Черноморский регион: эволюция геополитического измерения


Место и роль Украины в Черноморском регионе: Позиции специалистов

Заочный круглый стол Центра Разумкова

На фотографиях: Вид на Черное море, Сочи, Россия.
С сайта panoramio.com, автор: Gennadiy-G.
Перевод с украинского и подбор фото А. Клименко, Jr., BlackSeaNews

Алла ЯЗЬКОВА,
руководитель Центра
«Средиземноморье-Черноморье»,
Институт Европы РАН

– Как Вы оцениваете текущую геополитическую ситуацию в Черноморском регионе и перспективы ее последующего развития (5-15 лет)?

– Ранее относительно спокойный и, в известной мере, периферийный регион Черного моря за истекшие после распада СССР два десятилетия стал перекрестком многосторонних противоречий и геополитического соперничества.

Достаточно упомянуть, что когда в 1990 г. тогдашний Президент Турции Т.Озал предложил программу взаимодействия и сотрудничества черноморских государств, их насчитывалось всего четыре – СССР, Турция, Румыния и Болгария, в то время как в 1992 г. Договор о Черноморском экономическом сотрудничестве подписали уже 11 стран «Большого Причерноморья» (сегодня их 12). В последующие годы на этом относительно небольшом пространстве сфокусировалось множество интересов в сфере экономики, экологии, туризма, которые, при наличии здравого смысла и доброй воли, могли бы создать основу для масштабного и конструктивного сотрудничества.

На практике же Черноморский регион постепенно становился средоточием множественных конфликтов и многостороннего соперничества с участием не только причерноморских стран, но и ведущих европейских и мировых держав.

В этих условиях отошло на второй план и стало менее активным традиционное соперничество СССР (России) и Турции, располагающей сегодня второй (после Украины) протяженностью береговой линии и осуществляющей контроль Черноморских проливов.

Политическое противостояние в регионе существенно осложнилось после вторжения в черноморское геополитическое пространство крупных внешних игроков, прежде всего, Соединенных Штатов и Евросоюза.

Уже начиная со II половины 1990-х годов заинтересованность США не только в создании альтернативного Персидскому заливу пути транспортировки энергоресурсов, но и в предотвращении того, чтобы Россия монопольно доминировала на геополитическом пространстве Причерноморья, повлекло за собой усиление противоречий, в которые в той или иной мере оказались вовлеченными причерноморские государства. В отношениях между ними стали возрождаться ранее отошедшие на второй план территориальные и межэтнические споры, в которые оказались вовлеченными заинтересованные в поддержании напряженности внешние игроки.

Наконец, геополитическая ситуация в Черноморском регионе претерпела дальнейшие изменения после российско-грузинского конфликта августа 2008 г., в ходе которого возросла напряженность между США и Россией, военные флоы которых оказались в дни конфликта на опасно близком расстоянии.

Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии не только надолго заморозило российско-грузинские контакты, но и осложнило развитие отношений России с рядом причерноморских государств. В этих условиях появились дополнительные возможности для продвижения в регион США и Евросоюза.

Американские военные базы появились в Румынии и Болгарии еще в 2005 г., при этом Президент Румынии Т.Бэсэску прямо аргументировал подписание соглашения о создании четырех американских военных баз в Констанце необходимостью «стратегически уравновесить позиции России на Черном море».

Тем самым был укреплен черноморский фланг НАТО, членами которого к этому времени, наряду с Турцией, уже были Румыния и Болгария. Был также создан известный противовес отношениям США с Турцией, подчас проявлявшей известную самостоятельность в вопросах внешней политики (например, запретив в марте 2003 г. проход американских войск в Ирак через турецкую территорию).

Дальнейшему укреплению позиций Соединенных Штатов способствовал согласованный с Румынией проект размещения ПРО США на ее территории, что не могло не вызвать обеспокоенности близлежащих государств – прежде всего, Молдовы и Украины, периодически подвергающихся политическому прессингу со стороны Румынии.

В целом же стратегическая линия Соединенных Штатов на Черном море на протяжении ряда лет сохраняла рудименты холодной войны и была направлена на вытеснение России из черноморского геополитического пространства.

Хотя нельзя не заметить, что Администрация Б.Обамы подходит к проблемам Причерноморья с учетом более широкого понимания американских внешнеполитических задач.

Что же касается Европейского Союза, то он достаточно долго не проявлял интереса к Черноморскому региону,

и только в ноябре 1997 г. появился первый документ – «Заявление Еврокомиссии по региональному сотрудничеству в районе Черного моря». Далее были подписаны двусторонние соглашения о сотрудничестве с рядом причерноморских стран, и эти страны были включены в Европейскую политику соседства (ЕПС). А после вступления Румынии и Болгарии в ЕС (2007 г.) интерес Евросоюза к региону существенно повысился, были выдвинуты специальные проекты сотрудничества – Черноморская Синергия и Восточное партнерство.

Деятельность Евросоюза не могла не привлечь внимания Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), предложившей Евросоюзу сотрудничество в рамках совместных проектов, преимущественно в экономической сфере, в том случае, если бы ОЧЭС была предложена роль равноправного партнера, а не объекта региональной политики ЕС. Впоследствии был достигнут компромисс: взаимное одобрение конкретных проектов, преимущественно в экономической сфере, однако,

принятие программы Восточное партнерство притормозило развитие сотрудничества ЕС – ОЧЭС, исключив Россию из сферы регионального взаимодействия.

В целом же геополитическая ситуация в регионе Черного моря подвержена негативному воздействию целого ряда внутренних и межгосударственных конфликтов, создающих обстановку нестабильности и возможности своекорыстного вовлечения внешних сил, прежде всего, США и НАТО. Что же касается Евросоюза, то переговоры о евроинтеграции постсоветских стран Причерноморья существенно замедлились на фоне мирового экономического кризиса и, особенно, революций в арабских странах Средиземноморья, с которыми Евросоюз связан исторически и экономически и которым он намерен оказать более весомую поддержку.

– Каковы место и роль Украины и Крымского полуострова в системе безопасности Черноморского региона?

Украина в ближайшей и среднесрочной перспективе могла бы стать важным геополитическим фактором в Черноморском регионе. После августа 2008 г. она сохранила позитивные отношения с Грузией, отказавшись от признания Абхазии и Южной Осетии, а в декабре 2008 г. подписала, наряду с Грузией, Хартию о стратегическом партнерстве с США. В рамках ГУАМ Украина сотрудничает также с Азербайджаном и Молдовой, что не мешает ей поддерживать деловые и добрососедские отношения с Россией.

В то же время наибольшие сложности возникают в отношениях Украины с Румынией из-за заявляемых румынским Президентом претензий на территории части Одесской и Черновицкой областей и противоречащей украинскому законодательству раздачи гражданам Украины румынских паспортов.

Другой источник потенциальной нестабильности – радикализация движений крымских татар, находящих поддержку исламских организаций Турции, а в последнее время и Северного Кавказа.

В системе безопасности Черноморского региона Крымский полуостров занимает важное место и по ряду других причин. Здесь сконцентрировано русскоговорящее население, от настроений которого в известной мере зависят отношения с Россией. Наконец, в Севастополе базируется российский Черноморский флот, бывший до подписания соглашения о его длительном базировании предметом постоянных споров между Россией и Украиной.

Дело здесь не только в исторических традициях, хотя и они постоянно находятся в поле зрения российской общественности самых различных политических ориентаций. Несмотря на его кризисное состояние, Черноморский флот способствует поддержанию баланса военно-морских сил в регионе и за его пределами, периодически участвуя в программах BLACKSEAFOR, Sea Breeze, а также в антитеррористической операции «Активные усилия» НАТО на Средиземном море и российско-итальянских военно-морских учениях.

Из сказанного следует, что России и Украине следовало бы найти отвечающие взаимным интересам правовые основы пребывания Черноморского флота в Севастополе – с тем, чтобы не будоражить общественное мнение обеих сторон.

Центр Разумкова, журнал «Национальная безопасность и оборона» № 4-5 (122-123), 2011

Заочный круглый стол проводился с 5 января по 23 марта 2011 г. Ответы участников публикуются в алфавитном порядке, в переводе Центра Разумкова на украинский язык.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд