Турбулентная Евразия (6). Грузино-осетинский конфликт


1989–1991. «Парад суверенитетов» Панорама этнополитических противоречий на Кавказе на закате советской эпохи. Атлас этнополитической истории Кавказа (автор А.А. Цуциев, 2007) с сайта iriston.com

Сергей МАРКЕДОНОВ
в настоящее время – приглашенный научный сотрудник (Visiting Fellow)
Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Подбор фото – как всегда  BlackSeaNews

В августе 2008 года многолетний грузино-осетинский конфликт вылился в «пятидневную войну». За 17 лет это третье вооруженное противостояние между Грузией и Республикой Южная Осетия, де-юре признаваемой (в том числе и Россией до 26 августа 2008 года) частью грузинского государства.

Однако нынешнее противоборство качественно иное, чем два предыдущих, поскольку в нем напрямую участвовали Вооруженные силы Российской Федерации.

Если в период грузино-абхазской войны 1992-1993 мы имели дело с самодеятельностью отдельных военнослужащих РФ, то на сей раз действия Российской армии были не просто поддержаны на официальном уровне. Кремль оценил их как операцию по «принуждению Грузии к миру», призванную спасти осетинский народ от масштабной гуманитарной катастрофы.

В отличие от предыдущих грузино-осетинских вооруженных противостояний (1991-1992, 1992-1993, 2004), в нынешний конфликт активно вовлечены США и государства Европейского Союза. Активность продемонстрировала Украина, которая пыталась сдерживать действия российского Черноморского флота во время военной операции против Грузии.

В первый раз Тбилиси вел борьбу с сепаратистскими образованиями (Абхазией и Южной Осетией) одновременно – «на два фронта». События в Южной Осетии и вокруг нее стали едва ли не главным вопросом международной повестки дня. В первые сутки «пятидневной войны» Совет Безопасности ООН трижды собирался для обсуждения ситуации на Кавказе.

Грузино-осетинский конфликт был первым межэтническим противоборством в постсоветской Грузии, переросшим в масштабное вооруженное столкновение.

Юго-Осетинская автономная область в составе Грузинской ССР – исторический предшественник непризнанного государственного образования Республика Южная Осетия – была образована 20 апреля 1922 года.

Ее территория составляла 6,5% территории Грузии (3,84 тыс. кв. км). Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1989 года, в Юго-Осетинской АО проживали 98,5 тыс. человек. Из них 63,2 тыс. – осетины, 28,5 тыс. – грузины, 2,1 тыс. – русские, 0,9 тыс. – представители еврейских этнических групп.

Численность осетин в Грузии в 1989 году составляла 165 тыс. (порядка 3% населения) (42). Около 100 тыс. осетин проживали во внутренних районах Грузии (наиболее крупными были осетинские общины в Тбилиси, Гори, Рустави). Правовой статус Южной Осетии в докризисный период регулировался Законом о Юго-Осетинской АО, который был принят в 1980 году.

В своем развитии конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного значения.

Эскалация вооруженных конфликтовна Кавказе после 1991 года. Атлас этнополитической истории Кавказа (автор А.А. Цуциев, 2007) с сайта iriston.com

Первый этап (1988-1989) можно назвать идеологическим.

В этот период противоборствующие стороны обозначили главные претензии друг к другу, а также сформировали основополагающие этнополитические мифологемы будущего конфликта. Например, грузинские историки и журналисты стали говорить об осетинах как о «пришельцах на грузинской земле», «выходцах из Северного Кавказа», а осетины актуализировали тему «аланского братства» (в современном осетинском историко-политологическом нарративе аланы рассматриваются как предки осетин).

Второй этап (1989-1991) – политико-правовой. В течение двух лет грузинская и осетинская сторона вели другом с другом законотворческую («статусную») войну.

20 сентября 1989 года были опубликованы проекты законов Грузинской ССР, ущемлявшие права Юго-Осетинской АО. Чуть менее чем два месяца спустя, 10 ноября, на сессии народных депутатов Юго-Осетинской АО было принято решение о преобразовании области в автономную республику в составе Грузии. Эту акцию в Тбилиси восприняли крайне негативно, поскольку Южная Осетия повышала свой статус в одностороннем порядке.

16 ноября 1989 года Президиум Верховного Совета Грузинской ССР отменил решение югоосетинского областного Совета. Еще через неделю прошел многотысячный антиосетинский марш грузинских националистов на Цхинвали, столицу Юго-Осетинской АО, появились первые жертвы.

Далее произошло ключевое для эскалации конфликта событие.

11 декабря 1990 года Верховный Совет Грузии принял решение об отмене автономного статуса Южной Осетии. Почти одновременно власти Советского Союза объявили о режиме ЧП в югоосетинской автономии, а грузинское руководство начало ее блокаду.

Третий этап – вооруженная борьба между Грузией и Южной Осетией (январь 1991 – июль 1992).

Зоны конфликтов в Южной Осетии (1990–1992...) и Северной Осетии (1992...). Атлас этнополитической истории Кавказа (автор А.А. Цуциев, 2007) с сайта iriston.com

6 января 1991 года внутренние войска МВД СССР отправляются из Цхинвали в казармы, в город входит шеститысячный отряд грузинских боевиков, появляются жертвы среди мирного населения. В ходе военных действий столицу Южной Осетии штурмовали трижды (февраль и март 1991, июнь 1992).

В конфликт вовлекается Северная Осетия (субъект РФ на Северном Кавказе), куда прибыли около 43 тыс. беженцев из самой Южной Осетии и внутренних областей Грузии. При этом североосетинские действия напрямую Кремлем не контролировались. Более того, условием подписания Федеративного договора Владикавказ ставил поддержку (в той или иной форме) Южной Осетии Москвой.

В конце мая 1992 года Северная Осетия перекрывает газопровод, ведущий в Грузию.

24 июня 1992 года президенты РФ и Грузии Борис Ельцин и Эдуард Шеварднадзе подписывают Дагомысские (Сочинские) соглашения о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта.

14 июля 1992 года начинается миротворческая операция. Вводятся российский, грузинский и североосетинский миротворческий батальоны, боевые действия прекращаются, создается Смешанная контрольная комиссия (представители РФ, Грузии, Южной Осетии, Северной Осетии) по соблюдению условий прекращения огня.

В результате вооруженного противоборства было сожжено 100 сел, убито более тысячи человек.

Таким образом, вооруженный конфликт был «заморожен». Начинается его четвертый этап, продолжавшийся до мая 2004 года

В отличие от Абхазии, Южная Осетия не знала масштабных этнических чисток грузинского населения. Вплоть до августа 2008 года здесь сохранялось совместное проживание грузин и осетин. В Конституции непризнанной Республики Южная Осетия грузинский язык был назван в качестве языка меньшинства. Перестрелки, блокады и провокации прекратились, удалось достичь относительного мира. До 2004 года между Тбилиси и Цхинвали действовало прямое автобусное сообщение, существовали рынки (Эргнети), где грузины и осетины торговали совместно, взаимно признавались автомобильные номера.

Следует заметить, что в послевоенных условиях основу экономики территории с «отложенным статусом» составляла контрабанда, в которую были вовлечены представители обеих этнических групп.

Но эта теневая экономика накрепко привязывала Южную Осетию к Грузии, она же, пусть и неформальным способом, формировала доверие двух конфликтовавших общин. Заметную роль в урегулировании конфликта играл и президент Северной Осетии Александр Дзасохов (избран в 1998), который имел прямые неформальные контакты с соратником по бывшему Политбюро ЦК КПСС Эдуардом Шеварднадзе. Все это позволяло разряжать обстановку.

1989–2003. Этническая карта. Миграционные тенденции и их постсоветская кризисная эскалация. Атлас этнополитической истории Кавказа (автор А.А. Цуциев, 2007) с сайта iriston.com

Более того, за 12 лет был наработан значительный позитивный потенциал в процессе мирного урегулирования.

Во-первых, миротворческую миссию несли совместно грузинский и российский батальоны.

Во-вторых, были подписаны важные документы, обеспечивавшие реабилитацию конфликтной территории.

Среди них следует особо отметить Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте от 16 мая 1996 года и российско-грузинское межправительственное Соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и возвращении беженцев от 3 декабря 2000 года

Пятый этап (2004-2008) можно охарактеризовать как «разморозку» конфликта.

Он начался с попыток официального Тбилиси пересмотреть сложившийся в Южной Осетии баланс сил и политико-правовой формат урегулирования. «Революция роз» в Грузии (октябрь-ноябрь 2003 года), ошеломляющая победа (97% голосов) на президентских выборах Михаила Саакашвили (январь 2004 года) произошли, как и в начале 1990-х, на основе мобилизации «патриотического» ресурса.

В выступлениях Саакашвили и его соратников звучали идеи воссоздания единой Грузии и реванша за «национальные унижения» в Южной Осетии и Абхазии. 31 мая 2004 года без согласования действий со Смешанной контрольной комиссией (СКК) под предлогом борьбы с контрабандой на территорию Южной Осетии были введены силы спецназа МВД Грузии (300 человек).

Эти действия члены СКК расценили как нарушение Дагомысских соглашений. С грузинской стороны прозвучали обвинения в адрес российских миротворцев в этнической ангажированности, а также криминальной деятельности. 20 июля 2004 года президент Грузии публично заявил, что не исключает возможность денонсации Дагомысских соглашений: «Если в рамках соглашений на территории Цхинвальского района нельзя поднимать грузинский флаг, я готов выйти из этих соглашений». (43)

Карта августовской войны 2008. С сайта wikipedia.org

Этим заявлением Саакашвили продемонстрировал, что стремится к реализации трех целей:

  • интернационализировать грузино-осетинский конфликт, подключить к его урегулированию США, страны Европы;
  • переформатировать конфликт из грузино-осетинского в грузино-российский и представить его как проявление российского неоимпериализма;
  • отказаться от эксклюзивной роли России как гаранта мира в регионе.

Именно реализация данных целей стала квинтэссенцией пятого этапа грузино-осетинского конфликта. 8-19 августа 2004 года в Южную Осетию пришла вторая война.

В этом военном противоборстве использовалось не только стрелковое оружие, но и артиллерия. И хотя к концу месяца стороны удалось на несколько дней разъединить, август (роковое время в конфликте) 2004 года стал началом новой волны обстрелов, нападений, провокаций и перекрытий жизненно важных коммуникаций. С тех пор тактика «мелкого военного фола» стала в Южной Осетии повседневной реальностью.

Эта кратковременная война (забытая – особенно на фоне «горячего августа» 2008 года) стала в определенной степени переломным моментом российской политики в регионе.

До 2004 года Москва стремилась к объективности и нейтралитету, сохранению статус-кво как наилучшего выхода. После 2004 года Россия (понимая взаимосвязь ситуации в Южной Осетии с безопасностью всего Северного Кавказа) фактически становится на сторону непризнанной республики.

Во-первых, теперь Москва рассматривает Цхинвали как инструмент для воздействия на Тбилиси, ставшего к этому моменту не только на откровенно проамериканский, но и антироссийский путь.

Во-вторых, потеря Южной Осетии видится как угроза для самой РФ.

Не разрешенный до сих пор осетино-ингушский конфликт тесно связан с ситуацией вокруг непризнанной республики.

В 2004-2006 годах парламент Грузии принял целый ряд постановлений, которые признавали российскую миротворческую миссию «отрицательной», а действия РФ оценивали как «неприкрытую аннексию».

Осенью 2006 года Тбилиси запускает проект «альтернативной Южной Осетии», делая своим «знаменем» бывшего премьер-министра и министра обороны непризнанной республики Дмитрия Санакоева. Цель этого проекта – переформатировать переговорный процесс (фактически отказавшись от прямого диалога с Цхинвали).

Карта августовской войны 2008. С сайта wikipedia.org

В марте 2007 года Тбилиси создает на территории Южной Осетии «временную административную единицу». Это решение фактически поставило крест на переговорах между Грузией и непризнанной республикой. Тбилиси предпринимает попытки международной легитимации Санакоева (он участвует в форумах в Брюсселе и Страсбурге, его рассматривают как «конструктивного» представителя осетинской стороны в отличие от Эдуарда Кокойты).

Венцом политики «разморозки» стали переподчинение грузинского миротворческого батальона Министерству обороны Грузии (ранее он подчинялся командованию Совместных сил по поддержанию мира), а также неоднократные заявления министра по реинтеграции Грузии Темури Якобашвили о необходимости выхода из существующих форматов мирного урегулирования. Переговоры между конфликтующими сторонами прекратились.

В 2008 году Москва тоже внесла свою лепту в «размораживание» конфликтов в Грузии. 21 марта Государственная Дума приняла заявление, в котором обозначила два условия для возможного признания независимости Абхазии и Южной Осетии (вступление Грузии в НАТО, силовая операция против двух непризнанных республик).

После этого, в апреле, уходящий президент РФ Владимир Путин поручил федеральному правительству оказать «предметную помощь» населению Абхазии и Южной Осетии. Само это поручение предполагало среди прочего установление фактически прямых дипломатических контактов Москвы с Цхинвали и Сухуми. Незамедлительно последовала жесткая реакция Запада, который обозначил территориальную целостность Грузии в качестве одного из своих приоритетов.

Как бы то ни было, к 7 августа 2008 года статус-кво в Южной Осетии был нарушен. В ходе боевых столкновений 2004 года погибли порядка 70 человек, а в последующие годы число жертв с обеих сторон (по разным оценкам) составляло 100 человек.

В августе 2008 года количество перешло в качество. Тактика «повышения» уровня насилия привела к штурму Цхинвали и жесткой ответной реакции со стороны России (на которую, похоже, не рассчитывали ни в Тбилиси, ни на Западе). Таким образом, военно-политическая авантюра Саакашвили и прямое вмешательство России в грузино-осетинский конфликт были подготовлены всей логикой предыдущего этапа «размораживания конфликта».

Карта августовской войны 2008. С сайта wikipedia.org

В ходе «пятидневной войны» Южная Осетия с помощью РФ установила свой контроль над территориями бывшей Юго-Осетинской АО, которые с начала 1990-х годов и до 2008 года находились под юрисдикцией Тбилиси (Ахалгорский район, Лиахвский коридор). Около 15 тысяч этнических грузин были вынуждены покинуть Южную Осетию.

26 августа 2008 года Россия признала независимость Южной Осетии. 17 сентября того же года был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и Южной Осетией (ратификация в Государственной Думе прошла 29 октября), а 24 октября назначен посол России в Цхинвали. В начале 2009 года институт полномочного представителя президента Южной Осетии в России трансформировался в посольство.

В то же время, кроме России и с известными оговорками Никарагуа, Венесуэлы и Науру, независимость Южной Осетии никто не признал. США, страны ЕС, ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ПАСЕ, НАТО по-прежнему рассматривают Южную Осетию как неотъемлемую часть Грузии.

Вместе с тем, представители Южной Осетии допущены к участию в многосторонних консультациях по вопросам стабильности и безопасности на Кавказе (известны как «Женевский процесс» или «Женевские переговоры»), которые начались 15 октября 2008 года В дискуссиях участвуют представители РФ, США, Европейского Союза, ООН, ОБСЕ, Грузии.

Югоосетинская и абхазская делегации не считаются официальными дипломатическими миссиями, однако они принимают участие в переговорном процессе по широкому спектру гуманитарных проблем и вопросов безопасности. Статусные вопросы в ходе «Женевских консультаций» оказались вне фокуса дискуссий.

Продолжение следует

(42) Скаков А. Ю. Южная Осетия: демография, экономика, политика /В кн. Грузия: проблемы и перспективы. – М: Российский институт стратегических исследований, 2002. Т. 2. С. 167.

(43) Грузия угрожает выходом из Договора по Осетии. 20. 06. 2004. Доступно на сайте http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_3911000/39Ш01.stm

Сергей Маркедонов, фото РИА Новости с сайта Медиафорума-2009

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сергей Маркедонов – кандидат исторических наук, в апреле 2001 – октябре 2009 года – заведующий отделом и заместитель директора Института политического и военного анализа, доцент Российского государственного гуманитарного университета, эксперт Совета Европы и Федерального собрания РФ.

Источник:

Маркедонов С. Турбулентная Евразия: межэтнические, гражданские конфликты, ксенофобия в новых независимых государствах постсоветского пространства. – М.: Московское бюро по правам человека, Academia, 2010. – 260 с.

ISBN 5-84389-033-Х

© Московское бюро по правам человека, 2010 © Маркедонов С, 2010

Издательство «Academia» 129272, г.Москва, Олимпийский просп., д. 30. ЛР № 065494 от 31.10.97. Формат 60x90 / 16. Печ.л.16,5. Печать офсетная. Тираж – 1000 экз. Заказ № 118. Отпечатано в типографии «Артмастер»

Содержание:

Вместо предисловия / Межэтнические конфликты в СССР и на постсоветском пространстве / Введение / Часть I. Предпосылки межэтнических конфликтов в СССР /

Часть II. Типология конфликтов 

Часть III. География межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве

/ Большой Кавказ / Грузино-осетинский конфликт / Грузино-абхазский конфликт / Армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха / Осетино-ингушский конфликт / Российско-чеченский конфликт / Гражданская война в Грузии / Молдавско-приднестровский конфликт / Ситуация в Гагаузии / Центральная Азия / Гражданская война в Таджикистане / Украина / «Крымский вопрос» / Проблема Черноморского флота / Прибалтийские республики / Латвия / Эстония / Литва /

Заключение (методологические принципы урегулирования конфликтов)

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд