«Чехов и современный театр» в Ялте: вечная дискуссия и новые вопросы


Анна ХОРОШКО, редактор отдела культуры BSNews (фото автора)

О его драматургическом наследии спорили на протяжение всего ХХ века. Спорят и в начале нового тысячелетия. Будут спорить все, кто впредь коснется сердцем чеховского мира. И, что самое главное, – никто и никогда не придет к общему знаменателю – как ставить Чехова. И, что еще главнее, – будут искать всегда – КАК? На всех уровнях театрального искусства – от самодеятельных кружков до гениев режиссуры и крупнейших театроведов мира.

8-9 октября в Ялтинском театре им. Чехова прошла международная встреча «Чехов и современный театр», открывшаяся Круглым столом в Колонном зале театра. Доказывая очевидное, что Чехов уже не принадлежит только России, что он, подобно Уильяму Шекспиру, принадлежит всему миру, и каждый, в каждом уголке планеты, имеет право на его видение и трактовку, в ялтинском театре спорили сразу на нескольких языках.

Спорили люди, давно, казалось бы, доказавшие свое видение Чехова, подтвердившие это видение своим действительно значительным на мировом уровне творчеством – режиссерским, актерским, театроведческим. Спорили, подтверждая сакраментальное сократовское «я знаю, что я ничего не знаю» – так прекрасно отображающего вечные попытки подвести знаменатель под творчеством любого гения. И каждый из них был прав, говоря о своем Чехове, и каждый ответ оппонента о Чехове своем был так же безусловен.

Итак – не желая дублировать сами себя, мы отсылаем вас к анонсу этого события, где перечислены его участники.

В именно такой уникальный состав, собравшийся промозглым октябрем в Ялте поговорить о Чехове, верилось с трудом. И теперь хочется корить себя за провинциальное малодушие – а где же, как не здесь!? Не в этом городе, не в стенах именно этого театра!? И город, и театр заслуживают, нуждаются в событиях такого уровня.

В центре - чеховед, кандидат искусствоведения Т. Шах-Азизова

«Высокий уровень на всех уровнях» (простите за «масло масляное») – то, чего катастрофически не хватает Ялте, и чего, надо отдать должное, удалось добиться Ялтинскому театру им. Чехова в организации всего, что происходит в его стенах. Высокий уровень именно дискуссии 8 октября задала сразу и модератор Круглого стола – главный редактор журнала «Театр», обозреватель «Известий», критик Марина Давыдова: «Нужно сделать все, чтобы наша конференция не превратилась в тему для чеховского водевиля типа «Юбилея».

И правда – может Антон Павлович и посмеялся бы над более чем вековыми потуг ами мировой интеллигенции «познать и расшифровать во что бы то ни стало», не пожалел бы даже и эту исключительную (без иронии) публику, но публика-то из раза в раз, из года в год, из десятилетия в десятилетие ставит (не риторически, а практически – спектаклями и искусствоведческими трудами) вечные вопросы, благодаря которым нет в мире более нужного для любой современности драматурга, чем Чехов.

«Что заставляет из раза в раз обращаться к чеховской теме? Нет ли ощущения исчерпанности?», – спросила у присутствующих режиссеров Марина Давыдова, и дискуссия началась.

К сожалению, ввиду отсутствия наушников перевода у прессы, автору материала не удалось понять "чеховских" сентенций европейских режиссеров и критиков. Часто слышалась имя немецкого режиссера Франка Кастрофа, руководителя берлинского театра «Фольксбюне», заявившего однажды: «Современен ли Чехов? Знаете, мне не очень нравится слово «современный». Я не очень его люблю. Я бы сказал, что Чехов – демократичен, и это для меня очень важно», провоцировавшего публику «скрещиванием» «Трех сестер» и «Мужиков» (рассказ А.П. Чехова). От Кастрофа старались отмахнуться (уж сколько напровоцировано в чеховском срезе в последнее десятилетие!), но снова и снова упоминали участники ялтинского Круглого стола с разных уголков земли.

Некоторые реплики, которые с радостью удалось выхватить из «вавилонского» полиязычного переплетения языков этой интереснейшей дискуссии:

Слева направо: генеральный директор Международного театрального фестиваля им. А.П. Чехова, президент Международной конфедерации театральных союзов В. Шадрин;  московские режиссеры Генриетта Яновская и Кама Гинкас

Марина Давыдова (говоря о трактовках Чехова в России и Европе): «Русский режиссер думает о вечном; европейский режиссер думает о сиюминутном в вечном».

Кама Гинкас (режиссер, Россия): «Чехов не писал о рефлексирующих интеллигентах. Он просто окунал своих вечных персонажей в реальную для того времени среду».

Татьяна Шах-Азизова (чеховед, театровед, Россия): «Чехов – мизантроп», как новая позиция о нем в современном театре».

Алексей Дударев (драматург, Белоруссия): «Чехов не созвучен никакому времени; он созвучен человеку. Приспособить Чехова к какому-либо времени можно, но это будет деструктивно».

Генриетта Яновская (режиссер, Россия): «Чехов «тащит» нас». «Странно, что никто еще не обратил внимания – в его пьесах ни у кого нет детей. Кроме Наташи («Три сестры» - прим. авт.), про которую говорят, что она пошловата… Это такой жестокий, такой без иллюзий автор…»

Александр Авдеев (министр культуры РФ): «Чехов является сквозной осью, которая должна проходить через все поколения России. Это – вклад в генетический код страны». «В России, наверное, каждый – герой Чехова. И на каждую эпоху приходятся свои «Вишневые сады». «Министерство культуры, финансирующее многие чеховские проекты: фильмы, спектакли и т.д., постоянно размышляет над категориями «Чехов настоящий» и «Чехов фальшивый».

С микрофоном - главный редактор журнала "Театр", обозреватель "Известий" Марина Давыдова, слева от нее - министр культуры РФ А. Авдеев

Как видите – вечная потребность в дискуссии о Чехове и театре не делась никуда. Сентенции – остроактуальные. Теме – больше ста лет. Но все подобные встречи – не открытие давно известных истин ни в коем случае. И не поиск «чеховской» истины в последней инстанции – что действительно было бы горько и смешно.

Были и четко созвучные времени вопросы – тотальная «оцифровка» бумажных книг. «Способен ли Интернет войти в чеховский мир? Окунутся ли в Чехова наши внуки? Будет ли он символом тех ценностей, которыми живем мы? Или эти ценности трансформируются?... И поэтому нам Чехов нужен не только как писатель, о котором дискутирует элита», – спрашивала и, предвосхищая грустную риторичность своих вопросов в срезе довлеющего отказа от бумажной книги подростков, сразу резюмировала острую задачу Марина Давыдова.

Вашему автору хочется назвать эти вопросы и опасения – в переживаемый обществом период апогея «клипового» мышления и интернет-зависимости – главными в срезе «Чехов и современность», а не только «Чехов и современный театр»...

Но за любым апогеем исконно следует спад. И когда «цифровые шоры» спадут с глаз тех, кто сейчас и правда рискует «лишиться» Чехова, читая его в кратком пересказе, «Чехов и современный театр» – тот «укол», который будет нужен не только «дискутирующей элите».

Да. Ялта, как город, стоящий в ассоциативном ряде «чеховских» мест, нуждалась в этой встрече. В ней нуждался и Ялтинский театр, который хочется «показать» миру. Эта встреча нужна современному театру, который не может существовать без вечного решения вечных чеховских вопросов, решение которых, вспоминая слова Г. Яновской, «тащат» нас вверх – к чему-то Большему.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд