Как Кремль использует против Украины захваченные «вышки Бойко», — координатор ИС


Захваченные «вышки Бойко» стали для Москвы удобным плацдармом для отработки форм и методов ведения Черноморским флотом РФ радиотехнической разведки. 

Объекты гражданской инфраструктуры в северно-западной части Черного моря фактически переоборудованы в военные форпосты. Это стало возможным благодаря приказу Министерства транспорта РФ по созданию зон безопасности около искусственных сооружений, размещаемых на континентальном шельфе Черного моря. Цель одна – обеспечить полный контроль над захваченными активами Украины с использованием военной силы, передает «Информационное Сопротивление».

На буровые платформы были закуплены и установлены системы наблюдения за надводной обстановкой. Поставку осуществило ЗАО «Морские комплексы и системы», которое «базируется» в Санкт-Петербурге. 

Применяемые на буровых системы наблюдения типа «Нева-БС» (в виде РЛС) предназначены для радиолокационного выявления и сопровождения кораблей, судов и низколетящих целей. На основе поступающей в систему цифровой информации отображается карта театра действий в режиме реального времени. Примечательно что, в РЛС реализовано приём и перехват данных по каналам международной автоматизированной системы идентификации судов (Automatic Identification System), которая подлежит обязательному использованию всеми странами, входящими в Международную Морскую Организацию. 

Информация в режиме реального времени передается Приграничному управлению ФСБ по Крыму, а также попадает и в систему разведки ЧФ Южного военного округа РФ. Такое размещение систем и конфигурация точек расположения буровых обеспечивают агрессору практически полный контроль за трафиком коммерческих судов и военных кораблей, которые следуют в порты Украины.
 
Таким образом, фактически можно говорить о блокаде морского сообщения с использованием объектов гражданской инфраструктуры. Подобная стратегия Кремля призвана ослабить эффект присутствия военного контингента НАТО в Черном море, что стало ответом на оккупацию Крыма и милитаризацию Черноморского региона, а также ослабить судоходные возможности стран Причерноморья, что является грубым нарушением Конвенции 1982 года, участником которой является и сама Россия.

Более того, на боевое дежурство поставлена установка гидроакустического контроля за подводной обстановкой. Такие системы развернуты и действуют в 61 км от мыса Тарханкут на объектах МСП-4 Голицынского месторождения, в 72 км от этого же мыса на МСП-17 Штормового месторождения, в 66 км на северо-восток от острова Змеиный на БК-2 Одесского месторождения. Поставщик все тот же – ЗАО «Морские комплексы и системы». Подобные технологии относятся к военным и предназначены для определения военных подлодок путем их пеленгования, установки координат, параметров движения и сопровождения. Полученные данные передаются по протоколу информационно-логистического взаимодействия для обработки и последующей визуализации программным обеспечением, что используется командованием ЧФ РФ при проведении силовых акций. 

Подобная тактика создания условий «casus belli» для возможного превентивного удара была апробирована военным командованием РФ во время обстрела и захвата в плен корабельно-катерной группы и пленения моряков ВМСУ в ноябре 2018 года. Совершенно очевидно, что морская инфраструктура, выстраиваемая Кремлем в рамках проектов «Северный поток-2» и «Турецкий поток» также будут приспособлены для выполнения таких боевых задач. А под личиной искусственно созданной ситуации (прием сигнала от охранной системы) о якобы проникновении диверсионных групп, угрозы террористического акта или пиратства Российская Федерация реализует наступательную стратегию экономической и военной изоляции региона в Черном море. В Азовском море такую роль отыгрывает Керченский мост. В российских СМИ регулярно нагнетается истерия вокруг терактов незаконно построенного мостового перехода через Керченский пролив и надуманной угрозы «украинского пиратства». Похоже, что, спецслужбы РФ ищут повода для осуществления окончательного «удушения» международного судоходства в порты Украины и превращения закрытых портов оккупированного АРК в, как им кажется, «тихую гавань под прикрытием ЧФ РФ».

Итак, по факту мы имеем дело с формированием РФ военного «полигона» для отработки подавления экономической свободы навигации и торгового мореплавания в целом, где ключевым инструментом выступает интегрирование гражданской инфраструктуры под военные нужды страны-агрессора. А на примере ситуации с буровыми – с созданием Кремлем новых форм управления военной архитектурой, что должно окончательно демаскировать намерения московского руководства представить российские морские проекты в качестве мирных и наконец подтолкнуть страны ЕС и НАТО к усилению давления с целью упреждения окончательной аннексии Азово-Черноморской акватории.



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд