Черноморский фактор в турецко-российских отношениях


Фрегат ВМС Турции TCG «Barbaros» и подводная лодка TCG «Yildiray» 9-11 апреля 2010 у причала Севастопольского морского вокзала возле Графской пристани, фото с сайта forum.sevastopol.info

Фатих ОЗБАЙ, доктор исторических наук,
Центр стратегических исследований мудрецов (BILGESAM), Стамбул.

Подбор фото – как всегда BSNews

Благодаря своему местоположению Черное море соединяет такие северные страны, как Россия и Украина, с южными странами, а страны Центральной Азии и Кавказа с Европой. Его близость к Балканам, Кавказу, Среднему Востоку и Центральной Азии повышает его геостратегическое значение.

В связи с этим, сила или силы, получившие превосходство на Черном море, также получат большое преимущество в политике контроля над этим регионом.

Если мы взглянем на историю, то увидим, что силы, господствующие на Черном море, постоянно стремились закрыть это море для внешнего мира. Мы можем видеть, что такая политика неизменно осуществлялась в римский, византийский и османский периоды. После того как империи устанавливали свой контроль над бассейном Черного моря, они начинали вести себя очень ревниво по отношению к другим силам. Без сомнения большую роль в этом играли возможности, предоставляемые проливами и торговыми путями, а также богатые природные ресурсы.

Начиная с 18-го века, бассейн Черного моря превратился в одну из сфер, вызывающих наиболее серьезные конфликты в европейской политике. Мы можем видеть, что борьба за Черное море была одним из самых важных элементов соперничества между Османской и Российской империями.

В начале 20-го века Черное море имело жизненно важное значение как для Османской, так и для Российской империи. Османская империя фактически вступила в Первую Мировую войну, которая впоследствии положила конец ее существованию, когда ее военные корабли «Явуз» и «Мидилли» вышли в Черное море и начали бомбить русские корабли и порты.

В этот же исторический период Черное море имело жизненно важное значение и для Российской империи. После битвы при Чанаккале (Дарданельская операция), состоявшейся в 1915 году, в результате закрытия Черного моря для британского и французского военно-морских флотов царская Россия не смогла получить необходимую помощь, что ускорило ее падение.

После Первой Мировой войны Турция и Россия старательно избегали горячих конфликтов на Черном море.

В период холодной войны, когда Советский Союз превратился в сверхдержаву, в основе его политики в отношении Черного моря лежало закрытие этого моря для военных кораблей тех стран, которые непосредственно с ним не граничат. В этот период побережье Черного моря, если не считать Турцию, являющуюся членом НАТО и страной, интегрированной в западный мир, принадлежало Советскому Союзу и другим странам-членам Варшавского пакта.

В этот период Черное море, которое с географической точки зрения является полузакрытым морем, практически превратилось в закрытое море, изолированное от внешнего мира, в котором столкнулись противоборствующие блоки, но который при этом существовал относительно мирно.

После окончания холодной войны и распада Советского Союза в этом регионе возникли новые независимые государства, в результате чего изменилось геополитическое и геостратегическое равновесие. В результате распада Советского Союза и Варшавского пакта бывшие социалистические страны Болгария и Румыния стали более независимыми, а также появились такие новые прибрежные страны, как Украина и Грузия.

Тот же самый фрегат ВМС Турции TCG «Barbaros» в Стамбуле, фото с сайта commons.wikimedia.org

Россия, представляющая одну из доминирующих сил на Черном море, потеряла часть своих берегов и портов. Под влиянием изменений, появившихся в международной системе после окончания холодной войны,

Черное море перестало быть морем, которое интересует лишь страны, граничащие с ним, а превратилось в географический регион, который входит в сферу интересов мировых «актеров», и который открыт для международного взаимодействия.

Теперь оно стало местом, в котором господствует не одна сила, а которое открыто для взаимодействия разных сил, таких как Турция, Россия, НАТО, ЕС, США. То, что Болгария и Румыния вступили как в ЕС, так и в НАТО, подняло интерес ЕС и США к этому региону. Черноморский регион превратился в территорию, о реструктуризации которой задумываются международные «актеры». Эти изменения повлекли за собой как повышение геополитической значимости Черноморского бассейна, так и увеличение его уязвимости.

Через Босфор и Дарданеллы Черное море связано с Эгейским и Средиземным морями, через Рейн и Дунай – с Северным морем, через Майн и Дунай – с Балтийским морем, а через Волгу и Дон – с Каспийским морем. Благодаря этой особенности Черное море, которое является полузакрытым морем, наряду с прибрежными странами, может влиять также и на политические события широкого географического региона от Юго-Восточной Европы до побережья Каспийского моря, а также оказываться под влиянием этих политических событий.

Это море имеет очень большое значение с исторической, экономической, торговой и стратегической точек зрения как для шести стран, расположенных на его побережье, так и для многих других стран, связанных с ним.

То, что в этом регионе имеются энергетические ресурсы, а также то, что он превратился в важную точку пересечения путей доставки этих ресурсов на международные рынки, продолжает поддерживать интерес крупных мировых держав к этому региону. В этой связи будет полезным коротко коснуться того, какое значение имеет Черное море для региональных и мировых держав.(1)

С точки зрения США, Черноморский регион состоит не только из прибрежных стран, но включает в себя более обширную территорию от Балкан до Центральной Азии.

В связи с тем, что он выполняет функцию моста, соединяющего западный мир с востоком, этот регион формирует восточные границы евроатлантического сообщества.

Возникший после окончания холодной войны геополитический вакуум силы в этом регионе является одной из причин, по которой США проявляют интерес к данному региону. США стремятся к тому, чтобы заполнить этот вакуум силы евроатлантической составляющей, снизить влияние России в регионе, а также связать государства в этом регионе с этой евроатлантической составляющей. Именно поэтому в странах региона активно поддерживаются демократические изменения и события, которые пытаются ускорить еще больше.

Корвет ВМС Румынии «Contr-admiral Horia Macelaru» выходит из Севастопольской бухты 22 апреля 2008 года, фото с сайта forum.sevastopol.info

То, что Черноморский бассейн расположен вблизи богатых энергетических ресурсов и представляет собой ключевую позицию с точки зрения транспортировки этих ресурсов на Запад, является другим фактором, повышающим значение этого региона для США.

В стратегии США, направленной на борьбу с терроризмом, бассейн Черного моря занимает особое место. После террористических актов, произошедших 11 сентября, полагая, что основным источником опасности для безопасности Европы и США является Ближневосточный регион, была рассмотрена возможность того, что страны Черноморского региона могут сыграть важную роль в борьбе против этой угрозы.

Одной из опор «Большого Ближневосточного Проекта» является «Расширенный Черноморский Проект». Если «Расширенный Черноморский проект» достигнет своей цели, то США добьется успеха в установлении своего влияния на обширной географической территории от Балтийского моря до Каспийского. С точки зрения США, Черноморский бассейн является нестабильным регионом в отношении таких проблем, как терроризм, контрабанда наркотиков и оружия, торговля людьми, нелегальная миграция и этнический национализм.

Такие региональные организации, как ГУУАМ, ОЧЭС не оправдали себя, поэтому США защищают идею о том, что НАТО и ОБСЕ должны активно действовать в этом регионе, а странам региона должны предоставляться такие перспективы, как вступление в НАТО и ЕС. В этом контексте самым главным конкурентом для США в данном регионе видится Россия, в связи с этим Соединенные Штаты Америки проводят здесь политику, направленную на снижение российского влияния на страны региона.

Если взглянуть с точки зрения ЕС, то мы увидим, что еще до недавнего прошлого Европейский Союз не выработал политику в отношении Черного моря.

Европейский Союз, который систематизировал свои связи с Балтийским и Адриатическим морями, в отношении Черного моря запоздал. Это связано с тем, что с географической точки зрения границы ЕС еще не достигли Черноморского региона.

Однако после того как Болгария и Румыния стали полноправными членами ЕС, это относительное препятствие исчезло. Европейский Союз, стремящийся стать мировой силой, ставит своей целью обеспечивать стабильность в непосредственной близости к себе. В связи с этим, ЕС хочет развивать отношения со странами Черноморского региона и Южного Кавказа, где в настоящее время наблюдается нестабильность и неопределенность.

С этой целью ЕС посредством таких инициатив, как «Широкая Европа», «Европейская политика соседства» и т.д., стремится сформировать вокруг себя область стабильной дружбы и добрососедства. С точки зрения гарантии предложения энергетических ресурсов, которому ЕС придает большое значение, Черноморский бассейн, где проходят важные трубопроводы, также входит в область интересов ЕС.

Предпринимая в рамках этого определенные шаги, Европейский Союз столкнулся с Россией, которая значительно повысила свой интерес к региону и стала оказывать большее влияние на свое близлежащее окружение.

На протяжении сотен лет Черноморский регион всегда имел и продолжает сохранять за собой геополитический приоритет для России. В ходе истории Черное море всегда имело для России большое значение в рамках ее политики «расширения вплоть до теплых морей». С точки зрения России Черное море является естественной зоной безопасности и «окном», открывающимся в мир. Оценивая имеющуюся для нее угрозу, Россия придает большое значение Черноморскому региону, и, для того чтобы использовать проливы и обеспечивать безопасность побережья Черного моря, она планирует постепенную организацию обороны, начиная от Средиземного моря.(2)

На это указывает и адмирал российского ВМФ Владимир Масорин, который в августе 2007 года заявил о необходимости постоянного присутствия России в Средиземном море. Во время своего посещения российского флота в Севастополе Масорин сделал агентству «Интерфакс» следующее заявление: «Для Черноморского флота Средиземное море имеет очень большое стратегическое значение».(3) Таким образом, присутствие российского флота в Черном море имеет для России жизненно важное значение.

После окончания холодной войны Россия понесла в Черноморском регионе большие геополитические потери, в значительной степени утратила свои военные, политические и экономические силы в этом регионе. С точки зрения России, которая сегодня благодаря таким факторам, как централизованное руководство, сильный лидер, дающая экономическую мощь продажа энергетических ресурсов, стремится обрести свою прежнюю силу, рост присутствия США в регионе, расширение ЕС и НАТО, планирование неподконтрольных ей конкурентных линий передачи энергии, «цветные» революции в странах региона – все это вызывает беспокойство. Анализируя все это и полагая, что она оказалась лицом к лицу с политикой «окружения», ограничением свободы действия и угрозой национальным интересам, Россия ведет здесь политику противодействия.

Фрегат ВМС Болгарии «Смели» выходит из Севастопольской бухты 22 апреля 2008 года, фото с сайта forum.sevastopol.info

Для Турции на протяжении всей истории Черноморский регион никогда не терял своего значения. Когда-то Черное море считалось внутренним морем Османской империи, и в те времена ни одна иностранная держава сюда не допускалась.

Одной из причин войн с Россией было желание сохранить или установить господство на этом море. Политика, направленная на сохранение господства над Босфором и Дарданеллами, связывающими Черное море с остальным миром, по сей день продолжает оставаться одним из основных направлений внешней политики Турции.

Во времена холодной войны в жесткой атмосфере противостояния блоков Турция не могла уделять достаточно внимания Черному морю, однако после окончания холодной войны она осознает необходимость близко интересоваться этим регионом.

Во времена холодной войны, в связи с тем, что все черноморские страны кроме Турции входили в Восточный блок, вся политика в отношении этого моря противостояла любой политике более глобального масштаба. Это в значительной степени снизило для Турции возможность рассмотрения Черноморского бассейна в рамках своего национального стратегического планирования.

После окончания холодной войны наиболее радикальные изменения в Турции коснулись именно бассейна Черного моря.

В новый период, наступивший после окончания холодной войны, в Черноморском регионе появился потенциал для серьезного стратегического расширения как с точки зрения регионального сотрудничества, так и с точки зрения проведения Турцией политики, направленной на близлежащие земельные и морские угодья. Появление ОЧЭС Организации Черноморского экономического сотрудничества) стало важным шагом в этом направлении.(4)

Автором этой идеи был президент Турции Тургут Озал. ОЧЭС объединяла 11 государств Черноморья, Закавказья и Балкан: Азербайджан, Албания, Армения, Болгария, Греция, Грузия, Молдавия, Россия, Румыния, Турция и Украина. Представители этих стран 25 июня 1992 г. в ходе встречи на высшем уровне в Стамбуле подписали Декларацию о Черноморском экономическом сотрудничестве, определившую приоритетные направления и основные механизмы этого регионального формата сотрудничества. Целью ОЧЭС являлось развитие экономических отношений между странами Черноморского бассейна. Однако помимо этих вопросов данная организация имела возможность влиять и на политику входивших в неё стран.

Развивая экономическое сотрудничество между странами, ОЧЭС, хотя и косвенным образом, могла бы способствовать ослаблению тех конфликтов, которые имели и имеют место в настоящее время в регионе.

Однако во второй половине 90-х годов ХХ века ОЧЭС начала терять свою значимость. Таким образом, ОЧЭС осталось быть организацией, не достигшей своих целей.

Страны региона были заинтересованы в том, чтобы не остаться за пределами союза, однако, вступив в ОЧЭС, не проявляли должных усилий, чтобы достичь этих целей.

После окончания холодной войны Турция начала проводить в этом регионе скорее не политику отчуждения, а политику сближения. Она стремится создать в своем ближайшем окружении, которое включает Балканы, Кавказ и Ближний Восток, являющиеся такими важными, но при этом такими сложными регионами, атмосферу безопасности, стабильности, процветания, дружбы и сотрудничества.

Среди этих регионов прямое воздействие может быть оказано именно на Черноморский регион, который занимает центральное положение и обладает самой длинной береговой линией. С точки зрения Турции, представляющей собой региональную силу среднего масштаба, очень важным является сохранение своей деятельности в этом регионе, а также создание здесь баланса и стабильности.

Фрегат ВМС Турции TCG «Salihreis» у причала Севастопольского морского вокзала возле Графской пристани, фото с сайта forum.sevastopol.info

С целью сохранить в Черноморском регионе мир и стабильность, укрепить региональное сотрудничество и развить добрососедские отношения, Турция первая предложила в 1998 году идею о формировании многонациональных военно-морских сил с участием всех прибрежных держав.

Именно с этой целью в апреле 2001 было подписано соглашение о создании Черноморской группы военно-морского сотрудничества (BLACKSEAFOR). В ходе подписания этого соглашения впервые в истории Черноморского региона представители всех прибрежных государств собрались вместе и приняли решение о создании общей формации для военно-морского сотрудничества с целью осуществления гуманитарной помощи, поисково-спасательных мероприятий и мероприятий по охране окружающей среды.

В то время как на данный момент продолжается работа, направленная на проработку возможностей, которые позволят использовать BLACKSEAFOR в качестве общего средства борьбы с терроризмом, контрабандой наркотиков, оружия и торговлей людьми в Черноморском регионе, а также с распространением оружия массового уничтожения, 1-го марта 2004 года Турция начала в открытом Черном море и в территориальных водах операцию «Черноморская гармония».

Сейчас продолжаются необходимые переговоры и консультации для привлечения других участников операции «Черноморская гармония» (Operation Black Sea Harmony), которая открыта для всех прибрежных стран Черноморского региона и которая до конца 2006 года носила национальный характер. В рамках этого, Россия, Украина и Румыния уже стали официальными участниками операции «Черноморская гармония».(5)

Нет сомнений в том, что двумя основными силами в Черноморском регионе являются Турция и Россия.

Особенно в последние годы турецко-российские отношения быстро развиваются не только в экономической, но и в политической сфере. В большинстве случаев взгляды Анкары и Москвы на некоторые международные вопросы схожи или совпадают.

Одним из вопросов, по которому мнения обеих стран в значительной степени сходятся, является нежелание превращать Черное море в новую сферу борьбы мировых держав.

Другим вопросом, по которому мнения обеих стран совпадают, является нежелание менять конвенцию Монтре. И Турция, и Россия открыто заявляют о своей решительности в этом вопросе.

Как уже упоминалось выше, после окончания холодной войны в связи с изменением международной системы появились две мировые державы, которые захотели выйти на арену в Черноморском регионе. Одной из них является ЕС, который в связи со своим расширением получил выход к Черному морю, а второй – США, которые в рамках проводимой ими глобальной политики хотят обеспечить себе постоянное присутствие в Черноморском регионе.

Черное море является одним из немногочисленных морей, которые закрыты для ВМФ США.

Соединенные Штаты Америки обращают внимание на то, что конвенция Монтре ясно трактует вопрос о вхождении военных сил в Черное море, воды которого являются международными, и вследствие этого хочет воспользоваться своими правами, вытекающими из конвенции и из того, что воды Черного моря являются международными, а также активно выступать в этом регионе.

Геополитические планы США в отношении Черного моря в значительной степени беспокоят Россию.

Россию, которая считает, что она и так практически окружена США, волнует стремление Соединенных Штатов Америки, утверждающих, что в Черноморском регионе имеется вакуум с точки зрения безопасности, и что для заполнения этого вакуума существует потребность в военной силе НАТО, постоянно присутствовать в Черноморском регионе.

Фрегат ВМС Турции TCG «Salihreis» выходит из Севастополя в составе BLACKSEAFOR 23 августа 2010 года, фото с сайта forum.sevastopol.info

Если Соединенные Штаты начнут активно действовать в Черноморском регионе, то в этом случае возможности настраивать Северный Кавказ против Москвы; разжигать этнические или религиозные конфликты; поддерживать антагонизм против России в таких странах, как Украина, Грузия и Молдова; поощрять оппозиционеров; все больше интегрировать в западном направлении страны региона, который традиционно был сферой влияния России и считался ее тылом; размещать американские военные силы в сердце региона, где проходят и планируются новые линии передачи энергии, естественно, не позволяют Москве спать спокойно.

И Россия, и Турция хотят, чтобы вопросы, касающиеся Черного моря, решались совместно всеми прибрежными странами, без вмешательства иностранных сил и третьих сторон.

И Анкара, и Москва выступают против желания США расширить сферу деятельности операции НАТО «Активные усилия» (Operation Active Endeavor), направленной на борьбу с терроризмом и преступностью в Средиземном море, и на Черное море. В вопросе борьбы с проблемой террора на Черном море Турция считает нецелесообразным прибегать к операциям НАТО, она поддерживает мнение о том, что необходимая борьба и мероприятия должны осуществляться в рамках BLACKSEAFOR и операции «Черноморская гармония» странами-участницами. Эту политику поддерживает и Россия.

На протяжении истории Черное море и окружающий его регион постоянно находились в «руках» одной власти – Римской империи, Византии, Османской империи, и, в некоторой степени, Советского Союза. Благодаря усилиям Турции и России представшая перед нами в последние годы новая картина отражает совсем другую ситуацию.

В этой ситуации Турция и Россия – две важные силы региона, которые в ходе истории постоянно соперничали из-за Черного моря, впервые в истории сотрудничают. Эта ситуация весьма примечательна, особенно если вспомнить, что эти две страны в период существования империй постоянно противостояли друг другу в вопросе раздела Черного моря, а после Второй Мировой войны СССР предъявлял свои права на проливы.

Одной из самых главных объективных причин этой новой ситуации является то, что после распада СССР военная мощь России на Черном море уменьшилась, а Турция, напротив, стала обладать самой большой военной мощью в Черноморском регионе.

После распада СССР Россия потеряла свои базы в Одессе и Севастополе, и была вынуждена передать 18,3% военно-морского флота Украине. Россия, подписавшая договор с Украиной, согласилась выплачивать Украине ежегодную арендную плату (98 млн. дол.) за то, что российскому военно-морскому флоту будет разрешено оставаться в Севастополе до 2017 года.

Вследствие экономических трудностей большая часть кораблей Черноморского военно-морского флота оказалась непригодной к эксплуатации. Возникший в результате этих событий «вакуум» военно-морских сил в Черном море заполнила Турция.

Россия вынуждена считаться с этим. Одновременно с этим Россия предпринимает шаги к усилению своего военно-морского флота в Черном море.(6) Согласно договору, подписанному с Украиной в апреле 2010 года, право пользования Черноморским ВМФ морской базой в Севастополе продлили с 1917 года на 25 лет. А на период с 2042 по 2047 года был предоставлен пятилетний опцион.

Лидерство Турции в ОЧЭС, операции «Черноморская гармония» и BLACKSEAFOR, успешная работа по привлечению к участию в них других стран Черноморского региона, выдвижение идеи создания «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе» (Kafkas Isbirligi ve Istikrar Pakti) – все это указывает на то, что Турция стала достаточно влиятельной силой на Черном море.

Фрегат ВМС Румынии «Марашешти» выходит из Севастополя в составе BLACKSEAFOR 23 августа 2010 года, фото с сайта forum.sevastopol.info

Активная внешняя политика Турции, начатая ею в последние годы и основанная на принципах региональной безопасности, стабильности и полного отсутствия конфликтов с соседями, стала более позитивно восприниматься Россией по сравнению с тем, как это было еще 10-15 лет назад.

Среди признаков вышеупомянутой политики Турции можно упомянуть ее отказ от участия в военной операции в Ираке в марте 2003 года, а также ее разумную, направленную на установление мира и стабильности политику августе 2008 года во время российско-грузинской войны.

Направленный на установление мира конструктивный подход Турции во время российско-грузинской войны коренным образом изменил классическое восприятие Москвой Анкары.

В частности, выраженная Турцией позиция относительно появления в Черном море кораблей НАТО и США под предлогом оказания помощи Грузии, в значительной степени воспрепятствовала нарушению равновесия сил в районе Черного моря и проливов, где Россия чувствует свою уязвимость. Таким образом, в марте 2003 года Россия стала воспринимать Турцию как более независимую страну, а в августе 2008 года стала считать ее более надежной.

Турция поддерживает развитие западных экономических и демократических стандартов в регионе, а также интеграцию стран региона на Запад, но при этом также защищает идею невмешательства иностранных сил в Черноморский регион и решения всех региональных проблем совместными силами всех прибрежных стран.

США считает, что с такими проблемами, как контрабанда наркотиков и оружия, торговля людьми, незаконная миграция, терроризм и распространение оружия массового уничтожения, можно справиться лишь путем включения Черноморского региона в НАТО.

В связи с этим, США критикуют идею «обеспечения безопасности на Черном море силами прибрежных стран», как в случае с BLACKSEAFOR, потому что в этом случае в первую очередь США и другие страны, не имеющие выхода в Черное море, оказываются исключенными.(7)

Несмотря на эту критику, Россия и Турция решительно настроены на то, чтобы не допустить превращения Черного моря в арену для борьбы международных сил.

Первоочередная цель обоих государств заключается в том, чтобы во что бы то ни стало сохранить конвенцию Монтре. Действительно, главнокомандующий российскими военно-морскими силами Владимир Высоцкий, давший интервью московскому радио «Эхо Москвы», сказал о том, что интересы России и Турции в Черноморском регионе совпадают, и что конвенция Монтре, касающаяся проливов и подписанная в 1936 году, ни в коем случае не должна быть изменена. По словам Высоцкого проблемы Черноморского региона должны решаться только странами этого региона, а конвенция Монтре, несомненно, является правовым основанием в этом вопросе.(8)

В вопросе решения некоторых проблем внешней политики, а также многих региональных и международных проблем Турция в настоящее время отказалась от пассивной и поддающейся влиянию других позиции, а действует смело и решительно.

Она либо самостоятельно формирует необходимые платформы, либо стремится играть более активную роль в рамках уже имеющихся платформ и с учетом собственных интересов вмешиваться в процесс принятия решений. В связи с этим мы можем видеть возникшие по инициативе Турции новые формации и организации в Черноморском регионе.

В противном случае, Турции, стремящейся стать не просто страной, которая имеет влияние в своем регионе, но с которой считаются во всем мире, пришлось бы пассивно наблюдать за событиями и играть по сценарию, написанному другими, в результате чего она вынуждена была бы смириться с возможными негативными последствиями.

Фрегат ВМС США FFG-32 «Джон Л. Холл» (John L. Hall) во время визита в Севастополь в апреле 2010 года, фото с сайта forum.sevastopol.info

Таким образом, правильной политикой станет создание оборонительного Черноморского альянса, в который войдут все прибрежные страны,

а также усиление уже имеющихся в регионе организаций и инициатив, их сотрудничество с ЕС, который уже получил выход в Черное море, и НАТО, и самое главное – выполнение этими организациями своих обязанностей в рамках международного права и норм.

Успешная реализация этой политики повысит безопасность и стабильность в бассейне Черного моря, а также не позволит внешним силам, которые хотят вмешаться в ситуацию в регионе, использовать вопрос безопасности в качестве предлога для своего вмешательства.

И для России, и для Турции, которые придают Черному морю жизненно важное значение, сотрудничество и взаимоотношения, основанные на взаимном уважении и доверии, очень важны. По мнению нынешного министра иностранных дел Турции профессора Ахмета Давутоглу, во времена Османской Империи Черное море служило полем битвы с Россией, затем полем соперничества между Турцией и СССР, сейчас же, возможно в первый раз в истории, оно способствовало нахождению компромиссов в их интересах.

По мнению Давутоглу, несмотря на длительные исторические разногласия, Франция и Германия, будучи в составе ЕС, все же сумели отодвинуть их на задний план и создать мощную ось «Франция-Германия» в ЕС. В ОЧЭС отсутствовали оси, хотя были предпосылки для создания оси «Турция-Россия».

Эти две страны могли бы сотрудничать в Черноморском бассейне подобно Франции и Германии в бассейне реки Рур. Пока этого не произойдет, никакие другие изменения не приведут к оживлению в деятельности ОЧЭС.(9)

Близкие отношения особенно по вопросам Черноморского региона указывают на то, что это сотрудничество было установлено. По этой причине, наряду с быстро развивающимися экономическими отношениями и здоровым политическим диалогом во взаимоотношениях между Турцией и Россией черноморский фактор нельзя игнорировать.

Старый турецкий марш, посвященный Черному морю начинается словами: «Черное море! Черное море! Это идут не враги, а мы!». (10)

Турция и Россия, которые смогли вложить в значение слова «мы», упомянутого в марше, страны и народы, которые географически, исторически и культурно связаны с Черным морем, выиграют от этого как на региональном, так и на мировом уровне.

Источники:

(1) Для более подробной информации см.: Burcu Corten. Guncel Karadeniz Jeopolitigi. Giresun Universitesi KARASAM Yayinlari, No: 6, Giresun 2009, s. 33-83.

(2) См.: Hasan Kanbolat. “Turkiye Karadeniz’e Rusya Federasyonu Akdeniz’e”. Stratejik Analiz, No. 90, Ekim 2007, s. 6-7.

(3) Rusya Akdeniz’de Kalici Olmak Istiyor. Zaman, 04.08.2007.

(4) Ahmet Davutoglu. Stratejik Derinlik Turkiye’nin Uluslararasi Konumu. Istanbul, Kure Yayinlari, Agustos 2009, s. 275.

(5) Karadeniz’in Deniz Ortaminda Guvenligi Pekistirmeye Yonelik Bolgesel Girisimler.
TSK Genelkurmay Baskanligi. http://www.tsk.tr/4_ULUSLARARASI_ILISKILER/4_17_Karadenizin_Deniz_Guvenligi/Karadenizin_Deniz_Guvenligi.htm (15.04.2010)

(6) «Россия усилит Черноморский флот», 05.03.2009. http://podrobnosti.ua/power/2009/03/05/587087.html

(7) Gokhan Kocer. “Karadeniz’in Guvenligi: Uluslararasi Yapilanmalar ve Turkiye”. Akademik Bakis, Cilt 1, Sayi 1, Kis 2007, s. 214.

(8) Cihan Haber Ajansi, 26.07.2010.

(9) Davutoglu. Ibid, s. 277-280.

(10) Eski Karadeniz Marşi.

BILGESAM

Коментарі:



Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд