Экономисты оценили потери России от санкций в 800 млрд


Рецессия была неизбежным сценарием для российской экономики после 2014 года, западные санкции повлияли на это, но не были главным катализатором спада.

К такому выводу пришли эксперты Центра экономических исследований — Института экономики (CERGE-EI) Чехии Анна Пестова и Михаил Мамонов в своей статье, «Стоит ли беспокоиться? Экономический эффект финансовых санкций на российскую экономику», подготовленной для Института переходных экономик Банка Финляндии (BOFIT), пишет РБК.

Выводы основываются на прогнозах, сделанных по методике BVAR — байесовских векторных авторегрессий. Целью аналитиков была оценка экономического эффекта от введенных западными странами в 2014 году санкций. Исследовались 14 макроэкономических переменных, разделенных на три группы: внешние, внутренние нефинансовые и внутренние финансовые индикаторы. По каждой переменной составлялись прогноз задним числом на 2014–2015 годы, основанный только на падении цен на нефть (без санкций), и прогноз, учитывающий два фактора — падение нефтяных цен и ограничение доступа к внешним займам. Разница между этими двумя прогнозами и рассматривалась как эффект от санкций.

Спад экономики начался до санкций

Западные финансовые санкции определенно повлияли на экономику России, но не были единственной движущей силой кризиса, отмечают авторы статьи. Замедление экономики началось примерно за год до введения санкций. Спад экономического роста продолжился в 2014 году, когда годовой рост ВВП составил 0,7% (при 3,7% в 2012-м и 1,8% в 2013 году).

Замедление экономики в тот период объясняется главным образом структурными проблемами — негативными демографическими трендами, избыточным регулированием, слабой деловой средой, указывают авторы.
Санкции ограничили доступ российских компаний к внешним займам, в результате чего в 2014–2015 годах объем корпоративного внешнего долга сократился на 25%, говорится в статье.
Одновременно резко упали цены на нефть. Это сильно отразилось на российской экономике, учитывая, что продажа нефти и газа составляет 70% российского экспорта товаров, отметили экономисты.
По мнению авторов, эффект от финансовых санкций был относительно скромным, но все же существенным для большинства экономических показателей. Они рассчитали, что рост ВВП из-за санкций оказался на 0,43 п.п. меньше фактического в 2014 году и на 0,74 п.п. в 2015 году. Это означает, что в 2014–2015 годах экономика России фактически сократилась на 1,62%, а если бы санкций не было, сокращение составило бы 0,45%, то есть за два кризисных года санкций «отняли» у роста ВВП 1,17 п.п.

В деньгах потери экономики от санкций можно оценить более чем в 800 млрд руб. в ценах 2011 года, следует из данных Росстата.

«Учитывая, что ВВП России вырос в 2014 году на 0,7% и упал в 2015 году на 2,3%, мы заключаем, что российская экономика вошла бы в рецессию даже без санкций», — подчеркивают эксперты. Если бы в отношении России не были введены санкции, рост ВВП в 2014 году мог бы составить 1,2%, а спад в 2015 году — 1,6%, следует из доклада.


По расчетам экономистов, санкции оказали небольшой негативный эффект на потребительский спрос и инвестиции, заработную плату, инфляцию и денежную базу Центробанка. Отрицательный эффект санкций был наиболее заметен на ключевой процентной ставке, импорте и курсе рубля.

Методика BVAR вполне оправданна для оценки влияния санкций, считает руководитель направления «Международная экономика» Экономической экспертной группы Илья Прилепский. Показатель 1,2 п.п. негативного эффекта от санкций за два года соответствует результатам анализа Банка России и Экономической экспертной группы, отметил он.

Повлияли не санкции, а изменение бюджетной политики

Как пояснила РБК автор доклада Анна Пестова, модель, на основе которой строились расчеты, учитывает внутренний отклик российской экономической политики на внешний шок, связанный с санкциями. В частности, в сценарии с санкциями прогнозируется более жесткая монетарная политика, то есть более высокий уровень процентных ставок. Более высокие ставки дополнительно замедляют экономическую активность.

Однако данная версия модели оставляет вне поля зрения бюджетную политику (в том числе по причине вычислительных ограничений), уточнила Пестова. «Несмотря на это, часть реакции бюджетной политики можно проследить в более медленной динамике денежной базы в сценарии санкций, которая могла быть связана с продолжением накопления бюджетных фондов в 2014 году», — отметила она.

Санкции трудно рассматривать отдельно от решений, последовавших за ними, считает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. По его мнению, сами по себе санкции отняли от ВВП очень мало, и оценить их эффект, если он и был, крайне трудно. «Все потери, косвенно связанные с санкциями, последовали от значительного ухода нашей бюджетной политики в сторону консерватизма», — сказал он.

Компании, попавшие под финансовые санкции в 2014 году, в принципе нашли способы их обходить, отметил эксперт. Спад экономики в целом произошел не из-за проблем с доступом компаний к зарубежным финансовым инструментам, а в связи с резким падением цен на нефть, которое вызвало сокращение доходов федерального бюджета, и соответственно, с усилением консервативной бюджетной политики, которое повлекло падение бюджетных расходов (отмена индексации зарплаты госслужащим, пенсий и т.д.), пояснил он.

Кто и как еще высчитывал эффект от санкций

Расчеты Пестовой и Мамонова сопоставимы с оценками Международного валютного фонда (МВФ), опубликованными в начале августа. По расчетам организации, ежегодный отрицательный эффект санкций на рост российского ВВП в период с 2014 по 2018 год составил в среднем 0,2 п.п. Основной удар нанесла резко подешевевшая нефть — в среднем 0,65 п.п. в год.

Однако МВФ анализировал также влияние ужесточения бюджетной политики и денежно-кредитной политики — их отрицательный вклад оценили в 0,1 п.п. и 0,2 п.п. соответственно. В совокупности все эти четыре фактора отняли почти 1,2 п.п. от ежегодного роста российской экономики, полагают в МВФ.

По расчетам Пестовой и Мамонова, санкции затормозили темпы роста ВВП на 1,17 п.п. за 2014–2015 годы, при этом именно на эти два года пришлась наиболее острая фаза кризиса. В 2016 году, отмечают они, динамика ВВП стала положительной, а объем корпоративного внешнего долга стабилизировался.

О незначительном прямом влиянии санкций на экономику заявляли аналитики рейтингового агентства АКРА. По их оценкам, намного весомее косвенный эффект санкций, выразившийся в изменении экономической политики и более консервативном бюджетном планировании.

В то же время эксперты Bloomberg в конце 2018 года подсчитали, что из-за санкций и ряда других факторов (таких, как структурные изменения в экономике и замедление общемировых темпов роста) российский ВВП не вырос на дополнительные 6% с 2014 года.
 



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд