Черноморский регион: горизонт 2020. Доклад комиссии по Черному морю (2)


Черное море со спутника NASA Terra, с сайта rapidfire.sci.gsfc.nasa.gov

Содержание

Почему следует прочесть этот доклад? / Что такое Комиссия по Черному морю? / Резюме / Аналитическая записка / Доклад. Введение: Состояние дел / Мир и Безопасность / Экономическое развитие и благосостояние / Демократические институты и надлежащее управление / Региональное сотрудничество / Выводы / Рекомендации / Черное море в цифрах / Сокращения / Инициаторы / Докладчики, редактор и благодарности / Выходные данные

Введение. Современная ситуация

Расположенное на перекрестке Европы и Азии, Черное море на протяжении веков было зоной раздора и противостояния. С древности регион традиционно выполнял роль заднего двора одной или двух держав, которые доминировали и закрывали его для остального мира. Затем, во времена холодной войны, он оказался на переднем крае мировой борьбы за господство.

В течение 40 лет члены НАТО, Турция и Греция, охраняли юг и юго-восток Черного моря, в то время как члены Варшавского договора, Советский Союз, Болгария и Румыния, доминировали на его остальном пространстве. Однако, несмотря на тот факт, что регион был разделен стратегическим соперничеством Восток-Запад, это напряженное политическое и военное равновесие в действительности обеспечивало стабильность, хотя и сопровождалось маргинализацией, политической раздробленностью и экономическим параличом.

Существование блоков исключало возможность многих значимых связей и сотрудничества различных берегов этого морского региона. В то же время эта ситуация привела к изоляции некоторых стран и народов региона от остального мира.

С окончанием «холодной войны», геополитическое положение Черного моря изменилось до неузнаваемости.

Падение коммунизма привело к возобновлению вооруженных конфликтов и накопившейся исторической напряженности. Это привело к распаду сверхдержавы, рождению 6 новых суверенных государств и ряда сепаратистских движений. Оно также открыло регион влияниям извне и конкуренции и в то же время ознаменовалось появлением медленного процесса регионального строительства.

Черноморские государства поняли необходимость замены посткоммунистического черноморского пространства новыми структурами уровня всего региона и инициативами, которые придадут ему собственную идентичность, а также создадут возможности для сотрудничества и более глубокой интеграции.

Но целый ряд факторов серьезно мешает их усилиям. К ним относятся неравномерное экономическое и политическое развитие, возрождение конкурирующего национализма, сопровождаемое давней враждебностью между субъектами региона, а также конкурирующими интересами главных действующих лиц.

Движущей силой сотрудничества в эпоху после «холодной войны» стала необходимость перейти от разрушительного влияния глобальной идеологической и военной конфронтации к преимуществам экономического сотрудничества, которые будут отвечать интересам всех людей в регионе.

Но в новых независимых государствах черноморские региональные организации нередко рассматриваются как форумы не для сотрудничества со своими соседями, а в качестве еще одного места, где можно поднять национальные флаги и подчеркнуть свою новообретенную государственность.

Появление регионализма в Черном море в период после «холодной войны» было воспринято многими как наиболее разумный способ преодоления оставленного в наследство вакуума в сфере экономики и безопасности. Участие в региональных проектах сотрудничества рассматривается как шаг на пути к интеграции в более широкие глобальные экономические, социальные и политические системы. Существовало широко распространенное убеждение, что эти объединения и инициативы могли бы путем принятия мер по укреплению доверия способствовать геополитической стабильности через содействие совместным действиям, направленным против возникновения новых угроз.

Как следствие, вокруг Черного моря был запущен ряд региональных инициатив и увеличились межгосударственное взаимодействие, особенно в результате деятельности Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), которая была создана в 1992 году.

Это самая полномасштабная региональная организация в смысле её членского состава и наиболее многосторонняя в с точки зрения компетенции. С тех пор, наряду с другими, были созданы Черноморская группа военно-морского сотрудничества (BLACKSEAFOR), «Черноморская гармония», Черноморский форум, ОДЭР-ГУАМ, Сообщество Демократического выбора (СДВ), Комиссия по защите Черного моря от загрязнения. Хотя каждая из них имеет разные приоритеты, все придерживаются убеждения о пользе регионального сотрудничества как основы для укрепления стабильности и безопасности. В результате возрос уровень регионального взаимодействия и завязывания связей.

В настоящем докладе термины «Черноморский регион», «область Черного моря» и «Черное море» используются взаимозаменяемо. Комиссия считает, что Армения, Азербайджан, Болгария, Грузия, Греция, Молдова, Румыния, Россия, Турция и Украина являются составляющими того, что определяется этими терминами. Они и являются заинтересованными субъектами региона. Другими ключевыми игроками являются ЕС и НАТО — они оба, наряду с Соединенными Штатами, присутствуют сейчас на берегах Черного моря. Все они открыто выразили свои интересы в регионе и сформулировали соответствующую политику.

Однако, противоречия сохраняются из-за возникновения все более конкурентной среды, иногда граничащей или даже выливающейся в открытое противостояние.

В области геополитики, находясь на стыке последнего этапа расширения ЕС и НАТО, а также «глобальной войны с террором», ведущейся США, регион обрел новое значение, особенно в годы, прошедшие после 9/11 (террористические акты в США 9 сентября 2001 года — прим. BSN).

Его роль в транспортировке энергоресурсов и также возрастающая привлекательность его, как экономического пространства, постепенно превращает Черное море в регион геополитической значимости. Он становится одним из ключевых регионов в усилившейся конкуренции между основными мировыми державами: Россией и США и в определенной степени — ЕС.

Все трое, соответственно, разработали свою региональную политику — «ближнее зарубежье», «расширенный Черноморский регион» и «Европейская политика соседства». Все они характеризуются замкнутостью и спорностью.

Они используют различные средства — от переговоров о присоединении до постройки трубопроводов, от поддержки дружественных или подрыва недружественных правительств до стратегического позиционирования себя в этом районе с целью расширения своего влияния и обеспечения экономического и политического господства.

Меньшие страны Черноморского региона, попавшие в эту спираль конкуренции, вольно или невольно стали игроками этой игры разногласий.

В то время как подобное внимание поспособствовало созданию новых региональных и субрегиональных геополитических группировок, долговременные конфликты остаются неразрешенными, острые проблемы, возникшие в результате сложных вопросов энергетики и безопасности и присутствие сильных участников привели к хрупкому балансу.

В связи с этим, усилившееся участие ЕС и США, а также двух самых мощных страны региона, России и Турции, оказало влияние на процесс регионализации, создав сложные геополитические головоломки.

Несмотря на различные потрясения, включая сепаратизм, этнические конфликты, политические и экономические кризисы и инициированные на внутригосударственном уровне «цветные» революции, основные участники сохранили значительную роль по всему региону.

При современном положении вещей увеличившееся внимание США к региону после 9 / 11, августовская война 2008 года и текущий финансово-экономический кризис, вместе с возникновением структур нового глобального политического и финансового управления, заставляют изменить парадигму в мировой политике, а, следовательно, в регионе Черного моря также.

Следует ожидать, что участие глобальных субъектов в черноморских делах станет в ближайшие годы еще более интенсивным.

С вступлением в силу Лиссабонского договора и рождением нового инструментария внешней политики и безопасности, а также переговоров по соглашениям нового типа с Россией и другими региональными игроками, можно ожидать, что ЕС начнет играть более активную роль. в регионе. Также вероятно, что НАТО, которое работает над новой стратегической концепцией, и США после «перезагрузки» отношений с Россией пересмотрят свои глобальные и, соответственно, черноморские приоритеты.

Так как с 2001 года однополярность неуклонно уступает место зарождающемуся новому миропорядку, в котором сила становится гораздо более распыленной, Черное море превратилось в геополитический центр. Насущных проблем много, они и сложны и трудны.

В общем и целом, парадоксы глобальной безопасности жестко вмонтированы в черноморскую систему.

В то время как Черное море стало новой стратегической ареной для Европы, России и США в области энергетической безопасности, конфликтов, торговли и миграции — стимулы регионального сотрудничества также очевидны, даже несмотря на многочисленные разногласия и различия. Таким образом, идет непрерывная борьба между препятствиями и стимулами регионального сотрудничества.

Экономические данные и улучшающиеся социально-экономические показатели, по крайней мере, до начала мирового финансового кризиса, продемонстрировали, что Черноморский регион был, и, следовательно, снова может стать одним из самых быстро развивающихся регионов мира. Тем не менее, различия между государствами региона и внутри их по-прежнему остаются по-прежнему значительными.

Несмотря на экономические различия в регионе, повышение благосостояния в некоторых странах привело в некоторых случаях к повышению военных расходов. Таким образом, вопреки здравому смыслу, возросшее экономическое процветание не может стать достаточной гарантией против возобновления боевых действий.

Сила и способность отдельных тем как разделять, так и объединять, имеет наиважнейшее значение, особенно в энергетическом секторе. Взаимосвязь между энергоснабжением, борьбой за транзитные маршруты, безопасностью трубопроводов и политико-экономическими сферами влияния, способствует укреплению линии разлома ибо вопросы энергетики всё больше становится заложником политики с позиции силы.

Хотя в целом ЕС поддерживает региональные инициативы, которые способствуют интеграции и созданию благосостояния и стабильности, их экономическая и политическая притягательность направлена на отдельные страны, а не на регион в целом. В результате заинтересованные круги региона предпочитают двусторонние отношения с ЕС в ущерб сотрудничеству между собой. Конкретные компоненты политики ЕС в отношении регионального сотрудничества еще не превратились во всеобъемлющий стратегический проект. Наглядным примером этого может являться нынешняя дискуссия о запутанных целях, инструментарии и ресурсах для ЕПС (Европейской политики соседства), «Черноморской синергии» и «Восточного партнерства». Является также парадоксальным, что в то время как ЕС нужен стабильный и демократический регион, процесс формирования политики и влияние ЕС ослабляются тем, что интересы и политики государств-членов в этом случае часто расходятся, особенно в отношении России.

Термин «соседство», который должен пониматься в позитивном контексте в плане развития систем экономической и политической поддержки на региональной основе, превратился в основную головоломку. Это случилось потому, что

все ключевые заинтересованные стороны начали разрабатывать свои собственные перекрывающиеся «соседства», которые в долгосрочной перспективе, как представляется, будут создавать дальнейший раскол вместо того, чтобы содействовать сотрудничеству.

В то время как большинство заинтересованных сторон стремится к региональному сотрудничеству, его институционализация сталкивается с трудностями, поскольку некоторые из местных игроков неуклонно предпочитают двусторонние договоренности многосторонней среде для дискуссий о политических мерах.

Наиболее сложное парадоксальное явление связано с конфликтом между глобализацией и укоренившимся национализмом в регионе Черного моря, который сам по себе, является одним из самых многополярных регионов мира.

Принимая во внимание вышесказанное, нынешнее состояние дел является, и будет, определяться следующими ключевыми направлениями:

Энергетика и энергетическая безопасность: энергетический конфликт между Россией и Украиной зимой 2008-09 стал четким индикатором важности энергетической безопасности для региона и для его потребителей.

В контексте Черного моря, основные транспортные и трубопроводные маршруты нефти и газа из бассейна Каспийского моря и России на Запад стали главным испытанием для нескольких типов отношений — во-первых, между производителями: Россией, Азербайджаном, Туркменистаном и Казахстаном; во-вторых, между транзитными странами: Россией, Грузией, Турцией и Украиной; и, наконец, между потребителями: странами ЕС, Турцией и другими.

Способность достичь золотой середины между интересами всех участников, означающей надежность поставок для потребителей, надежность спроса для производителей и надежность устойчивого дохода для транзитных стран станет решающим вопросом для развития успешной модели сотрудничества между государствами Черного моря.

Размеры региональной безопасности: преобладающие отголоски разделительных линий — будь то по идеологии или по блокам, исходят ли они из Москвы или из западных столиц, — по-прежнему являются проблемой. Нынешняя попытка пересмотра отношений с Россией со стороны ЕС, США и НАТО определит — какие настроения возобладают в регионе: направленные на соперничество или на сотрудничество. То же самое можно сказать и об отношениях между Турцией и Россией.

В конечном счете, война в августе 2008 в очередной раз продемонстрировала, что Россия все еще настороженно относится к последовательному притяжению постсоветских стран к Западу. В пространстве европейской безопасности Черноморский регион представляет нам уникальное сочетание проблем, старых и новых, традиционных и нетрадиционных.

Продвижение «процесса Корфу» ОБСЕ по вопросам безопасности могло бы, таким образом, стать очень важным для стабильности в регионе Черного моря.

Устойчивое благосостояние и повышение уровня жизни населения: Это является самым большим стремлением всех стран этого региона. Достижение этого представляется весьма сложным в связи с всемирным финансовым и экономическим кризисом, продолжающимся региональным соперничеством и внутренними структурными проблемами, которые требуют большей прозрачности, повышения эффективности управления и необходимости осуществления политически болезненных и сложных реформ.

От государственного к региональному строительству: учитывая, что около половины стран региона имеют небольшой опыт суверенной государственности, политические преобразования произошедшие за последние два десятилетия стали впечатляющими. Однако, прогресс в деле создания и надлежащего функционирования демократических институтов и верховенства закона оказался неравномерным и был отмечен изредка повторяющимися неудачами и откатами назад.

Тенденция  дрейфа в сторону авторитаризма и ограничительной экономической политики в некоторых постсоветских государствах региона в сочетании с проблемами, возникшими из-за сепаратистских движений и межгосударственных споров, сдерживают движение к сотрудничеству.

Комиссия и ее генезис

Учитывая проблемы, изложенные в настоящем докладе, отдельные лица, как из региона, так и за его пределами, решили, что настало время по-новому взглянуть на Черное море для того, чтобы найти решение текущих и предстоящих проблем.

Черное море зимой 2008, фото со спутника NASA Terra, с сайта rapidfire.sci.gsfc.nasa.gov

Таким образом появилась эта Комиссия. Наше понимание необходимости этого было усилено последствиями мирового финансового кризиса и российско-грузинской войны, которые продемонстрировали взрывной потенциал неурегулированных конфликтов. Появление новой американской администрации с программой проведения реформ и новая команда, пришедшая к руководству ЕС, дали нам дополнительный стимул. Таким образом, и с учетом сложившихся геополитических и экономических реалий, члены Комиссии считают, что

необходимо поощрять инновационную политику на основе конструктивного политического диалога в регионе Черного моря для того, чтобы сдерживать и в конечном итоге решать имеющиеся разногласия мирными средствами, чтобы повернуть ход событий в пользу сотрудничества и стабильности.

Альтернатива возврата к стилю конкуренции и конфронтации холодной войны представляется слишком мрачной. Более того, так как заинтересованные региональные и внешние силы пересматривают свою черноморскую политику, члены Комиссии считают, что беспристрастный, многоуровневый и междисциплинарный подход, сопровождающийся ориентированными на разработку политики практическими и легко применимыми рекомендациями сможет влиять на работу заинтересованных сторон и, следовательно, будущее этого региона.

Более того, Комиссия считает, что сроки этого доклада и его рекомендации очень своевременными и уместными. Возрастающее значение региона предполагает настоятельную необходимость решения существующих и возникающих проблем. Кроме того, необходима и приверженность всех сторон реализации потенциала региона. В связи с этим Комиссия надеется внести свой вклад в мобилизацию соответствующих ресурсов и политических мер.

Сознавая, что любая попытка рассмотреть все важные, заслуживающие упоминания явления выйдет за рамки настоящего доклада, Комиссия с целью должной формулировки выводов о том, что требуется сделать, решила сосредоточить внимание на четырех конкретных областях: мир и безопасность, экономическое развитие и благосостояние человека, демократические институты и надлежащее управление и, наконец, региональное сотрудничество.

Каждая из них включает ключевые вопросы и необходимость решения, создаваемых ими проблем. Все четыре взаимосвязаны между собой и попытка решить одну невозможна без решения других. Поэтому в настоящем докладе рекомендуется комплексный подход с одновременным продвижением на всех направлениях.

Своим обращением к этим четырем областям, Комиссия стремится внести свой вклад в совместное видение и общую стратегию Черноморского региона через накопление новых знаний в ключевых проблемных областях.

Поскольку существующие исследования обычно направлены на конкретные темы, например, энергетика, транспорт и окружающая среда и, в основном, рассматривают их односторонне, либо с позиции какого-то государства или западной и Евроатлантической точки зрения, Комиссия задалась целью устранить этот дисбаланс путем разработки всеобъемлющего, стратегического исследования совместно с учеными и заинтересованными кругами из региона Черного моря и стран, находящихся за его пределами, с тем, чтобы достичь максимально возможной объективности и сбалансированности.

Целью является не только представить краткосрочные, секторальные или специфические интересы заинтересованных сторон, но и внести вклад в новое видение и долгосрочную стратегию для Черного Моря как региона.

Мир и безопасность

Дискуссия о динамике безопасности в регионе Черного моря охватывает многое. Она особенно важна, так как влияет на динамику регионального сотрудничества, экономического развития и надлежащего управления.

Цветение фитопланктона в Черном море, фото со спутника NASA Aqua, с сайта rapidfire.sci.gsfc.nasa.gov

С учетом евразийского расположения, регион имеет свой географический размер и свои основные стратегические транспортные и торговые артерии. Есть в нем и перспектива природных ресурсов, касающаяся энергетики, и включающая в себя меняющийся характер угроз и участников, как обычных, так и нетрадиционных.

Основные аспекты парадигмы безопасности — это и её связь с биполярной моделью времен холодной войны, а также развязывание и развитие нескольких этнических, национальных и территориальных конфликтов, которые были подавлены в этот период.

Контекст безопасности также был сформирован другими тенденциями периода после холодной войны. К ним относятся глобализация и расширение международного сотрудничества, сочетающиеся с размыванием границ между незначительными и сильными угрозами безопасности.

Мы также должны принимать во внимание растущую актуальность таких проблем обеспечения безопасности человека, как деградация окружающей среды, торговля оружием, людьми и наркотиками, а также осознание угрозы заинтересованных кругов относительно друг друга. Угроза социальной нестабильности в результате всемирной финансово-экономической нестабильности также возможна. Основные задачи и проблемы:

Конфликты интересов основных участников
и заинтересованных сторон:

Большое число региональных и нерегиональных участников предполагает столкновение интересов, которые тянут варианты политики Черноморской безопасности в противоположные направления.

Это особенно очевидно в демонстрации силы между Россией и евроатлантическим сообществом. Для России, основной задачей является восстановление и укрепление своей власти в ее «ближнем зарубежье», наряду с ограничением присутствия в регионе других субъектов. Хотя такие государства, как Украина, Грузия и Молдова, порой чувствуют давление России, их лидеры считают свои страны объектом политики сдерживания.

Усилившаяся активность деятельности НАТО через политику его расширения, программу «Партнерство ради мира» и Планы действий по членству, а также подписание двусторонних соглашений по обороне с США и поддержка, оказываемая прозападным элитам, способствовали тому, что у России возросло ощущение небезопасности. Её боязнь окружения стала совершенно очевидной в заявлениях её правительства, сделанных до и во время августовской войны 2008 года.

В этом контексте позиция России тяготеет к укреплению своего влияния вокруг своей границы. Это означает заявлять о своей позиции по всем проектам, связанным с энергетикой, предотвращать появления антироссийской коалиции, сдерживание расширения НАТО, противодействие и подавление сепаратизма на своей территории с одновременным его поощрением за её пределами.

С другой стороны, претерпела изменения и евроатлантическая политика: от осмотрительного обращения с Россией, характерного для раннего периода после окончания «холодной войны» («Прежде всего Россия») до попыток воспрепятствовать попаданию новых независимых государств в сферу влияния России и обеспечения устойчивых и надежных поставок каспийской нефти и газа. Попытка расширить НАТО до более широкого региона в целом явилась следствием смещения проблем трансатлантической безопасности в контексте новых геополитических концепций, таких как «Расширенного Ближнего Востока и Северной Африки» и « Расширенного Черноморского региона» в результате террористических нападений 9/11.

Что же касается ЕС, его политика претерпела изменения от акцента на договорные двусторонние отношения к более целостному подходу. Это означает рассмотрение Черного моря как региона единой связанной политики, концепция чего определена в его политической доктрине 2008 года «Черноморская синергия», последовавшей за Европейской стратегией безопасности 2003 года, в которой подчеркивалась необходимость стабильности, безопасности и процветания на более широком соседнем пространстве.

В результате Европейский Союз разработал целый ряд мер в отношении этого региона. Вначале была «Европейская политика соседства» 2004 года, которая предложила привилегированные отношения, но не содержала обещаний о присоединении. Затем появилась «Черноморская синергия» с её содействием региональному сотрудничеству, подходом, основывающимся на проектах уровне всего региона и направленная на содействие урегулированию конфликтов.

И, наконец, по горячим следам августовской войны 2008 появилось «Восточное партнерство» с его акцентом на более глубокую интеграцию с ЕС через двустороннеё взаимодействие. Эти меры были дополнены назначением специальных представителей и направлением миссий по общей безопасности и оборонной политике.

Многие государства этого региона, зажатые между позициями более мощных субъектов, практикуют и используют различные варианты политики в зависимости от степени их лояльности России, ЕС или евроатлантическому сообществу.

Турция, однако, похоже готова предложить всеобъемлющее видение региона, включающее недавно разработанную концепцию политики «ноль проблем с соседями» и внешней политикой, основанной на региональном подходе. Она также поддерживает или инициирует ряд региональных программ сотрудничества, включая ЧЭС, BlackSeaFor, «Черноморскую гармонию» и Кавказскую платформу стабильности и сотрудничества.

Во всем этом приоритетной целью Турции является создание региона, в котором, как говорят они и русские, для безопасности не будут требоваться «внерегиональные державы».

Целями Турции являются также содействие политическому и экономическому сотрудничества и поддержка интеграции Черноморского региона в мировую экономику. И, наконец, обеспечение безопасности на море остается исключительной заботой прибрежных государств, а сохранение нынешнего правового режима проливов, основанного на Конвенции Монтре, является для Турции sine qua non или непременным, безоговорочным условием.

В отличие от этого, меньшие по размеру прибрежные страны, в частности Румыния, противятся тому, что они изображают как «турецко-русский кондоминиум» и пытаются привлечь «внерегиональные силы», особенно США, чтобы уравновесить влияние двух основных региональных субъектов.

Между тем, страны-члены ЕС — Греция, Болгария и Румыния — стремятся усилить влияние и роль ЕС с точки зрения его общей внешней политики и политики в сфере безопасности и обороны из-за отсутствия четко определенной политики НАТО в Черном море.

В результате, ЕС также становится здесь значимым действующим лицом в сфере безопасности.

Меняющийся характер угроз и участников:

Огромное количество и сложность угроз безопасности, как потенциальных, так и фактических, способствуют общему восприятию Черноморскиогорегиона как небезопасного и нестабильного.

Некоторые из них включают и спорное понятие «соседство», и сохраняющиеся этнические, религиозные и другие различия, и последствия признания Россией независимости отколовшихся от Грузии Абхазии и Южной Осетии.

В этом контексте, будущее отколовшихся территорий и других затяжных конфликтов, остается неясным. Они продолжают препятствовать движению вперед затронутых ими государств, а также региональному сотрудничеству, безопасности и стабильности на Черном море в целом.

Это влечет за собой угрозу терроризма и распространения оружия массового уничтожения. А также предполагает гораздо более широкие возможности ( шансы ) для торговли наркотиками, оружием и людьми и организованной преступности в целом.

Военный аспект региональной безопасности по-прежнему остается предметом озабоченности, как и растущее стремление некоторых государств к авторитаризму и возрастающей милитаризации (см. Приложение II).

Черноморский регион выделяется как часть территории Европы, на которую больше всего оказывает влияние односторонняя приостановка Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и сопровождающих его мер по укреплению доверия и стабильности. В ожидании достижения обсуждаемого сейчас соглашения по некоторым сложным вопросам безопасности в более широком европейском контексте необходимо обеспечить выполнение его положений, которые действуют сейчас, совместно с соответствующими процедурами контроля.

Вопрос энергетической безопасности также вызывает серьезную озабоченность. Важность диверсификации энергопоставок, риски, связанные с зависимостью от России, стоимость нефти и газа из других источников для европейских рынков — все это вопросы, ставшие очевидным последствием того, что показал спор между Россией и Украиной в 2008-09.

Энергетика стала не только крупной национальной, международной и региональной проблемой, но в случае с Черным морем, прецедентом для развития надежной и устойчивой системы отношений между производителем, потребителем и транзитными странами. Возможности России удовлетворить спрос Европы на природный газ тесно связаны с её способностью поставок без крупных инвестиций в технологии и инфраструктуру.

Все это превращает Черное море в потенциальный центр транзита энергоресурсов, и в то же время, в зону соперничества.

По этим же причинам, различные ожидания, перспективы и интересы заинтересованных сторон не способствуют развитию регионального режима безопасности. В то время как ЕС и Соединенные Штаты Америки продвигают нормы и ценности, основанные на представительной демократии, верховенства права и прав человека, в надежде внести вклад в укрепление мира в регионе, авторитаризм, милитаризация и политика с позиции силы находятся на подъеме.

Общие стратегии, направленные на изучение и преодоление тупиков, различий и региональных угроз безопасности, оказались трудно достижимыми.

Это также вызывает озабоченность из-за уменьшения роли всесторонних международных организаций, таких как ОБСЕ и возрастания роли Европейского союза с его выборочным членством. Наконец, испытанные и апробированные в регионе Черного моря к настоящему времени механизмы предотвращения и урегулирования конфликтов не оказались успешными, поэтому существует явная потребность в новых и творческих идеях по урегулированию конфликтов.

Вопрос, таким образом, состоит в том, является ли реалистичной единая структура безопасности в регионе Черного моря, которая учитывает все основные проблемы, вызовы и интересы своих партнеров или же она обречена на дальнейшую нестабильность, несмотря на все большую значимость для «внерегиональных» сил.

Экономическое развитие и благосостояние

Если в период холодной войны в Черном море страны с рыночной экономикой сталкивались со странами с централизованно планируемой экономикой, то впоследствии в регионе стал наблюдаться всеобщий переход к рынку. Он не был ни легким, ни прямым.

Фитопланктон в Черном море, фото со спутника NASA Terra, с сайта rapidfire.sci.gsfc.nasa.gov

На первом этапе, который продолжался до 1995 года, наблюдался период резкого экономического спада. Это сопровождалось крахом старых систем производства и распределения, слабой или отсутствующей правовой базы, неблагополучных финансовых секторов, несовместимых структурных реформ и макроэкономической нестабильности. В случае некоторых стран с переходной экономикой проблемы усугублялись неотложными потребностями национального и государственного строительства. Даже для непереходных стран, таких как Греция и Турция, этот период был отмечен относительно высоким уровнем инфляции, бюджетными диспропорциями и слабым или неравномерным ростом.

На втором этапе, в период между 1995 и 1999 годами, происходила стабилизация и консолидация региональных экономик с повышением безопасности и политической стабильности, укреплением рыночных структурных реформ первого поколения и появилением признаков макроэкономической стабильности. Однако, в то же самое время экономикам стран Черноморского бассейна пришлось столкнуться с возрастающей волатильностью цен на энергоносители, финансовым кризисом 1998 в России и землетрясением 1999 года в Турции.

Третий этап, с 2000 года по третий квартал 2008 года, был периодом высокого и устойчивого роста, при котором реальный валовой внутренний продукта (ВВП) увеличивался по региону в целом в среднем на 6% в год, равняясь совокупному реальному росту на 68% за этот период. Происходило повышение уровня жизни, расширение торговли и инвестиций и интеграции социумов Черного моря в более широкое европейское и глобальное экономическое окружение.

В рамках четвертого этапа, начиная с третьего квартала 2008 года, было отмечено резкое прекращение роста, в сочетании с низким притоком иностранного капитала в связи с глобальным финансовым кризисом.

Несмотря на негативные последствия кризиса, Черного море сегодня — это место, которое сильно отличается от того, каким оно было в 1999 году и еще более разительно с того, каким было в 1989 году.

В значительной степени был завершен переход от экономической системы с государственным управлением к ориентированной на рынок. Во всем регионе отмечалась большая степень процветания, даже при её неравномерном распределении между странами и внутри них. Уровень доходов на душу населения увеличился почти в пять раз в долларовом выражении в период между 1999 и 2008 — примерно с 2100 долл. США в 1999 году до US $ 10300 в 2008 году.

Внутрирегиональная динамика также улучшилось благодаря развитию целого ряда организаций, процессов и стратегий, направленных на содействие сотрудничеству и экономической интеграции, приведших к увеличению потока людей, капитала, товаров и услуг по всему региону, а также большего сближения с ЕС. Как суверенные кредитные рейтинги, так и прямые цифры иностранных инвестиций заметно улучшилась с 1999, хотя снизились во время текущего экономического спада.

Кризис подверг финансовую систему региона экстремальным нагрузкам. Рост кредитования резко снизился и привел к спаду экономической активности, а в некоторых странах к болезненному процессу сокращения доли заемных средств. Хотя правительственные интервенции преуспели в стабилизации банков, а рост экономики и благосостояния предотвращал крах финансовой системы, кризис обозначил уязвимые места экономики, требующие безотлагательного внимания.

Все черноморские страны испытали экономический спад порядка –6,4% в 2009, в то время как знаменательным исключением из этого стал Азербайджан. Хотя худшее, в том, что касается экономического спада, как представляется, уже позади, природа кризиса и влияние экономического спада на ключевые западноевропейские рынки, показывают, что, вероятно, восстановление в ближайшие годы будет медленным и неопределенным. В 2010 рост, скорее всего, составит порядка 1-2%, в то время как в последующий период ежегодный рост в регионе может достичь 3-4%, а возвращение к высокому докризисному уровню маловероятно.

Несмотря на разнообразие рассматриваемых стран с точки зрения их размера, структуры экономики и уровня развития, ряд проблем и вопросов является общими для всего региона в целом. Возможность их измерения затруднена различным уровнем интеграции стран в мировую экономику и ЕС.

Контрастом является, например, Греция, Румыния, Болгария и Турция в сравнении с относительно небольшими, а иногда и изолированными государствами как Молдова и государства Кавказа. Нужно принимать во внимание проблемы социальной неоднородности, политической системы и экономического устройства Украины и проблемы диверсификации экономики, с которыми сталкиваются экспортеры энергоресурсов России и Азербайджана.

Проблемы включают долгосрочные демографические тенденции и те угрозы, которые они представляют для количества и качества рабочей силы, пенсионной системы, бизнес-среды и устойчивости программ социального обеспечения. Хотя последствия сокращения населения в большинстве стран региона значительно разнятся, реформы в области конкурентоспособности и производительности, являются ключом к сведению их последствий до минимума.

Работа над последствиями нынешнего глобального финансового кризиса является одним из приоритетов, так как он отразился как на регионе в общем, так и на каждой стране по отдельности. В то время как рецепты для каждого государства разнятся, потребность в сотрудничестве и координации в рамках региональных учреждений, таких как ОЧЭС имеет первостепенное значение.

Хорошие отношения с основными субъектами международного права, включая США, ЕС, Китай и страны Ближнего Востока и Центральной Азии, имеют важное значение с экономической точки зрения. В связи с этим, наиболее важным параметром является дальнейшее развитие отношений с ЕС, чьи решения оказывают прямое воздействие на региональную экономику.

ЕС является одним из важнейших рынков для стран черноморского региона и его основным источником финансирования, кредитования, инвестиций и официальной помощи. Следовательно, он оказывает самое сильное влияние на региональное сотрудничество в Черном море.

При этом мероприятия ЕС в некоторых случаях приводят к разделению стран на членов и не входящих в его состав, а в других случаях — способствуют расширению сотрудничества в рамках спонсорства со стороны ЕС. Затяжной экономический спад в ЕС скажется негативно на перспективах роста во всем регионе, в то время как быстрое восстановление станет несомненным благом.

В конечном счете, влияние ЕС на региональное сотрудничество в Черном море пока приносило больше ущерба, чем пользы — главным образом, из-за того, что, в отличие от других, ЕС развивает отношения со странами на двусторонней основе, не особо учитывая последствий этого для регионального сотрудничества.

Развитие регионального сотрудничества является одной из основных задач, так как во времена экономического кризиса у государств имеется тенденция больше применять национальные системы контроля и не отдавать свои ресурсы на инициативы, связанные с рисками, доверием другим, или объединением суверенитета.

Спад, таким образом, является препятствием для новых общих региональных инициатив, хотя существуют определенные случаи, когда стимулы для сотрудничества могут возрастать, например, при помощи инициатив, которые служат укреплению экономической безопасности. Они могут заключать в себе сокращение изоляции страны или её уязвимости или же обмен информацией и объединение ресурсов, так, чтобы обеспечить страхование от потрясений, спекулятивных атак и других дестабилизирующих экономических событий.

Необходимость достижения устойчивого экономического развития, борьба с целым рядом общих проблем и усилия, направленные на смягчение последствий изменения климата, могут стать мощным стимулом для совместной деятельности в региональном формате.

Они должны быть использованы в целях стимулирования взаимодополняемости в рамках которой экономическое сотрудничество на региональном уровне может развиваться, несмотря на многочисленные расхождения и различия в приоритетах указанных государств.

Важное значение регионального диалога по ключевым отраслям возросло в результате финансового кризиса. К ним относятся банки и финансы, транспорт, энергетика, телекоммуникации, упрощение процедур торговли и охрана окружающей среды. Использование институтов и механизмов региональных организаций, таких как ОЧЭС может иметь гораздо большую ценность.

Несмотря на кризис и его негативные последствия, регион Черного моря обладает рядом конкурентных преимуществ, включая близость к богатым рынкам ЕС, благоприятный деловой климат и высокое качество человеческого капитала с точки зрения образования и квалификации при относительно невысокой стоимости. Опыт большинства стран региона в борьбе с кризисами 1990-х годов свидетельствуют о стойкости, богатом опыте, на который можно опираться, и большой степени гибкости в реализации ответных мер.

Большое экономическое разнообразие стран региона затрудняет перспективу экономической интеграции, но при этом более глубокое и разностороннее сотрудничество и возможно, и необходимо. Нельзя недооценить важность расширения соглашения о свободной торговле между ЕС и теми государствами региона, которые хотят, но еще не имеют такого режима.

Научная редакция перевода – Юрий СМЕЛЯНСКИЙ, BSNews

Продолжение следует

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд