Между двумя фарватерами (2). ВМС Турции – флот фрегатов

05:20 14.11.2010

F 241 «Тургутрейс» в стамбульских водах. С сайта defencetalk.com

Михаил ИРИНИН, Центральный Военно-Морской Портал РФ.

Подбор фото – BSNews

ВМС Турции доминируют ударными возможностями сил ближней зоны над флотом любого Черноморского государства. Только по одному залпу противокорабельными ракетами «Гарпун», «Пингвин» и «Экзосет» ВМС Турции превосходят в 3-4 раза залп ракетами «Базальт», «Москит», «Малахит», «Термит» и «Рубеж» кораблей Черноморского флота РФ.

Надводный флот ВМС Турции
– прежде всего, флот фрегатов

Взяв курс на создание современных подводных лодок, командование военно-морских сил Турции на сегодняшний день не оставило в составе надводных кораблей боевых единиц класса эскадренный миноносец.

Начиная с 1987 года, почти все турецкие эсминцы (12 кораблей), бороздившие моря по полста лет, были разделаны или, на флотском сленге, «пущены на иголки». Этой участи избежали лишь D 352 «Гайрет» (с 1995 г.) и D 345 «Юджетепе» (2000 г.), переоборудованные под корабли-музеи в США и Турции.

Большинство прежних названий эсминцев теперь носят турецкие фрегаты.

На сегодня старейшими боевыми надводными кораблями этого класса в ВМС Турции являются фрегаты типа «Явуз» (проект MEKO 200 TN серии 1) – 2 ед. (1987/1988 годов постройки) – F 240 «Явуз» и F 241 «Тургутрейс» (на фото вверху – BSNews).

Это корабли еще западногерманской постройки водоизмещением 2200 т. Их длина – 110,5 м, ширина – 13,6 м и осадка – 3,7 м. Наибольшая скорость – 28 узлов. Двухвальная энергетическая установка корабля состоит из четырех дизелей общей мощностью 40000 л.с. Помимо ЗРК Sea Sparrow на «Явузе» размещены 2 пусковые установки (по 4 ракеты) противокорабельного комплекса Harpoon, имеется ангар для палубного вертолета системы LAMPS. Экипаж корабля – 180 человек.

Два последующих турецких корабля семейства MEKO 200 TN (серии 1) F 242 «Фатих» (1988) и F 243 «Йилдирим» (1989) водоизмещением уже по 2900 т и с аналогичным вооружением строились по немецким чертежам, но уже на турецких верфях.

Фрегат F 243 «Йилдирим». С сайта defencetalk.com

Корпуса этих фрегатов проектировались с учетом действий в условиях применения оружия массового поражения, так как корабли предусматривалось активно использовать в интересах НАТО, прежде всего против Черноморского флота СССР.

Каждый из двенадцати отсеков корабля этого типа снабжен автономной системой вентиляции и пожаротушения. В надстройках активно использованы алюминиевые сплавы. На корабле два поста энергетики и живучести. Фрегат MEKO 200 TN серии I не только остается на плаву, но и не теряет управляемости при затоплении трех смежных отсеков.

Однако по немецкому проекту MEKO 200 TN турки направили создателям фрегата ряд апелляций, касающихся неудовлетворительной для корабля такого класса остойчивости и недостаточных объемов хранения ракетного боезапаса, в частности, противокорабельных ракет Harpoon – основной ударной мощи фрегата. Настойчивые пожелания решить проблемы целенаведения ГСН поставляемых в Турцию ПКР были высказаны Анкарой и Пентагону, что было учтено американцами при комплектации противолодочных вертолетов S-70B Seahawk и АВ 212 ASW Agusta аппаратурой, обеспечивающей сопровождение ПКР Harpoon на маршевом участке полета.

Вместо пятого фрегата типа «Явуз» MEKO 200 TN серии I в ВМС Турции появились первый F244 «Барбарос» (1995 г., головной корабль МЕКО 200 TN серии 2А) и F245 «Оручрейс» (1996), а за ними еще два корабля F246 «Салихрейс» (1998) и F247 «Кемалрейс» (2000), но уже серии 2В того же проекта.

F 246 «Салихрейс» в Севастополе, 23 августа 2010, с сайта forum.sevastopol.info

Эти корабли стали больше (водоизмещение – 3380 т, 4 ГТД 60000 л.с., 32 уз.) и улучшили мореходные качества по сравнению с их прототипом – «Явузом», а также в два раза увеличили боекомплект для ЗРК Sea Sparrow (Aspide) и ПКР Harpoon.

В 1998-2003 годах Турция в рамках программы совершенствования своих ВМС получила из США и вместе с корпорацией Lockheed Martin модернизировала на стамбульских верфях американские фрегаты УРО типа «Оливер Х. Перри» (8 ед.) постройки 1978-1981 годов.

После модернизации корабли этого типа (4100 т, 30 уз, ГТД 41000 л.с.) обрели такое же вооружение, как и фрегаты проекта MEKO 200, однако вдвое больший палубный авиапарк – по 2 вертолета Seahawk SH-60B.

Фрегат УРО F 490 "Газиантеп" типа «Оливер Х. Перри» в Севастопольской бухте, 11 апреля 2009, с сайта forum.sevastopol.info

Таким образом, на сегодня в ударных надводных силах ближней зоны ВМС Турции числятся 16 фрегатов, способных нанести массивный ракетный удар по противнику 96 ракетами в первом залпе!

Примечание BSNews: по данным турецких открытых источников на вооружении ВМС Турции в настоящее время остается, кроме перечисленных фрегатов, еще как минимум один из трех старых фрегатов американской постройки 1970-72 годов типа «Нокс» – F253 «Zafer» (по турецкой классификации Tepe Class).

Фрегат типа «Нокс» (Knox или Tepe Class), С сайта wikipedia.org

Ударная мощь первого залпа фрегатов усиливается ракетами Exocet переданных из ВМС Франции корветов типа «Бозджаада» (6 ед.) и находящихся в турецком военном флоте с 2001 года.

Во Франции эти корабли были построены в 1974-1976 годах и классифицировались как фрегаты проекта А69 или типа D'Estienne D'Orves.

Корвет F500 «Бозджаада» типа D'Estienne D'Orves входит в Севастопольскую бухту, 11 апреля 2009, фото с сайта forum.sevastopol.info

Корабли типа D'Estienne D'Orves будут находиться в боевом составе ВМС Турции до 2028 г., когда их заменят

новые турецкие корветы по проекту MilGem (8 ед.). Головной корабль новой серии F511 «Хейбелиада» (с использованием стелс-технологий в конструкции корпуса) спущен на воду и на днях должен войти в боевой состав флота.

F 511 «Хейбелиада» на ходовых испытаниях. С сайта defencetalk.com

Его водоизмещение – 1325 т, длина – 99,5 м, ширина – 14 м и осадка – 3,7 м. На борту «Хейбелиада» находятся неизменные для подводных лодок и надводных кораблей ВМС Турции ракеты Harpoon (4 ед., 1 ПУ) и вертолет Seahawk SH-60B. Для этих кораблей норвежскими конструкторами разработаны новые многофункциональные радиолокационные станции типа Smart-S Mk2 3D средней дальности, работающие в F-диапазоне.

Кроме того, военные специалисты из Анкары вместе с инженерами фирм Lockheed Martin, Saab Bofors Dynamics (ракетное оружие, Швеция) и Kongsberg Gruppen (корабельные системы, Норвегия)

работают над проектом TF-2000 по созданию современного фрегата УРО (ПВО). Головной в серии из 6 ед. для ВМС Турции (их еще называют ракетными эсминцами) должен быть заложен в 2014 году, а сойти со стапелей турецкой верфи Golcuk они должны к 2021 году. Строительство второй серии из трех фрегатов назначено на 2023-2028 годы.

F-310 Fridtjof Nansen. С сайта wikipedia.org

Прототипом турецкого TF-2000 является норвежский фрегат F-310 Fridtjof Nansen, оснащенный боевой информационно-управляющей системой Aegis с радаром SPY-1F. А это уже на полпути включения турецких кораблей проекта TF-2000 в упомянутую сеть боевого управления DCGS-N.

Согласитесь, 10 лет пройдут очень быстро, когда первый TF-2000 выйдет на мерную милю.

Безусловно, к 2020 году ракетное оружие нового турецкого фрегата будет отличаться от сегодняшних ракетных комплексов его норвежского прототипа Fridtjof Nansen (2х4 ПЛРК Naval Strike; 1х8 ЗРК Sea Sparrow).

Однако важнее совсем другое, а именно то, что корабль проекта TF-2000, как, собственно, и любой другой турецкий фрегат, корвет, ракетный катер или подводная лодка, становятся звеньями одной большой цепи боевого управления с огромными потенциальными возможностями.

При необходимости стрельбу «гарпунов» с турецких кораблей в такой цепи сможет корректировать и командир танка, только что высадившегося на побережье.

Не стоит на месте противоракетная оборона Объединенных военно-морских сил НАТО, куда входит и турецкий военный флот. Свидетельством тому служит давно идущая трансформация боевой системы Aegis из противовоздушной боевой информационно-управляющей системы в противоракетную. Эффективность применения такого оружия трудно переоценить, т.к. оно становится действительно высокоточным.

На сегодня в строю турецкого военного флота находятся четыре ракетных катера типа «Доган» и восемь ракетных катеров типа «Денизкушу», перевооружение которых ракетами Penguin осуществляют все те же норвежцы.

Минно-тральные корабли с обычными тралами предполагается заменить кораблями класса Alanya, которые будут строиться на германских стапелях.

С 2011 года начнется пополнение турецкого флота быстроходными патрульными катерами, заложенными на национальных верфях Golcuk, Dearsan, Istanbul Denizcilik, ADIK, Celik Tekne, Desan и Sedef RMK. На стапелях этих же верфей турки строят новые танко-десантные корабли.

Против лома нет приема,
если нет другого лома

Военно-морские силы Турции доминируют своими ударными возможностями сил ближней зоны над военным флотом любого государства Черноморского бассейна. Сегодня только по одному залпу противокорабельными ракетами «Гарпун», «Пингвин» и «Экзосет» корабельная группировка ВМС Турции превосходит примерно в 3-4 раза залп ракетами «Базальт», «Москит», «Малахит», «Термит» и «Рубеж» кораблей Черноморского флота РФ.

Турки способны осуществить при помощи подводных лодок скрытые минные постановки как на подходах к проливам, так и вблизи баз ЧФ. С учетом быстрого совершенствования систем, подобных Aegis, и строительства фрегатов проекта TF-2000, эффективность использования Черноморским флотом ресурса стратегической авиации, используемой для прикрытия боевых действий на море, вызывает сомнения. Против лома, кроме лома, нет приема, гласит народная мудрость. Не допустить проникновения в акваторию Черного моря кораблей ударных экспедиционных формирований вероятного противника Россия будет способна, если сосредоточится на развитии противоракетного, противокорабельного и противолодочного оружия.

Сегодня для обновления Черноморского флота Российская Федерация располагает всеми предпосылками. Прежде всего, внешнеполитическими решениями, что подтвердила пролонгация срока базирования ЧФ в Севастополе до 2042 года. С учетом политического фактора необходимо по-иному взглянуть на возможности судостроительного завода в городе Николаеве, располагающего опытом строительства авианесущих кораблей и противолодочных крейсеров, чтобы модернизировать Черноморский флот. Прежде всего это избавило бы от покупки втридорога французского вертолетоносца «Мистраль», который будет передан россиянам без электронных приборов для систем боевого управления, использующихся в настоящее время в ОВМС НАТО.

Ежегодное закладывание по одному надводному кораблю и одной подводной лодке для ЧФ должно стать не «главкомовским» анонсом для СМИ, а обыденностью. В этом необходимо поучиться у турок, строго придерживающихся принципа одновременного списания и ввода во флотский строй боевой единицы – «корабль на корабль».

Как известно, российским военно-политическим руководством страны до 2020 года решено построить для Черноморского флота 15 фрегатов и дизель-электрических подводных лодок в соотношении 60/30.

Это, прежде всего, ДЭПЛ проекта 677 «Лада» – «Кронштадт» и «Севастополь», которые должны войти в состав флота соответственно в 2013 и 2015 годах. На этих ПЛ гидроакустическое покрытие нового типа и новый гребной электродвигатель должны составить по бесшумности конкуренцию турецким подводным лодкам немецко-британского проекта 214/1500.

Черноморский флот ожидает в 2011 году фрегат «Адмирал Горшков» проекта 22350 с противолодочным ракетным комплексом «Медведка-2», восемью противокорабельными крылатыми ракетами 3М55 «Оникс», ЗРК средней дальности «Ураган» и противолодочным вертолетом Ка-27.

Такой корабль сможет поспорить с фрегатом TF-2000, если российские системы разведки, целеуказания, боевого управления и навигации, то есть все то, что союзники по НАТО не разрешают французам передавать вместе с «Мистралем», достигнут современного, «цифрового» уровня. Только при таких условиях Россия сможет наверстать отставание ЧФ в ближайшее пятнадцатилетие.

http://flot.com/nowadays/concept/opposite/betweentwochannels/1/