Турецкий гамбит. За пять лет Турция превратилась в 15-ю экономику мира


Стамбул. Фото с сайта trz.net

Катерина КОБЕРНИК, Корреспондент

Буквально за пять лет Турция из рассыпающегося на куски европейского аутсайдера превратилась в 15-ю экономику мира. Как? Очень просто – тепличные условия для инвесторов, протекция для экспортеров и комфортная зона для мелкого бизнеса.

«Знаете, что нужно было, чтобы в начале 2000-х купить автомобиль в Турции? – лукаво улыбаясь, спрашивает чрезвычайный и полномочный посол Турции в Украине Ахмет Бюлент Мерич. – Два чемодана, куда едва можно было вместить необходимую (для покупки) сумму».

Дипломат не шутит. В 2001 году, когда в его стране разразился мощный финансовый кризис, инфляция достигла 68%. За $ 1 давали порядка 700 тыс. турецких лир. За несколько месяцев в стране разорился 21 банк. Без работы остались больше 30 тыс. человек. Объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) сократился втрое, упав до $ 1 млрд. «Тогда казалось, что это конец», – вспоминает посол.

На самом деле это было начало стремительного экономического рывка. За последующие десять лет турецкая экономика стала одной из 15 мощнейших экономик в мире и шестой в Европе. Инфляция в 2010 году снизилась до рекордно низкого за последние 40 лет уровня – 6,4%, а ВВП с 2002-го года увеличился втрое, достигнув $ 700 млрд.

Теперь турки больше всего гордятся тем, что их родина стала если не раем, то настоящим заповедником для международных инвесторов. Результат усилий налицо. С 2002-го по докризисный 2007 год объем ПИИ в турецкую экономику увеличился в 22 раза, дав мощный толчок развитию страны.

Низкий старт

В феврале 2001 года премьер-министр Турции Мустафа Бюлент Эджевит, поскандалив с президентом страны, демонстративно покинул заседание совета национальной безопасности. Тогда еще никто не мог предположить, как дорого стране обойдется этот публичный демарш.

Внезапно грянул политический кризис. И без того хрупкой турецкой финансовой системе был нанесен сокрушительный удар. Испугавшись возросших рисков, иностранные инвесторы в тот же день ринулись переводить свои активы в доллары, что привело к обвалу национальной валюты.

За сутки из страны ушло порядка $ 4,5 млрд, рынок акций упал на 22%, а уже через несколько месяцев местные банки потеряли около 60% своих активов. «Все разваливалось буквально на глазах, — вспоминает события десятилетней давности 33-летний житель Стамбула Мурат Муратолу. – Очереди, инфляция, люди, массово терявшие работу, – все нарастало, как снежный ком».

Чтобы остановить эту лавину, турецкое правительство в срочном порядке подготовило антикризисную программу. Ее суть свелась к четырем тезисам:

  • объединение государственных банков и их освобождение от политического влияния;
  • масштабная приватизация крупнейших госпредприятий;
  • реструктуризация частных банков и ужесточение условий выдачи ими кредитов;
  • повышение тарифов в энергетической сфере.

На реализацию этих шагов Всемирный банк и МВФ, постоянные доноры Турции, в 2001 году выделили около $ 14 млрд.

Новое правительство, возглавляемое министром экономики Али Бабаджаном и министром финансов Кемалем Унакитаном – оба получили образование в США, – использовало свое большинство в парламенте для проведения этих и других реформ.

Результаты экстренных преобразований появились довольно быстро. Если в 2001 году ВВП Турции упал на 10%, то уже через три года страна вышла в плюс, достигнув рекордных 8,9%.

Главные усилия лидера исламистской Партии справедливости и развития, только что взошедшего на пост премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, были направлены на возвращение в страну бежавших иностранных инвесторов.

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Фото с сайта open.az

«Эрдоган оттолкнулся от подготовленной почвы и сделал то, что обеспечило будущую стабильность», – с нескрываемой гордостью за дальновидную политику премьера рассказывает Гекхан Демир, координатор проекта Диалог Евразия в Украине.

Заходи, гостем будешь

Чтобы вернуть на турецкую землю бежавшие капиталы, новая власть уравняла в правах отечественных и зарубежных инвесторов, уменьшив количество необходимых разрешительных процедур для последних.

С целью привлечения зарубежного капитала пришлось внести изменения в фискальную политику. Импорт технологий и поточных линий в Турции был освобожден от НДС и таможенной пошлины. В итоге по темпам роста экспорта электроники Турция теперь стоит на втором месте в мире после Китая. К примеру, турецкая Vestel Group контролирует более 20% европейского рынка телевизоров.

Еще большим стимулом для инвесторов стало снижение в 2006 году основной ставки налога на прибыль с 30% до 20%. Это на 2,5% меньше среднеевропейского показателя и на 4% – азиатского.

Как результат, крупный капитал хлынул в страну. Если в 2003 году объем прямых иностранных инвестиций составлял $ 1,7 млрд, то в 2007-м он перевалил за $ 22 млрд. Число иностранных компаний за аналогичный период увеличилось втрое, достигнув 18 тыс.

«Теперь иностранный бизнес в прямом смысле чувствует себя в Турции как дома», – говорит Берат Йылдыз, атташе по вопросам культуры и информации посольства Турции в Украине.

Вовлекая Турцию в процессы глобализации как единственно возможные для стремительного роста экономки, власть пошла на беспрецедентные меры в поддержке экспортеров. Государство взяло на себя половину расходов по открытию магазина за рубежом, оно же страхует риски экспортеров и помогает получить кредиты на льготных условиях.

Нет в Турции и привычной для многих бизнесменов бюрократии. Чиновников отстранили от регулирования предпринимательской деятельности.

Всем занимается Координационный совет по улучшению инвестиционной среды, учрежденный совместно государственным и частным сектором, и Агентство по продвижению инвестиций, которое с 2007 года помогает инвесторам регистрировать свои компании в Турции.

«Чиновники не знают, как зарабатывать деньги, поэтому их из этой сферы устранили, – объясняет Гокхан Яхши, владелец турфирмы TIS. – Зарегистрировать предприятие можно быстро и без проволочек». В переводе на язык цифр «быстро» означает в течение десяти дней, если речь идет об обществе с ограниченной ответственностью, и 20 дней – если об акционерном обществе.

На территории заброшенных городских пустырей созданы профильные промышленные зоны. Например, зона кожевенных предприятий под Стамбулом – около 300 фирм, занимающихся всем, от выделки кожи до пошива одежды и обуви.

Созданы объединения производителей ткацкой и пищевой промышленности. Для льготного кредитования этих предприятий был образован Народный банк. По всей стране открыто около 1 тыс. офисов, директора которых имеют право самостоятельно выдавать кредит – до $ 35 тыс. на клиента.

Сувенирный магазин в Турции. Фото с сайта anatoliya.info

«В Турции инвестору нужно просто заявить о готовности вкладывать деньги, и перед ним откроются все двери», - делится опытом Йылдыз.

На примере туризма, доход казны от которого только в прошлом году составил порядка $ 20 млрд., атташе коротко объясняет схему работы столь родной его турецкому сердцу системы.

Инвестор приходит к властям региона и говорит, что хочет построить отель. Чиновники продают ему землю по символической цене. Если будущий объект находится не в самом привлекательном регионе, берут на себя обустройство инфраструктуры.

Затем, в зависимости от размера капиталовложений и количества рабочих мест, инвестор получает льготы.

Государство на несколько лет частично или полностью освобождает его от налогов, продает электричество и воду со скидкой 20-50%, платит взносы в фонд соцстрахования. Похожие льготы также получают инвесторы, которые работают в экономически отсталых регионах или вкладывают средства в экспортно ориентированные отрасли.

«И никаких рисков, что кто-то заберет бизнес или перепишет закон, – добавляет умудренный опытом работы на украинском строительном рынке Эрджан Бекар, глава правления Международного союза бизнесменов Украины и Турции. – Отсутствие этого страха – тоже хороший стимул».

Цена побед

В ноябре 2009 года турецкая газета Milliyet опубликовала список 500 наиболее выдающихся мусульман современности, совместно составленный Джорджтаунским университетом США и Королевским центром исламских исследований Иордании. В списке – 20 турецких граждан.

На почетном пятом месте – реформатор Эрдоган. За что же ему такие почести? Издание поясняет: «Эрдоган ориентирован на ценности ЕС». Правда, одной лишь ориентации пока недостаточно, чтобы стать частью евросодружества.

Главы стран Евросоюза пока не видят Анкару в своем привилегированном клубе. И дело здесь не в экономике, а в политике - или, точнее, в геополитике.

Михаэль Шпинделеггер, глава министерства иностранных дел Австрии, говорит, что его страна выступает за предоставление Турции лишь статуса привилегированного партнера ЕС, но никак не полноправного члена.

«Переговоры о вступлении Турции в ЕС будут длиться годы, содействуя процессу европеизации страны, – говорит австрийский дипломат. – Мы подождем и посмотрим, что из этого выйдет, но Австрия останется верна своей позиции относительно того, что между ЕС и Турцией должен быть установлен статус специального товарищества».

Тем не менее, с ЕС или без него, Турецкая экономика из года в год крепнет. Хотя сейчас страна вынуждена экономить. Льготы, которые государство предоставляет инвесторам и недополученные с них налоги приходится перекладывать на плечи граждан.

Настоящий бич для турок – единовременный потребительский налог, или, как его еще называют, налог на роскошь.

«В Турции люди редко покупают дорогие машины или выезжают на природу сразу на трех авто: слишком накладно», – рассказывает посол Турции в Украине.

Такой прагматичный подход вполне оправдан. Единовременный налог на предметы роскоши (к примеру, дорогие машины или яхты) составляет около 50%. Кроме того, за право владеть железным конем с объемом двигателя 1,8-2,0 л автолюбители ежегодно платят $ 1,1 тыс. Четырехлитровый движок от состоятельных владельцев требует уплаты $ 9 тыс.

Ощутимо бьет по карману и стоимость бензина – около $ 4 за литр. В эту цену заложен налог в размере 60%. Даже курение при 63% потребительского налога на табак – роскошь. При средней зарплате $ 800 постоянно покупать хорошие сигареты по $ 4,5 могут себе позволить не все. Тем более что кроме высоких налогов турки платят обязательные ежегодные взносы за паспорт и водительские права.

Mardan Palace, Анталия, Турция. Фото с сайта donbass.ua

«Естественно, никто не хочет платить налоги, но Турция хорошо помнит уроки минувших кризисов, поэтому люди поддерживают такую «непопулярную» политику», – объясняет менталитет соотечественников посол Мерич. Помимо хорошей памяти о худших временах, теперь временные трудности помогают стране строить вполне осязаемое светлое будущее.

Оптимизм правительству внушают и последние отчеты Всемирного банка, который прогнозирует рост ВВП Турции в 2011-2012 годах на уровне 4,1% и 4,3% соответственно. При этом аналогичные показатели в еврозоне не превысят 1,4% и 2,0%.

Если прибавить к этому огромные трудовые ресурсы – возраст более чем двух третей 72-миллионного населения страны не превышает 34 лет, – то планы турок к 2023 году войти в G10 кажутся вполне реалистичными.

Тем более, у Турции есть одна принципиальная особенность, которая гарантирует стране стремительный экономический рост. «Турция – торговое государство. Это означает, что во внешней политике большую роль играет не столько политическая составляющая, сколько экономический интерес», – объясняет залог успеха своей страны Синан Ульген, глава стамбульського Центра экономики и внешней политики.

С выводом турецкого эксперта согласен и Александр Сотниченко, ведущий аналитик Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока.

«Торговать с теми с кем выгодно, невзирая на политические и идеологические разногласия – вот девиз этой страны». Чтобы реализовать этот лозунг на практике, Турция наладила ранее непростые отношения Сирией, Ираном, Ираком, Россией, Грецией и Болгарией, превратив их в главных потребителей своей продукции.

«И власти, и народу нужно меньше думать о личных выгодах, а больше – о выгодах для страны, – выписывает рецепт Украине Мехмет Али Эркан, торговый советник посольства Турции. –  Если украинцы это поймут, процветание и успех – дело времени».

Пять основных шагов, обусловившие рост экономики Турции:

1. Снижены налоги на прибыль;

2. Ликвидированы таможенные барьеры для импорта технологий и оборудования;

3. Созданы тепличные условия для притока иностранного капитала;

4. Сформированы промышленные зоны, где производители получают фискальные льготы;

5. Государственная поддержка малого и среднего бизнеса.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд