии объединенных усилий.

Другим, более реалистичным направлением политики ЕС является активизация взаимодействия региональных субъектов на локальном уровне и развитие трансграничного многостороннего сотрудничества (проекты Еврорегионов, проект «Содействия развитию регионального потенциала» (Regional Capacity Building Initiative, RCBI) стоимостью €1,1 млрд., который выполняется в рамках Программы Пограничного сотрудничества Европейского инструмента соседства и партнерства (ЕИСП ПГС) в бассейне Черного моря при участии всех 10 страны региона).

2.6. НАТО является важным игроком в Черноморском регионе, но его влияние и активность в значительной мере ограничиваются соображениями соблюдения баланса сил с Россией.

Вооруженные силы стран Черноморского региона

При этих условиях, а также с учетом необходимости отвлечения значительных ресурсов в завершение операции в Афганистане, НАТО считает целесообразным проводить относительно стран Черноморского региона политику углубленного военного сотрудничества в рамках Программы «Партнерство ради мира» (ПРМ), общих учений и активного использования двусторонних механизмов: Советы НАТО-Россия, Комиссии НАТО-Украина, Индивидуальных планов действий (с Азербайджаном, Арменией, Грузией, Молдовой, Украиной).

Невзирая на признанную эффективность имеющихся механизмов военного сотрудничества стран региона с НАТО в сфере реформирования их вооруженных сил и других структур безопасности, они не компенсируют дефицит безопасности в регионе.

Более того, наличие региональной альтернативы Альянса – ОДКБ (с доминирующими позициями России) является дополнительным фактором конкуренции в сфере безопасности между Россией и Западом, а также раздражителем в отношениях политических и общественно-политических групп внутри стран региона, в частности в Украине.

2.7. Румыния: планы и намерения Румынии относительно ее позиционирования как лидера в регионе Черного моря сформировались исторически.

Политика румынского государства с момента основания строилась на идее форпоста атлантических ценностей в этой части Европы, а также силы противостояния турецкому и российскому планам доминирования в Причерноморье.

Реализация стратегических целей евроатлантической и европейской интеграции обеспечивает Румынии достаточно прочные позиции в регионе, а также способствует реализации других целей внешней политики.

Региональная политика Румынии с акцентом на усиленное внимание к Черному морю считается приоритетом в программах всех правительств.

Румыния проводит активную политику реализации панъевропейских и региональных транспортных проектов – в частности, Nabucco, INOGATE, трехстороннего проекта Интерконнектора Азербайджан-Грузия-Румыния (AGRI), Панъевропейского нефтепровода (РЕОР), – а также проектов модернизации и строительства мощностей нефте- и газоперевалки и нефтепереработки в порту Констанца (5).

Важным направлением внешней политики Румынии является работа с «румынами отовсюду» (6), что является опосредованным свидетельством претензий страны на историческое право на определенные территории за пределами румынских границ (7).

В частности, этим предопределена активная политика на молдавском направлении, стремление румынской стороны к использованию проблематики приднестровского урегулирования для демонстрации активности в региональной политике.

2.8. Украина, модернизируя собственную экономику, ищет пути для кооперации, формирования равноправных, взаимовыгодных партнерских отношений, со странами региона.

Акцент делается на проектах энергоснабжения, создания общей трансрегиональной транспортной сети, увеличения товарооборота, объединения электроэнергетических сетей, развития инфраструктуры регионального экономического сотрудничества.

Однако, из-за длительной политической нестабильности, пренебрежения к вопросам реструктуризации экономики, повышения ее энергоэффективности, диверсификации видов и источников поставок энергоресурсов, модернизации имеющейся транспортной системы, и, как следствие, снижения инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности, Украина все больше теряет свою субъектность, интерес со стороны западных партнеров и возможности влияния на ситуацию.

Есть основания допускать, что нынешний, достаточно ограниченный интерес Запада к Украине предопределен уже не его заинтересованностью в партнерстве, а намерениями не дать ей окончательно превратиться в сателлита России или в failed state (несостоявшееся государство), источник региональной нестабильности.

2.9. Автономную Республику Крым трудно назвать субъектом региональной политики, поскольку она имеет очень низкий уровень интеграции не только на уровне региона, но и на уровне государства.

Международное сотрудничество Автономии является фрагментарным и характеризуется низким уровнем развития.

Одним из наибольших преимуществ Крыма считается его геополитическое и геоэкономическое расположение. Однако, наличие большого спектра социально-политических и экономических проблем не дает возможность реализовать это преимущество на пользу АР Крым и Украины в целом.

Низкий уровень реализации существующего экономического потенциала, ориентация на замкнутость и самодостаточность локального (местного) производства тормозят развитие внутреннего рынка АРК и ограничивают экспортную ориентированность региональной экономики.

Ситуация в АР Крым привлекает внимание международных организаций и заинтересованных стран.

В 2010 году Еврокомиссия приняла решение сделать Совместную инициативу ЕС в Крыму пилотным проектом Восточного партнерства. Это произошло через три месяца после подписания Харьковских соглашений, что свидетельствует о пристальном внимании, с которым ЕС следит за ситуацией в Крыму.

Для того, чтобы стать субъектом регионального сотрудничества и не превратиться в источник напряженности и асимметричных угроз АР Крым нуждается в существенных изменениях в политике центральной и республиканской власти, разработке реалистичной стратегии развития и консолидации в ее рамках усилий всех заинтересованных сторон, координации их действий и сосредоточении ресурсов на приоритетных направлениях, а также системной, целеустремленной внешней помощи.

(4) См.: A 2020 Vision for the Black Sea Region. – Report by the Commission on the Black Sea, May 2010, www.blackseacom.eu

(5) В частности, в разделе 17 Программы стратегической целью определенно “обеспечение энергетической безопасности страны”. См. официальный сайт Правительства Румынии:

http://www.gov.ro/qq-programe-de-guvernare

(6) См.:www.dprp.gov.ro

(7) См. Официальный сайт Министерства иностранных дел Румынии: http://www.mae.ro

Оригинал на сайте Центра Разумкова:
http://razumkov.org.ua/upload/Prz_5nn_Krym_2011_Bezpeka.pdf

Продолжение следует

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд