К политической и экономической истории Крыма "нулевых" годов 21 века. Часть 2


Андрей КЛИМЕНКО
гл. редактор BSNews и «Большая Ялта News»,
заслуженный экономист АР Крым

Фото из серии «Политические лица»
Михаил РОЗЕНШТЕЙН
зам. гл. редактора «Большая Ялта News»
специально для
BSNews

Продолжение. Начало здесь.

2.

Уже самое начало 2005 года было драматичным и для крымской элиты, и для значительной части населения Крыма — уход Леонида Кучмы, поражение Виктора Януковича и победа «националиста» Виктора Ющенко на выборах Президента Украины означали в их восприятии конец только-только наступившей «эры благоденствия».


Премьер-министр Украины Виктор Янукович на одном из последних международных мероприятий в Ливадийском дворце в 2004 году, возможно, уже предчувствовал ближайшее будущее... Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

События президентской кампании конца 2004 — начала 2005 годов способствовали тому, чтобы основные внутренние угрозы безопасности, объективно закапсулированные в Крыму, вновь начали «размораживаться» в 2005 — 2009 годах на фоне внешних событий, напоминая начало 1990-х.

В рамках президентской предвыборной кампании конца 2004 — начала 2005 годов крымскими сторонниками Януковича в борьбе против Ющенко были применены «запрещенные приемы», заключавшиеся в широком распространении тезисов типа «Ющенко отдаст Крым татарам», в том числе в официальной прессе.

Таким образом, в это бурное время были в определенном смысле перечеркнуты позитивные изменения предшествующих нескольких лет в восприятии населением Крыма проблемы крымских татар, а в массовом сознании на годы вперед был сформирован знак равенства: «оранжевые» = татары.

В дальнейшем это привело к закреплению отождествления такого типа: «Киев = украинские националисты = крымские татары». Вследствие этого произошло вытеснение в эту нишу крымских сторонников партий, поддержавших на выборах кандидатуру Виктора Ющенко. Это обстоятельство стало существенным тормозом для пополнения крымских партийных организаций украинских партий национально-демократического спектра.

В 2005 — 2007 годах складывается своеобразная ситуация, когда количество сторонников украинских партий национально-демократической ориентации в Крыму легко рассчитывается в региональном разрезе по очень простой формуле: «% крымских татар среди населения + 1-2%».

В дальнейшем, по мере снижения популярности и нарастания разочарования в победителях Оранжевой революции, эта формула перестанет действовать, в том числе среди крымских татар, которые к концу нулевых годов вновь почувствуют себя в политическом одиночестве.

Методы пропаганды, использовавшиеся в президентской кампании 2004 — 2005, надолго оставили след в массовом сознании, положили начало новому периоду углубления ментального раскола между Крымом и Украиной, создали почву для реанимации «по вызову» настроений и проявлений «крымского сепаратизма», иногда реально, а иногда лишь символически угрожающих безопасности страны.


Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко (во время первого пришествия на эту должность) в Симферополе. На выездном заседании Кабинета Министров Украины принимается концепция программы "Морской берег Крыма", 2005 год. Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

После победы на президентских выборах Виктора Ющенко руководство Крыма того времени попыталось удержаться на своих постах, используя правовой статус АР Крым как парламентской республики. Однако, начавшиеся в Крыму массовые проверки киевских силовых структур (прежде всего, в земельной сфере — так называемая "комиссия Порошенко") вынудили руководителей АРК уйти в отставку.

Но громко анонсированные намерения Киева привлечь к ответственности руководителей Крыма и мэров ряда приморских городов за земельные злоупотребления не подтвердились. Кадровый корпус местного самоуправления «откупился» от «оранжевой власти» и сохранился.

В Крыму надолго, пожалуй — ло настоящего времени, укрепилось убеждение, что мотив «борьбы с коррупцией» — всего лишь технология, используемая либо для замены конкретных кадров, либо для получения «отступных».

В немалой мере из-за этого попытка Киева изменить ситуацию на полуострове путем назначения в Крым «своего» премьер-министра Анатолия Матвиенко провалилась уже через несколько месяцев — после того, как новый премьер продемонстрировал настойчивое желание поломать земельные коррупционные схемы, крымская «элита» технично использовала статус парламентской республики, чтобы поставить президента В. Ющенко и самого нового премьера перед фактом вотума недоверия крымскому премьеру и вынудить его уйти в отставку.

На примере организованной ею отставки Анатолия Матвиенко крымская «элита» еще более уверовала в свою безнаказанность и способность «перемалывать» любых киевских «комиссаров».


Премьер-министр Крыма Анатолий Матвиенко (слева) за несколько дней до отставки и нынешний глава Рескомзема Крыма Александр Чабанов, в то время - одни из лиедров «Нашей Украины» в Ялте, на первом "Ялта-ралли", сентябрь 2005. Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Эта уверенность просуществовала достаточно долго — до конца 2010 года, примерно до завершения первого полугодия с прихода к руководству Крымом новой, в обиходе называемой «макеевской», правительственной команды регионалов Василия Джарты.

В то же время, используя и преувеличивая не всегда аккуратные и взвешенные высказывания и действия представителей «оранжевой» власти в отношении «украинизации Крыма», крымская «элита» отработала в тот период технологию операций прикрытия, «дымовых завес» на основе лозунгов о защите прав русскоязычного населения Крыма, которая успешно использовалась весь период второй половины «нулевых годов».

Фактически, в 2005 — 2009 годах представлялось, что сложилось что-то типа негласного консенсуса Киева и Симферополя, заключавшегося со стороны Киева примерно в следующем: «делайте, что хотите, только не принимайте сепаратистских решений Верховной Рады Крыма...»

Крымская элита таким образом получила «карт-бланш» на продолжение и развитие своего земельного бизнеса и даже на определенную «фронду» — в гуманитарных вопросах и в организации протестов против проведения на территории Крыма военных учений с участием стран НАТО.

Почувствовав такие новые возможности крымский «политический класс» активно ими пользовался, превратив ВР АР Крым из главного представительского органа республики в политическую трибуну.

Вместе с отставкой Анатолия Матвиенко с 2005 года остановилась начатая было работа по инициированным его командой новым стратегическим программам «Морской берег» и «Вода Крыма», а также провалился масштабный проект порта «Донузлав».

Провал инициативы президента Виктора Ющенко реализовать проект строительства нового крупного морского порта на оз. Донузлав (поддержанного отдельным указом Президента Украины) стал симптоматичным. После решений нескольких сельских (!) советов, депутаты которых были заинтересованы в получении земли на берегу моря для перепродажи под коммерческую застройку, стратегический проект, реализация которого изменила бы жизнь депрессивной западной и северо-западной частей Крыма, был отменен президентом.


Евгений Червоненко (министр транспорта), Юрий Луценко (министр МВД) и ныне покойный Александ Зинченко (Государственный секретарь Украины) в Крыму, 100 дней президентства Виктора Ющенко,, Ялта, 2005. Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Снова поставив у власти в Верховной Раде и Совете министров АР Крым «своих», крымская «элита» быстро раскусила слабые места представителей новой украинской власти, поняла, что «они — такие же, как мы», и нашла способы встраивания ее в отлаженные коррупционные схемы в земельном бизнесе.

Это дало ей возможность продержаться самый сложный первый год, а затем, используя демократический характер режима и возвращение на политическую арену оправившихся от поражения своих однопартийцев — сторонников В. Януковича — выиграть местные выборы 2006 года.

При этом впервые в крымской истории произошло фактическое слияние депутатских фракций «бело-голубого» политического спектра с пророссийскими политическими силами в различных формах — как правило, в различных вариациях «блока за Януковича».

Это стало началом развившегося в дальнейшем поглощения пророссийской части крымского электората Партией Регионов и последовавшего за этим кризиса пророссийских организаций, который достиг своего пика на местных выборах 2010 года.

Получив абсолютное большинства в парламенте Крыма представители крымской «знати» с 2006 года практически ликвидировали одну из важнейших функций представительного органа, следуя известному принципу спикера государственной думы РФ Б. Грызлова «Парламент — не место для дискуссий». Заседания сессий ВР АР Крым — кроме ситуаций, когда это было необходимо большинству с точки зрения политической пропаганды — стали проходить без обсуждения вопросов в сессионном зале с участием оппозиционных фракций, в этот период было поставлено несколько рекордов, когда пленарные заседания ВР АР Крым заканчивались за несколько минут.

Надо отметить, что в 2006-2007 годах имели место тенденции использования в деятельности руководящих органов Крыма методов «лихих 1990-х» — наблюдалось присутствие и влияние в депутатском корпусе представителей известных 10 годами ранее организованных преступных сообществ (во всяком случае, так их называли в правоохранительных структурах) и даже попытки возвращения старой привычной риторики типа «смотрящих».


2004, президентская кампания, Крым. Слева направо: Брий Ехануров, Михаил Поживанов, Давид Жвания, Иван Плющ - пока еще в одной команде.
Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Однако, достаточно решительные показательные действия правоохранительных органов Украины по расследованию преступлений крымских ОПГ 1990-х годов, завершившаяся несколькими арестами и судебными процессами, и жесткая риторика в СМИ о «недопущении возврата криминалитета в крымскую власть» в целом возымела свое действие.

Попытки отдельных крымских руководителей содействовать возврату к этим технологиям и возвращению в крымский «истеблишмент» ряда одиозных фигур выглядели архаизмом и в целом успеха не имели.

По всей видимости, причиной этого стало то обстоятельство, что новые схемы земельного бизнеса, созданные в Крыму в эти годы оказались эффективнее и «чище» — опыт крымских преступных сообществ середины 90-х годов оказался архаикой и был не востребован.

Период 2005 — 2009 годов, несмотря на отдельные острые проявления в разных политико-гуманитарных вопросах, все же был временем, характеризовавшимся стратегическим сотрудничеством «бело-голубых», находившихся у власти в Крыму, с «оранжевыми», правившими в Украине, в совместном земельном и строительном бизнесе.

В 2005 — 2009 годах происходило ряд острых событий, напрямую связанных с угрозой безопасности — затяжной острый конфликт с крымскими татарами в Бахчисарае, связанный с переносом вещевого рынка, находившегося на территории древнего мусульманского кладбища с мавзолеем крымских ханов; резкие протесты против учений «Си Бриз» в Крыму и заходов военных кораблей стран НАТО в крымские порты, против создания консульского пункта США в Симферополе, конфликты вокруг объектов Черноморского флота на территории Крыма. При этом большая часть акций против НАТО происходила все же на территории Севастополя, а не АР Крым.

Крымская «элита» проявила в связи с конфликтом в Бахчисарае поразительную беспомощность — вероятно, она рассматривала его как одну из привычных постановок политических «дымовых завес», но оказалась не в состоянии остановить спровоцированный при ее участии конфликт, когда развитие событий вышло из-под контроля.

И хотя для разрешения конфликта потребовалось вмешательство руководителей киевских силовых министерств, однако крепость «земельных уз», связывающих крымскую власть киевскими чиновниками, оказалась такой, что явная беспомощность в решении проблем не привела к ее смене.


Виктор Ющенко и его крымские сторонники, 2004.
Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Эта ситуация продемонстрировала высокую степень угрозы для безопасности технологий управляемых протестов, применяемых крымской «элитой» для подчеркивания крымской «особости» и отвлечения внимания от ее бизнеса.

В 2005 — 2008 годах развитию Крыма был нанесен колоссальный ущерб ничем не ограниченной (незаконной и полузаконной) раздачей рекреационных земель под коммерческую застройку.

По инерции эти процессы некоторое время продолжались и после обвала земельного рынка и рынка недвижимости, произошедших вследствие кризиса 2008 года — коррумпированная крымская «элита» долго не могла поверить в окончание периода «земельно-строительного благоденствия».

Кроме территориальных потерь, нанесших значительный (а местами — непоправимый) ущерб перспективам развития санаторно-курортного комплекса и туризма, главный ущерб Крыму, нанесенный в эти годы, — прочно сформировавшийся имидж самой коррупционной территории в Украине, на которой нечего делать цивилизованному инвестору.

Кроме того, в 2005 году ВР Украины фактически ликвидировала правовой режим ТПР, что наряду с земельной коррупцией, завершило похороны инвестиционного имиджа Крыма, создававшегося в 1996 — 2002 годах.

Этот период — при попустительстве и при соучастии представителей Киева — характеризовался пиком земельно-строительной коррупции, которая пустила метастазы во все взаимоотношения как внутри органов власти, так и, естественно, в сферу отношений органов власти и местного самоуправления с бизнесом и населением.

В эти годы большинство крымских советов всех уровней — по примеру Верховной Рады и Совета Министров АР Крым — практически перестают заниматься развитием своих территорий, отдавая большую часть времени личному обогащению имеющих доступ к теневому земельно-строительному рынку.

2005 — 2008 годы стали годами окончательного разложения и утраты дееспособности крымской «элитой» во всех сферах, не связанных с личным обогащением.

Как ни парадоксально, но в то же самое время, несмотря на привычную риторику о защите прав русскоязычного населения и наличие большинства в крымском парламенте, крымская «элита», не желая ссориться с «оранжевым» Киевом, чтобы не потерять все более значимые земельно-строительные доходы, не афишируя дисциплинированно выполняет все «украинизаторские» мероприятия Киева в гуманитарной сфере. Действует своего рода принцип: «пусть они в Киеве занимаются своими танцами вокруг языка, а нам надо заниматься бизнесом».


Виктор Янукович – снова премьер-министр Украины, 1 сентября 2007 года, Алушта, слева - председатель Верховной Рады Крыма Анатолий Гриценко, справа - премьер-министр Крыма Виктор Плакида.
Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Поэтому в 2005 — 2009 годы — несмотря на звучащую из Крыма критику украинской власти за поспешность «украинизации» высшего образования, телевидения, кинопроката и государственной службы — в результате этих действий все же, по всей видимости, быстрее завершается определенный перелом: около 2/3 крымской молодежи указывают в ответах на вопросы российских (!) социологов, что они одинаково понимают русский и украинский языки, такое же количество молодежи считает обязательным знание украинского языка для продолжения учебы и государственной службы. Доля «жестких отказников» сжимается примерно до 15%, что по-видимому и составляет верхнюю планку реальной поддержки для сепаратистских движений в Крыму.

Подобные тенденции, став известными, приводят к появлению в 2009 у идеологов концепции «русского мира» беспокойства о том, что через 2-3 года крымская молодежь будет потеряна.

Это, по-видимому, и стимулировало апробацию новых форм работы РФ в Крыму через неправительственные организации (с использованием ведущих деятелей культуры, журналистов, актеров, писателей, а также звезд российской рок-музыки), которая активно разворачивается в настоящее время.

3.

Период, когда совпали по времени острая фаза глобального экономического кризиса 2008 — 2009 годов, российско-грузинская война на Кавказе с ее последствиями и выборы 2010 года, стал своеобразным водоразделом в новейшей истории Крыма.

Основной удар кризиса, обвалившего рынок земли и жилья, пришелся именно на сложившиеся в предыдущие годы теневые схемы земельно-строительного бизнеса, составлявшие к началу кризиса основу благополучия крымской «элиты» и связанного с ней бизнеса и населения.

С точки зрения последствий экономического кризиса, наиболее пострадавшими в Крыму следует считать именно депутатов и чиновников, непосредственно связанных с земельно-строительными вопросами, строительные, девелоперские и риэлтерские компании и т.п. Их финансовый фундамент, обеспечивавший ранее "политические расходы" и защиту от уголовных преследований за земельные махинации, дал трещину...

Кроме этого, поскольку отчисления инвесторов «элитного жилья у моря» составляли главный источник не только коррупционных доходов, но и средств для бюджетов развития крымских городов, сложилась ситуация, когда местные бюджеты оказались перед фактом, что они примерно на 90% формируются за счет подоходного налога с граждан, расходуются примерно в тех же пропорциях на зарплату бюджетников и больше не имеют источников финансирования проектов ремонта и строительства объектов инфраструктуры.


Проводы премьер-министра Украины Виктора Януковича в аэропорту Симферополя 1 сентября 2007 года. Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

В результате кризиса резко снизилось «гламурное» потребление, очень значительно — до 15% в 2009 году — сократилось количество отдыхающих. После его восстановления в 2010 году — рост на 14% — оказалось, что туристы стали значительно более «скупыми» и требовательными к качеству услуг.

Оказалось, что «тучные годы» не были использованы для развития номерного фонда крупных отелей и других мест краткосрочного размещения большого туристов (санаториев, пансионатов).

Вместе с тем, за счет роста количества отдыхающих и отчасти за счет инвестирования доходов от земельных спекуляций, в 2004 — 2009 годах произошло бурное развитие мини-отелей, которые к 2010 году превратились в мощный и конкурентоспособный сектор туристического бизнеса, находящийся преимущественно в тени.

Именно этот сектор за счет гибкой ценовой политики принял на себя 10 из 14% роста туристического потока 2010 года. В то же время, в силу посткризисных тенденций крымского туризма, произошло снижение базы налогообложения. Впервые за многие годы 13 курортных регионов Крыма дали менее 50% (всего лишь 47%) поступлений в сводный бюджет.

К 2010 году остановившийся в развитии Крым с деградирующей инфраструктурой и имиджем самого коррумпированного и самого конфликтного региона Украины — на фоне конкуренции приморских областей Черноморских государств, предпринявших адекватные меры по преодолению последствий экономического кризиса — становится явным аутсайдером Черного моря.

Крымская «элита», не желая адекватно воспринимать новые реалии и подсознательно ожидая восстановления привычных схем, в течение всего периода успокаивала себя и общественное мнение цифрами роста количества отдыхающих, продолжавшегося в 2005 — 2008 и начавшего восстанавливаться в 2010 после провала в кризисном 2009 году.

В 2007 — 2009 годах роль единственного «ньюсмейкера экономического развития» на территории Крымского полуострова попытался взять на себя Севастополь.

В этот период — на фоне намерений тогдашнего руководства Украины не продлевать срок базирования Черноморского флота РФ в Крыму после 2017 года и действий, связанных с этим — руководство Севастополя в 2007 году инициировало разработку стратегической программы «Севастополь — город открытой экономики и черноморского сотрудничества», рассчитанной на привлечение в экономику Севастополя иностранных инвестиций для компенсации сокращения роли военно-морской составляющей в экономике города.


Традиционное шествие крымских татар в Ялте в память о дне депортации, 18 мая 2006 года. Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Августовская война на Кавказе в 2008 году создала новую (или проявила реальную) геополитическую ситуацию вокруг Крыма — полуостров стал косвенно причастным к боевым действиям между РФ и Грузией на стороне России и получил имидж «следующего после Грузии»..

Наложившийся на эти события обвал мировых фондовых рынков 2008 года и последующее развитие острой фазы глобального экономического кризиса в Украине в 2009 году несколько снизили остроту восприятия новых процессов в Черноморском регионе населением Крыма, переключив его внимание на социально-экономические проблемы.

Вместе с тем, именно с периодом после «пятидневной войны» было связано активное продвижение идей новой стратегии инвестиционного развития Севастополя на фоне стратегического бездействия руководства Крыма. На короткое время предложенные идеи развития Севастополя оказались в центре внимания представителей дипломатических миссий стран ЕС и США. Стало создаваться впечатление появления у Севастополя «окна возможностей» для развития, которые могли усилиться с принятием ЕС программы «Восточного партнерства».

Это продлилось до президентской кампании 2009. Подписание Харьковских соглашений по Черноморскому флоту закрыло это «окно возможностей» для Севастополя.

После этого произошло переключение внимание стран ЕС с Севастополя на остальную территорию полуострова, поскольку Крым по инициативе президента Януковича начинает звучать как пилотный проект программы «Восточное партнерство».

Непосредственно после августа 2008 года, после высказываний в мировых СМИ руководителей председательствовавшей в ЕС Франции о том, что «следующим после Грузии будет Крым», полуостров оказывается в центре внимания не только дипломатов, но и различных международных фондов, что привело к увеличению числа и объема программ и проектов технической помощи, реализуемых в Крыму.

В этот период — на фоне вербального конфликта между президентами РФ и Украины — наблюдались давно апробированные методы информационной войны и поддержки пророссийских акций и движений прежних лет по шаблонам «Затулина — Лужкова». Это привело к определенной реанимации в эти годы идей «русского мира», находившихся до этого некоторое время в состоянии анабиоза.


19 января 2007 года, Ялта, крестный ход после молебна за курортный сезон в день Крещения. Фото М.Розенштейна, специально для BSNews

Этот процесс нарастал до тех пор, пока в конце «нулевых» не произошло «похищение лозунгов» русского движения партией Регионов, приведшее к электоральному краху организованных по новой версии объединенных пророссийских сил на полуострове.

Победа на президентских выборах 2010 Виктора Януковича и последующее подписание Харьковских соглашений по Черноморскому флоту РФ, а также декларируемое потепление отношений с Россией привели к идейному кризису пророссийских организаций Крыма. Они оказались в состоянии, когда цели движения фактически достигнуты, новой конструктивной повестки не предложено, а продолжение старых форм уличной активности с одной стороны — опасно, а с другой — непонятно населению.

В то же время, в 2010 году недееспособность крымских представителей партии Регионов к руководству территорией, которая объявлена пилотным проектом модернизации в масштабах страны, по всей видимости, стала очевидной для нового президента Украины.

В Крыму происходит замена руководства правительства на «макеевскую команду» Василия Джарты, которая первоначально имплантируется в существующий многопартийный состав правительства Крыма, а после абсолютной победы партии Регионов на местных выборах 2010 года занимает монопольное положение.

В дальнейшем, используя выборы в местные советы в конце 2010 года, партия Регионов проводит в Крыму неожиданно быструю операцию по искусственной смене элит — большая часть недееспособной к развитию старой крымской «элиты» из числа однопартийцев сменяется по всей вертикали органов власти и местного самоуправления.

В Крыму объявляется — и отчасти начинается — реализация масштабных проектов развития инфраструктуры за счет беспрецедентных в истории Украины дотаций из государственного бюджета. Одновременно с этим правоохранительными органами возвращается около 2 тысяч гектаров земли, отведенной местными советами и правительством Крыма в предыдущие годы с нарушением законодательства в рамках "земельно-строительной лихорадки"...

Однако население Крыма воспринимает эти процессы с недоверием, ожидая, как и прежде, что эти процессы имеют целью "переделить" главный крымский ресурс – землю.

Параллельно Национальным институтом стратегических исследований при Президенте Украины разрабатывается и принимается новая стратегия развития Крыма, декларирующая в качестве основного методологического и стратегического принципа

достижение региональной конкурентоспособности экономики Крыма в контексте Черноморского региона и формирование новой миссии Крыма как своеобразного плацдарма продвижения интересов Украины в Черноморском регионе...

Цели такого уровня ставятся впервые за историю Украины.

При условии адекватного продолжения начатого в 2010 году курса на модернизацию и развитие Крыма, а также в силу других факторв риски проявлений сепаратизма существенно снизятся и через 3-5 лет могут оказаться неактуальными.

При сохранении этих же тенденций существует высокая вероятность нахождения нового прагматичного режима диалога с крымскотатарским национальным движением.

К настоящему моменту главными вызовами для Крыма становятся успех или неуспех программ экономических реформ и модернизации, доверие или недоверие к ним населения, а также — вероятно, в не меньшей мере — реакция Черноморских государств на перспективу появления в регионе нового игрока вместо привычного аутсайдера.

Нам предстоит быть свидетелями изменений характера и масштаба рисков и их последствий, многие из которые пока зависят не столько от новой крымской элиты, которая находится на начальном этапе формирования, а от способности Киева к самостоятельной игре в Черноморском регионе...

NB!!! или Послесловие автора:

Эти наброски никоим образом не претендуют на полноту и всеохватность. Многие процессы и тенденции намечены лишь пунктиром, многие — вызывают у самого автора ощущения неоконченности и неудовлетворенности собой. Целый ряд событий оставлен за скобками — чтобы не разрывать логическую цепь ответвлениями. Автор надеется, что его скромная попытка станет раздражителем для крымских ученых и публицистов, поскольку пришло хорошее время для осмысления 20 лет крымской истории.

Коментарі:



Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд