Арабский Мир на пороге новой эпохи: от автократии к демократии? (1)


7 января 2011, столкновение демонстрантов с полицией в Алжире, с сайта commons.wikimedia.org

Одесский филиал НИСИ, специально для BSNews,
перевод c укр. Андрей Клименко, Jr., BSNews

Подбор фото — как всегда BSNews

11 февраля 2011 года Одесский филиал Национального института стратегических исследований (НИСИ) провел круглый стол экспертов  «Арабский Мир на пороге новой эпохи: от автократии к демократии?».  

Основная цель круглого стола — проанализировать причины и основные факторы революционных событий в арабских странах, спрогнозировать их последующее развитие и возможное влияние на отношения с Украиной, наработать рекомендации касательно учета нынешней ситуации в арабских странах в ближневосточной политике Украины.

В круглом столе приняли участие ученые и эксперты в сфере международных отношений, специалисты-ближневосточники, преподаватели одесских вузов, аспиранты и студенты — всего порядка 30 участников.

На круглом столе было представлено 12 докладов. Значительное место в работе конференции заняли дискуссии по заданной проблематике. Модераторами на круглом столе были Алексей Волович, директор Одесского филиала НИСИ, и Виктор Глебов, директор Института социальных наук Одесского национального университета им. И. И. Мечникова (ИСН ОНУ).

Выступления на открытии круглого стола: 

Алексей ВОЛОВИЧ,
директор Одесского филиала НИСИ

Прежде всего хотел бы передать приветствие и пожелание плодотворной работы от директора нашего Института Андрея Ермолаева, с оценкой ситуации которого в арабских странах можно ознакомиться в публикации «Падение стены страха» в последнем номере газеты «Зеркало недели». В частности, А. В. Ермолаев отмечает, что

«...в Тунисе и Египте есть общий тренд: в отличие от потрясений начала ХХ века, это не классовые конфликты, а массовые, в которые втягиваются представители разных групп населения, даже элиты. Подобные восстания — это смена режима без смены системы. К такому типу социальных беспорядков принадлежит и помаранчевая революция в 2004 г.»

Поскольку мы в нашем филиале НИСИ и в ИСН ОНУ, который сравнительно недавно возглавил наш коллега В.В.Глебов, занимаемся ближневосточными исследованиями, то мы считаем своим долгом проанализировать на экспертном уровне ситуацию, возникшую сегодня в арабских странах, не ожидая пока «осядет пыль, развеется дым и все утрясется». Сегодня важно попробовать дать прогноз развития ситуации в арабских странах, в частности в такой важной стране, как Египет.

В современном глобализированном и взаимосвязанном мире нынешняя кризисная ситуация в арабских странах не может рассматриваться как сугубо региональная проблема. Ситуация в арабских странах порождает много вопросов:

почему именно сейчас возник кризис? Почему он сразу охватил несколько арабских стран? Почему сработал «эффект домино»? Какие движущие силы народных беспорядков в Тунисе, Египте, Йемене, Иордании и Ливане? На самом ли деле митингующие и демонстранты в арабских странах отображают настроения большинства населения? Почему вместо демонстраций не проводятся плебисциты и референдумы?

Существует ли сегодня по крайней мере ментальное единство арабских народов, которые составляют арабскую умму (нацию)? Возможно ли повторение подобного сценария в других азиатских, африканских и даже европейских странах, где существует проблема диалога и взаимодействия народа и власти, а также бедности подавляющего большинства населения?

Подобных вопросов можно поставить много. Надеюсь, что на нашем круглом столе мы сможем ответить хотя бы на часть из них.

Фото с сайта photosight.ru

Основная цель нашего круглого стола — проанализировать причины и основные факторы революционных событий в арабских странах, спрогнозировать их последующее развитие и возможное влияние на отношения с Украиной, наработать рекомендации относительно учета нынешней ситуации в Тунисе, Египте, Йемене, Иордании и Ливане в ближневосточной политике Украины.

Виктор ГЛЕБОВ,
директор Института социальных наук ОНУ им. И. И. Мечникова

Уважаемые коллеги, искренне приветствую всех участников круглого стола, среди которых я вижу много знакомых специалистов-международников, которые в свое время учились и защищали диссертации в нашем Институте социальных наук. Приятно видеть многих наших аспирантов и студентов-международников.

Инициатива Одесского филиала Национального института стратегических исследований провести сегодняшний круглый стол с целью анализа событий в странах Северной Африки является чрезвычайно актуальной. Я воспринимаю этот круглый стол как хорошую возможность для политиков, дипломатов, специалистов-международников, научных работников Одессы и других городов Украины осмыслить современное состояние событий на Ближнем Востоке, а следовательно — оценить перспективы влияния этих событий как на региональную безопасность, так и на сотрудничество Украины со странами Ближневосточного региона.

Весьма важно, что за последние годы исследование как проблем Ближневосточного региона в целом, так и отдельных арабских стран научными работниками Одесского филиала Национального института стратегических исследований и Института социальных наук Одесского национального университета имени И.И.Мечникова становится все более динамичным и приобретает растущий вес.

Арабский Мир, который до этого, казалось, заснул надолго в летаргическом сне, наконец проснулся. И это только начало. Думаю, что те тектонические процессы, которые сегодня происходят на Ближнем Востоке, являются необратимыми, и они полностью изменят геополитическую ситуацию в этом крайне важном для всего мира регионе.

Карта с сайта commons.wikimedia.org

То, что происходит сегодня на Ближнем Востоке, очень напоминает развал Советского Союза и социалистической системы в конце 80-х — в начале 90-х годов прошлого века.

Украина, которая всегда выступала за мирное урегулирование конфликтов, глубоко обеспокоена по поводу нестабильности в Арабском Мире и надеется, что общие действия как стран региона, так и Европейского Союза, Российской Федерации и США будут способствовать стабилизации взрывоопасной ситуации в регионе и победе демократических тенденций с самыми малыми деструктивными и разрушительными последствиями как для региона, так и для всего мира.

Внимательно ознакомившись с программой круглого стола, с приятностью могу констатировать, что доклады научных работников охватывают не только широкий спектр вопросов влияния внутренних и внешних факторов на формирование потенциала конфликтности на Ближнем Востоке в контексте событий в Тунисе, Египте, но и все составляющие сотрудничества в отрасли безопасности в Ближневосточном регионе.

По моему глубокому убеждению, нам очень часто недостает времени, чтобы встретиться в кругу компетентных специалистов и обменяться мнениями касательно определенных процессов как в нашей стране, так и за ее пределами. Сегодняшний круглый стол дает нам такую возможность, за что я искренне благодарю организаторов и прежде всего Алексея Алексеевича. Позвольте пожелать всем нам успеха и плодотворной работы.

Сессия I: Общественно-политическая и социально-экономическая ситуация на Арабском Востоке.

Особенности глобализации и демократизации
на Арабском Востоке

 

Жанна ИГОШИНА,
преподаватель кафедры международных отношений ИСН ОНУ им. И.И. Мечникова

На рубеже ХХ-ХХI веков арабский мир оказался в центре процессов глобализации, которые стимулируют и порождают в нем самые разнообразные тенденции, в том числе и ускорения процессов политических трансформаций.

Протесты в Бахрейне 16 февраля 2011, с сайта commons.wikimedia.org

Арабские ученые определяют несколько разновидностей арабского подхода относительно восприятия процессов глобализации: консерваторы, которые преимущественно отбрасывают глобализацию; интеграционисты — мусульманские модернисты, которые пытаются адаптировать процессы глобализации к исламским ценностям и глобалисты-либералы, которые готовы безоговорочно принять глобализацию в ее европейском понимании.

Кризис политической легитимности стал одной из главных причин начала политических реформ на Арабском Востоке. Поправки к конституциям арабских стран в подавляющем большинстве имели общие направления, такие как: государственная поддержка прав человека, гендерное равенство, укрепление конституционного права, переход к многопартийной системе и тому подобное.

Нестабильность политической ситуации, экономическая и социальная стагнация, низкая активность политических партий привели к малой эффективности демократических реформ в большинстве арабских стран. Неудачи демократических преобразований на Арабском Востоке были вызваны не только внутренними факторами, но и внешним фактором — политикой форсированной демократизации арабских государств со стороны администрации Дж. Буша.

Провал проекта «Большой Ближний Восток» на фоне борьбы с «исламским» терроризмом способствовали активизации политического ислама радикальной направленности.

С другой стороны, проведение ограниченных политических реформ усилило позиции оппозиционных политических партий, улучшило ситуацию со свободой слова, способствовало активизации роли гражданского общества, в результате чего авторитарные арабские режимы потеряли прежний политический вес и оказались в сложном положении, в котором как последующее проведение демократических реформ, так и их сдерживание почти одинаково угрожают существованию этих режимов, что продемонстрировали нам последние революционные события на Арабском Востоке.

Социально-экономическая ситуация
в странах Арабского Востока

 

Алексей ВОЛОВИЧ,
к.и.н., директор Одесского филиала НИСИ

Одной из причин нынешних социальных потрясений в арабских странах есть сложная социально-экономическая ситуация, которая имеет тенденцию к ухудшению. Так, в Египте к малоимущим прослойкам относятся около 40% населения, или 30 млн человек. Приблизительно такая же ситуация и в некоторых других бедных арабских странах — Йемене, Иордании, Тунисе, Мавритании, Судане.

Площадь Тахрир в Каире, Египет, 8 февраля 2011. Фото JonathanRashad, с сайта commons.wikimedia.org

Совокупный ВВП 22 арабских стран, площадь которых составляет 14 млн. кв. км, (площадь европейского континента — 10 млн. кв. км) составлял в 2006 г. только 2,64% (1,27 трлн. долл.) от общемирового объема ВВП и уступал ВВП Испании (1,34 трлн. долл.), которая является не самой богатой европейской страной.

В 2006 году на арабские государства приходилось только 4,11% мировой внешней торговли и 4,78% всех прямых иностранных инвестиций в мире. Совокупный экспорт арабских стран, без энергоносителей, уступает экспорту Финляндии.

Около 24% населения арабских стран вынуждены существовать на 2 доллара в день. В отдельных арабских странах  доля населения, которое живет за чертой бедности, составляет 44 — 45%. Уровень безработицы в арабском мире составляет в среднем 12,7%, что является одним из наивысших показателей среди стран, которые развиваются.

Безработица среди молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет составляет в среднем по региону свыше 30%, а в отдельных странах превышает 40%.

Население ряда арабских стран растет чрезвычайно высокими темпами (около 3 процентов в год). Если в 1995 году численность населения Египта составляла 57,7 млн., то сегодня уже около 80 млн. чел. По сравнению с 1995 годом до 2015 года население Ирака соответственно вырастет — с 21,0 до 36,6 млн., Ирана — с 64,8 до 106,6 млн., Саудовской Аравии — с 18,6 до 34,4 млн.

Быстрый рост населения ставит перед странами Ближневосточного региона проблему пищевого обеспечения, которую трудно самостоятельно решить в сложных условиях региона.

В 2005 году количество неграмотных в арабских странах составляло порядка 30% — около 70 млн. Процент необразованных людей в арабских странах вдвое превышает все мировые показатели.

Первое место по количеству необразованных в арабских странах занимает Египет. В арабских странах около 50 млн. женщин возрастом старше 15 лет являются полностью неграмотными.

Регион Ближнего Востока характеризуется крайне ограниченными запасами воды, что негативно влияет на развитие аграрного сектора и производство продовольствия.

В среднем в арабских странах только 70% населения обеспечены качественной питьевой водой. Водные ресурсы Ближнего Востока и Северной Африки составляют всего 1% от мировых водных ресурсов, это самый низкий в мире показатель.

Люди на танке в Бенгази, Ливия, 23 февраля 2011, с сайта commons.wikimedia.org

Страны Ближнего Востока и Северной Африки являются одними из наибольших импортеров продовольствия в мире: за счет импорта они удовлетворяют приблизительно 50% собственных потребностей в продовольствии. Так, Египет обеспечивает собственным производством не более 40% потребностей в продовольствии.

Крайне сложная социально-экономическая ситуация в странах Арабского Востока потенциально угрожала социальным взрывом. И этот взрыв произошел сегодня. Социальное взрывчатое вещество было готово, и события в Тунисе стали той искрой, которая повлекла взрыв.

Гражданское общество на Арабском Востоке:
новый этап развития

 

Юлия СЕРБИНА,
старший научный сотрудник Одесского филиала НИСИ, аспирант

Говорить о развитии гражданского общества в странах Арабского Востока, тем более демократии как совокупности институтов и заданного этими институтами поведения — было бы преждевременно.

Кроме того, за 2010-й год мир в целом пережил падение уровня демократии, свидетельством чего стали массовые выступления как реакция на сокращение социальных программ, вызванное мировым экономическим кризисом (Испания, Франция, Великобритания, Греция, Румыния, Албания, и т.п.). Резонным остается вопрос: к какому типу режима в результате смогут прийти арабские страны, и нужна ли им демократия с ее институционной нагрузкой?

Для того, чтобы оценивать возможность зарождения гражданского общества на Арабском Востоке, следует ответить на вопрос:

Является ли институционализированной оппозиция и ее требования, и существует ли возможность представительства интересов оппозиционеров в государственных структурах власти?

Насколько известно, даже среди оппозиционеров не существует четких требований, кроме отставки действующего президента и правительства. Зато детальных предложений последующих моделей развития страны, в том числе реформирования социальной сферы, внутренней политики, оппозиционные организации не предлагают. Более того, заявления отдельных организаций (например, «Братьев-мусульман») относительно расторжения мирного договора с Израилем ставят под угрозу стабильность на Ближнем Востоке в целом.

На самом ли деле в новой возможной модели развития Египта будут иметь место такие основополагающие принципы функционирования демократии как свобода слова, свобода мирных собраний?

О свободе вероисповедания, учитывая религиозный характер государства и даже признание ислама в качестве государственной религии, не идет речь.

Найдет ли свое развитие такой принцип как свободное развитие предпринимательской деятельности?

Можно согласиться с исследователями, которые считают, что институты представительства традиционно трудно приживаются в арабском мире. При этом стабильность «либерализуемых автократий» объясняется: склонностью мусульманского общества к авторитарному правлению; «нефтяными» доходами, которые снижают необходимость высокого налогообложения, а следовательно —  необходимость искать поддержку в обществе и проводить диалог.

Подожженный протестантами гипермаркет в Сохари, Оман, 28.02.2011, с сайта commons.wikimedia.org

Политические обозреватели отмечают, что фактически в большинстве арабских стран при власти находится богатая элита, а в оппозиции — организованное движение исламских фундаменталистов. 

Между ними —  прослойка людей, которые никогда не брали участия в политической жизни, не могут заниматься бизнесом из-за высокого уровня коррупции и не имеют доступа за границу из-за ограничений, установленных законодательством.

Следовательно, можно допустить, что для построения гражданского общества в странах Арабского Востока недостаточно декоративной смены политических элит, а нужны глубокие качественные реформы, требующие не одного года, а к срочному проведению выборов следует относиться очень осторожно, поскольку их результат не является прогнозируемым.

Особенности политического строя арабских стран

 

Галина ГОРИЦКАЯ,
независимый эксперт, к. полит. н., Киев

Каждой арабской стране свойственна своя специфика политической жизни, однако, ряд общих признаков позволяет выделить общие черты политического строя.

В частности, политические ресурсы арабского мира определяются наличием авторитарных режимов в большинстве арабских стран. Сущность политического строя заключается в том, что глава государства формирует внутренне- и внешнеполитический курсы страны, независимо от системы правления —  монархической или республиканской. Парламент — «фасадный» орган власти, который лишь утверждает принятое решение главы государства.

Исключением является политическая система Ливана, которая относится к типу парламентских республик. Согласно его Конституции парламент не только занимается принятием законов, но и избирает президента страны, утверждает состав правительства, законы и бюджет.

При таких условиях становится понятным, почему процесс демократизации арабских стран не получил распространения. Ведь с момента приобретения арабскими странами независимости в середине ХХ ст. в подавляющем большинстве этих стран во властной структуре утверждались правящие династии, которые не желают терять власть.

Столкновения с полицией в Тунисе, 14 января 2011, с сайта commons.wikimedia.org

В частности, президент Сирии Башар Асад унаследовал эту должность от своего отца Хафеза Асада, который правил страной тридцать лет. Наверное, не удастся перейти тридцатилетний рубеж правления и нынешнему президенту Египта — Хосни Мубараку, а его сын не продлит традицию «наследования престола».

Незначительная политическая активность партий в общественно-политической жизни объясняется особенностями социальной структуры традиционного арабского общества (существование мощных правящих династий, племен и кланов), в котором политические партии выступают опорой главы государства и не играют значительную роль в политических процессах.

В противовес партиям, влияние «политического ислама» на принятие политических решений или апелляция к религии характерны как для наиболее патриархальных и традиционалистических режимов, так и для сторонников светской и реформаторской ориентации.

Другой особенностью арабских стран является осознание себя частью арабской нации, подчеркивание своего цивилизационного единства, общности исторической судьбы, языкового и культурного родства.

Именно эта особенность ярко проявилась в быстром сплочении народных масс, невзирая на классовую и религиозную принадлежность, в ряд восстаний, которые в случае Туниса и Египта переросли в революции. Институционно осознание идентичности арабскими странами закреплено в существовании и деятельности Лиги арабских государств, Союза арабского Магриба, Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Очевидным остается и определяющее влияние военных на политическую жизнь арабского мира.

Учитывая вышеприведенные особенности политического строя арабских стран, становится понятным, почему их социальные ресурсы до сих пор характеризовались проблемами консолидации населения, а гражданское общество в результате своей слабости — нехваткой влияния на политическую жизнь Арабского Мира.

Однако, последние революционные события, которые охватили ряд арабских стран, свидетельствуют о смене  векторов в политическом строе большинства арабских государств.

Пробуждение социополитической активности арабских обществ в Тунисе, Египте, Йемене, Иордании, Алжире, Ираке и Судане приобрели сегодня особенно острый характер и ярко продемонстрировали весомость консолидации «исламской улицы». Похоже, что демократизация арабских стран пойдет «снизу», в случае, если не будет придушена армейской элитой и не «растворится» в исламистских лозунгах.

Политическое мнение мусульманского общества
в странах Арабского Востока

 

Сергей НАГОРНЫЙ,
эксперт по вопросам европейской безопасности,
Европейский Геополитический Форум (EGF)

Политическое мнение мусульманского общества — одно из основных проявлений общественного сознания мусульман на протяжении двух последних веков. Научные работники, которые исследуют вопрос политической системы в странах Арабского Востока, утверждают, что психологии мусульман присуща особенная склонность к политике, которая питается духом самого исламского учения.

Протесты в Санаа, Емен, 3 февраля 2011, с сайта commons.wikimedia.org

Политическое мнение мусульманского общества в странах Арабского Востока выходит из того, что вся власть принадлежит Аллаху, и каждый, кто имеет полномочия, занимается делами людей или общества, не является их правителем, поскольку единственным правителем человечества является Аллах, который является суверенным правителем всех мусульманских государств.

Согласно мусульманской религии ни один индивидуум, семья, класс общества или раса не имеют права ставить себя выше другого человека. Только Аллах один является правителем, и его распоряжение — закон.

Современный мусульманский специалист А.К.Брохи отмечает, что настоящим законодателем в мусульманском мире является Аллах, а законодательная активность, поскольку она делегирована верующим, должна осуществляться так же, как и вера, в соответствии с положениями Корана и практикой пророка.

Ислам ставит перед государством такие же задачи, как и перед индивидуумом: выполнять все договоры и обязанности; придерживаться последовательного поведения во всех отношениях; помнить о своих правах и обязанностях.

Социальная доктрина ислама предусматривает государственный строй, который установлен Богом, а частную собственность объявляет неприкосновенной. Власть, не санкционированная религией, объявляется ненадежной, и духовные лидеры требуют религиозного контроля над правительством страны. Однако религиозный контроль не означает, что духовенство обязательно должно занимать какую-то государственную должность.

В исламском обществе каждый человек пользуется правами и обязанностями наместника Аллаха, и в этом отношении все индивиды равны. Ни один человек на Земле не имеет права лишить другого человека своих прав.

Мнение мусульман является решающим в формировании правительства, которое действует в соответствии с их требованиями. Тот, кто заслуживает доверие людей, будет исполнять обязанности халифата от имени народа; тот, кто теряет это доверие, будет вынужден оставить свою должность. Именно так вынуждены были поступить президенты Туниса и Египта.

Исламскую демократическую систему от демократии Запада отличает то, что в западной демократии люди придерживаются норм права, тогда как в исламе суверенитет даруется Аллахом, а люди являются его халифами или представителями.

В западной системе люди создают собственные законы, а в исламе граждане придерживаются и подчиняются законам шариата, посланным Аллахом его Пророку Мухаммеду. На Западе правительство призвано осуществлять волю людей, а в исламе и государство, и граждане должны осуществлять волю Аллаха.

Роль новых медиа в социально-политическом
кризисе в Египте и Тунисе

 

Соломия ЗИНЬКО,
аспирант Львовского государственного университета им. И. Франко

События, которые произошли в Тунисе и Египте в январе-феврале  2011 г., засвидетельствовали, что социальные медиа способны    выполнять каждый раз большую коммуникативную и мобилизационную функцию. Однако новейшие медиа в первую очередь интенсифицируют традиционные формы социальных интеракций, а не выступают их полноценной заменой.

Анализируя недавние общественно-политические кризисы на Ближнем Востоке, следует отметить, что Кедровая революция в Ливане была в значительной мере инспирирована Западом, отображая особенности ведения западных информационных кампаний.

Тунис, и особенно Египет, продемонстрировали исламский характер информационных операций и апелляцию к локальным особенностям.

Эксперты обычно обращают внимание на детерминированность египетской революции беспорядками в Тунисе, забывая о первичности информационных кампаний «Братьев-мусульман», которые стали катализатором протестного потенциала в Тунисе.

Совокупность факторов, которые привели к социально-политическому кризису в Египте и Тунисе, включают в себя не только стремительное развитие инфраструктуры, значительный уровень цензуры, но и распространение исламизма. В этом контексте можно спрогнозировать последующее влияние египетского исламского медиапространства на Иорданию, Йемен и, вероятно, Магриб.

В тунисском кризисе значительную роль сыграл блоггинг, что позволяет провести параллель с событиями в Ливане в 2006 г. В Египте влияние медиа было значительно меньше, в то время как основная роль отводилась социальным сетям.

Любопытным аспектом является также медиа-соревнование Аль-джазиры и Аль-арабии. После событий в Египте и Тунисе Аль-арабия окончательно трансформировалась в развлекательный канал. В то же время для Аль-джазиры это шанс вернуть внимание аудитории после падения рейтинга новостных каналов в 2009 г. в угоду развлекательному контенту.

Таким образом, кризис в Тунисе и Египте продемонстрировал значительно более сложное явление, чем собственно «Твиттер-» или «Фейсбук-революция», акцентировав внимание на взаимосвязи традиционной и онлайн-мобилизации, а также противоборстве за сферу влияния между сателлитарными каналами и социальными сетями.

Продолжение следует

Коментарі:



Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд