«Каспийское досье", или Из-за чего случаются войны...


Инфографика с сайта vz.ru

От редакции BSN: Намерения Евросоюза построить газопровод на дне Каспийского моря встретили сопротивление России и Ирана. ЕС требует от России не ставить палки в колеса Транскаспийскому газопроводу, Nabucco, а также не давить на Туркмению и Азербайджан. 

Разные точки зрения на тему, очень важную для будущего и настоящего Черноморского региона – в тематической подборке BSN

Подбор фото и видео – как всегда BSN

Со ссылкой на экологию

Ольга САМОФАЛОВА, Взгляд

12 сентября 2011 года

Намерения Евросоюза построить газопровод на дне Каспийского моря встретили открытое сопротивление России в союзе с Ираном. Обе страны используют тот же аргумент, к которому апеллировали противники российского «Северного потока» на Балтике: экологию. На самом деле Россия стремится не допустить появления влиятельного конкурента.

Россия и Иран выступают против строительства любых газопроводов по дну Каспийского моря, заботясь об окружающей среде, морских ресурсах и опасаясь возможных загрязнений. Об этом заявили министр нефти Ирана Рустам Касеми и министр энергетики РФ Сергей Шматко по итогам российско-иранской межправкомиссии в Тегеране, передает «Интерфакс» со ссылкой на иранское агентство Shana.

«Мы обсуждали с Ираном проект по сотрудничеству в нефтяной сфере и в газовой. У нас с Ираном единая позиция по развитию Каспийского бассейна», – заявил Шматко. «Кроме того, министр нефти Ирана высказался однозначно, что любые инфраструктурные проекты в Каспийском бассейне должны получать серьезную экологическую экспертизу», – добавил российский министр.

Заявление Шматко является своеобразным ответом на то, что ЕС в понедельник одобрил мандат на проведение переговоров с Азербайджаном и Туркменией о строительстве Транскаспийского трубопровода.

Позиция Ирана и России фактически делает невозможным строительство этого газопровода из Туркмении в Азербайджан, призванного поставить туркменский газ в газопровод Nabucco, лоббируемый Евросоюзом для поставок газа в обход России.

Транскаспийский трубопровод должен стать частью Южного коридора, который предусматривает поставки газа из бывших республик СССР в Центральной Азии, а также, вероятно, из Северного Ирака и Северной Африки. Сейчас Россия осуществляет четверть всех газовых поставок в Евросоюз, при этом семь стран ЕС почти независимы от российского газа.

«Транскаспийский газопровод – важнейший проект Южного транспортного коридора по доставке газа в Европу из новых источников. Мы намерены завершить его как можно скорее», – пугает Россию член Еврокомиссии по энергетике Гюнтер Эттингер.

Евросоюз впервые предлагает договор по инфраструктурному проекту, говорят в ЕС. Правда, этот договор будет заключен после одобрения всеми 27 государствами-членами ЕС.

Ко всему прочему, на прошлой неделе французская Total обнаружила крупное месторождение газа в азербайджанской части Каспийского моря.

По предварительным оценкам, потенциальные запасы месторождения на блоке Абшерон составляют несколько миллиардов кубометров газа и газового конденсата. Открытие этого месторождения, как считают некоторые эксперты, может ускорить развитие Nabucco и других трубопроводов из Каспийского региона для экспорта газа в Европу в качестве альтернативы российскому газу.

Абшеронский полуостров с высоты птичьего полета, фото с сайта ru.wikipedia.org

В свою очередь недавно нефтяные министры Ирана, Ирака и Сирии подписали меморандум о взаимопонимании о строительстве газопровода с крупнейшего в мире газового месторождения Южный Парс в Европу.

Газопровод протяженностью 5 тыс. км и стоимостью 10 млрд долларов планируется проложить через территорию Ирана, Сирии, Ливана и Средиземноморского региона.

Виталий Крюков из ИФД «Капиталъ» напоминает, что главная проблема для всех каспийских проектов – это правовое деление Каспия.

В советские времена акватория Каспия была поделена между двумя государствами: СССР и Ираном. После распада Советского Союза территориальные права на Каспий предъявили новые прибрежные государства: Азербайджан, Казахстан, Туркменистан. Уже на протяжении многих лет «пятерка» ведет переговоры о выработке нового правого статуса Каспия, пытаясь сблизить позиции и прийти к согласию по взаимоприемлемым принципам разграничения на Каспии.

«Разговоры о строительстве газопровода по дну Каспия Туркменией идут уже не первый год, а воз и ныне там, потому что Каспий еще не поделен. Поэтому изъявление желания построить Транскаспийский газопровод не означает, что страны договорятся об этом в ближайшее время»,  – считает Виталий Крюков.

«Россия против Транскаспийского газопровода, потому что если Туркмению соединить с Азербайджаном, это даст возможность поставлять туркменский газ на европейский рынок, минуя российскую территорию. Естественно, нам такая конкуренция не нужна, это только ухудшит наши позиции на европейском рынке»,  – отмечает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

По его словам, у России есть и юридические основания выступать против строительства инфраструктурных проектов по дну Каспия. «Мы пока не поделили Каспий на секторы, и это означает, что транспортировка энергоносителей через Каспий возможна только танкерами с юридической точки зрения»,  – замечает Симонов.

По экологии также много вопросов. «Каспий – это не Балтийское море, это закрытая экологическая система, и пока непонятно, как строительство газопровода может повлиять на популяцию осетров. Но если быть честными, можно отбросить экологию, нам эта труба создает дополнительные экономические риски, и все это понимают»,  – замечает Симонов.

По его словам, Туркмения хочет построить трубопровод, но проект не раз замораживался, так как это может грозить стране и ее партнерам жесткими санкциями со стороны России.

«Иран как бы нам помогает, но у него более хитрая игра. Иран не хочет, чтобы Туркмения построила трубу через Каспий, потому что Иран хочет сам стать хабом на пути транспортировки энергоносителей из Туркмении в Турцию. Этот путь для нас тоже опасен,  – объясняет Константин Симонов. – Сейчас Иран находится в режиме санкций и исключен из этого бизнеса. Турция пока не осмеливается покупать у Ирана туркменский газ для транспортировки в Европу».

«США также хотели бы, чтобы туркменский газ попал на рынок Европы, минуя Россию, но при этом они хотели бы убрать и Иран из этой схемы»,  – добавляет эксперт.

По мнению Симонова, России надо энергичней заявлять о своей позиции по этому вопросу. «Брюссель, Ашхабад и Вашингтон чуть ли не каждую неделю говорят, что вот сейчас начнут строить в Каспии, а Россия помалкивает. Надо четко говорить, что нас это не устраивает, это неприемлемо и что мы будем реагировать жестко, надо предупредить, чтобы потом не обижались»,  – считает Симонов.

 

Россия проиграла битву за Каспий

Росбалт

14 сентября 2011 года

Европейский союз просит Россию не ставить палки в колеса Транскаспийскому газопроводу, проекту Nabucco и не давить на Туркмению и Азербайджан.

Об этом заявил еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер, передает Deutsche Welle. Брюссель советует Москве не пытаться мешать проекту Nabucco с помощью  «Южного потока».

Оттингер напомнил, что газопровод Nabucco, наряду с менее масштабными проектами – Трансадриатическим газопроводом (TAP) и проектом «Турция – Греция – Италия Интерконнектор (ITGI) – входят в системы «Южный коридор». Они предусматривают поставку газа через уже существующую транспортную систему Турции, но требуют, в частности, прокладки подводных и наземных газопроводов. 

Оттингер убежден, что основные стратегические решения по «Южному коридору» будут приняты до конца этого года. Он назвал доступ Евросоюза к Прикаспийскому региону и Центральной Азии, где хранятся самые большие в мире запасы природного газа, превышающие даже российские, ключевым вопросом для ЕС.

По мнению еврокомиссара по вопросам энергетики, Россия должна быть заинтересована как в Nabucco, так и в его альтернативах – ТАР и ITGI. «Если Москва смирится с тем, что «Южный коридор» является неизбежным, и что Туркменистан и Азербайджан имеют право принимать самостоятельные решения, то европейцы будут значительно больше доверять такому энергоносителю, как газ», – пояснил Оттингер.

При этом он отметил: «Если россияне будут пытаться ставить палки в колеса Nabucco технически, прокладывая газопровод «Южный поток», или политически, осуществляя давление на Ашхабад и Баку, я лично буду меньше доверять долгосрочным газовым контрактам и меньше верить в тезис о том, что газ не является для России политическим инструментом».

Напомним, вчера (13 сентября 2011 года – ред.) Евросоюз предоставил Еврокомиссии мандат на проведение переговоров между Азербайджаном и Туркменией относительно правовой базы Транскаспийского газопровода.

Об этом говорится в документе «Внешние энергетические связи Европейского союза», принятом Европейской комиссией и представленном комиссаром ЕС по энергетическим вопросам Гюнтером Оттингером. В документе отмечается, что соглашение между ЕС, Азербайджаном и Туркменистаном относительно газопровода заложит основу строительства инфраструктуры, которая обеспечит транспортировку туркменского природного газа через Каспийское море.

Консорциум Nabucco приветствовал решение Европейского союза (ЕС) о предоставлении Европейской комиссии мандата на проведение переговоров между Азербайджаном и Туркменистаном относительно правовой базы Транскаспийского газопровода (ТКГ), говорится в сообщении Nabucco Gas Pipeline International GmbH.

Комментируя данное событие, управляющий директор Nabucco Рейнхард Митчек заявил, что «по обе стороны Каспия имеется большой потенциал для экспорта газа, что является жизненно важным для будущего европейского и турецкого газовых рынков».

Таким образом, ЕС демонстрирует намерение прямо вмешаться в вопрос определения статуса Каспийского моря, который в настоящее время лежит в компетенции стран бассейна – России, Азербайджана, Ирана, Туркмении и Казахстана, напоминает REGNUM.

Отметим, Москва и Тегеран выступают против строительства газопровода по дну моря, который к тому же и не разграничен. Баку и Ашхабад считают, что для строительства этой инфраструктуры достаточно их согласия.

В случае прокладки газопровода по дну Каспийского моря, Европа получает прямой доступ к газовым ресурсам Средней Азии, а Россия, соответственно, разделит транзитную монополию с Азербайджаном, Грузией, Турцией, через которые пролегает Nabucco.

Газовая пощечина

Росбалт

14 сентября 2011 года

Виктор ЯДУХА, Михаил АЛЕКСАНДРОВ

Страшный сон «Газпрома» сбылся: ЕС начинает переговоры с Азербайджаном и Туркменией о Транскаспийском газопроводе. При этом комиссар ЕС по энергетике призвал Москву «смириться» и «не мешать» проектам Европы на Каспии.

Это не только удар по газовой стратегии Кремля, это – насмешка над всей российской внешней политикой.

Cтроительство газопровода в Туркмении, фото с сайта rustrahovka.ru

Запад стремился к каспийской нефти со времен Альфреда Нобеля. К ней с боями прорывался гитлеровский Рейх, чьи грезы удалось воплотить в конце ХХ века British Petroleum.

Стратегической целью западных углеводородных концернов стала не столько добыча нефти и газа на шельфе Азербайджана, Казахстана и Туркмении, сколько их транзит из Средней Азии в Европу через Закавказье и Турцию.

Пока Северный Кавказ входит в состав РФ, задача Запада заключается в том, чтобы пустить эти ресурсы в обход ее территории и нарушить транзитную монополию русских – столь же болезненную для Брюсселя, как транзитная монополия Киева для самой Москвы.

Как ни странно, при всей слабости России достичь этой цели Западу долго не удавалось, и Кремль не раз преподносил эти неудачи избирателю как свой успех. В какой-то мере, так оно и было: сказывалась плодотворная работа российской газовой дипломатии с Герхардом Шредером, Сильвио Берлускони, Ференцем Дюрчанем, с экс-президентом Болгарии, с властями Греции, Словакии и даже Австрии.

Наступление «энергетической империи» в первой половине нулевых воплотилось в «Голубом» и «Северном» потоках, в трубопроводной системе БТС-2 и – почти материализовалось в проекте нефтепровода «Бургас – Александруполис».

«Газпром» тогда стал совладельцем газораспределительных сетей в ФРГ и ряде других важных стран ЕС, ВТБ прикупил акций EADS, «наши» вошли в SAAB, стояли на пороге Arcelor и Opel. Дерзкая в своей простоте идея об обмене активами между элитами Запада и России, казалось, вот-вот будет воплощена, и вся многовековая история пойдет вспять. Тевтонам станет больше не нужен извечный Drang nach Osten, русские перестанут висеть между Западом и Востоком и вольются, наконец, в лоно «Европы от Лиссабона до Владивостока».

Симбиоз русских ресурсов и европейских технологий породит невиданную доселе самодостаточность и мощь, США и Китай будут посрамлены, глобализация наполнится новым смыслом. Это будет триумф теллурократии и первый в истории бескровный шаг из глубины сибирских руд в теплые моря, где уже покачивается яхта Eclipse.

Но – «Все куплю сказало злато, Все возьму, сказал булат». Боги азбучных истин напомнили о себе, как всегда, в самый неподходящий момент. Сияющий град на холме однополярного мира сделал едва заметное движение бровью, и ландшафт вокруг изменился. Шредер, Ширак и социалист Дюрчань (Венгрия – важнейший хаб «Газпрома») уступили место Меркель, Саркози и праволиберальному националисту Орбану. Которые, разумеется,  тут же вспомнили о попранных ценностях евроатлантического партнерства.

Берлускони стал получать удар за ударом, причем иногда в буквальном смысле. Русских вышибли из Arcelor и Saab, не пустили в Opel, лишили доступа к информации в EADS, дав понять, что технологиями делиться не будут, и по-прежнему смотрят на них сквозь прицел. «Голубой поток» намертво встал где-то в глуши под Анкарой, которой в одиночку столько газа не нужно. К власти в Болгарии пришли махровые атлантисты и отвергли не только «Южный поток», но и «Бургас – Александруполис». А еще была ПРО, цветные революции в Грузии и на Украине.

Путин не выдержал и произнес свою знаменитую «Мюнхенскую речь», но это уже ничего не изменило. Ставка российской элиты на интеграцию в Европу провалилась. ЕС, как и следовало ожидать, оказался не готов к роли самостоятельного центра силы.

Однако на Каспии Москва все еще держала оборону. «Революция роз» в Грузии, конечно, принесла свои плоды: Каспий и Средиземное море связали нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровод Баку – Тбилиси – Эрзум; началось строительство железной дороги Карс – Ахалкалаки – Баку. Но для того, чтобы замкнуть цепи проектов газопровода Nabucco и коридора TRACECA (они же – «Шелковый путь 2») этого было недостаточно.

США и ЕС не хватало главного – добиться согласия Туркмении, Казахстана и Азербайджана на строительство подводных газо- нефтепроводов.

В принципе, те были не против (об этом одному из авторов статьи в 2007 году говорил глава «Казмунайгаза» Узакбай Карабалин), однако формально Баку и Ашхабад сдерживали два фактора: спор вокруг принадлежности подводного месторождения «Сердар» и неопределенность статуса Каспийского моря. Последняя состоит в том, что

Россия и Иран выступают за раздел дна при сохранении общего пользования водным пространством, а все прочие хотят поделить еще и акваторию – по серединной линии.

Фото с сайта topneftegaz.ru

Россия, надо отдать ей должное, всячески поддерживала этот зыбкий статус-кво. Азербайджанские источники уверяют, что Москва долго и успешно вбивала клинья между Баку и Ашхабадом. Одновременно при активной помощи Ирана, которому тоже ни к чему усиление позиций Запада на Каспии, Россия добилась заключения экологов об опасности строительства донных труб для хрупкой экосистемы моря. А главное – сподвигла лидеров прикаспийских государств подписать соглашение, согласно которому третьи страны могут осуществлять проекты на Каспии лишь с согласия всех членов прикаспийской «пятерки».

Впрочем, любой договор исполняется лишь под угрозой применения силы. У России, по ряду восходящих к распаду СССР причин, такой силы в регионе не было. Прежней Каспийской флотилии с ее легендарными экранопланами и прежнего ЧФ давно нет.

Исторический шанс появился в августе 2008 года, когда разрывы снарядов и бомб рядом с нефтяной трубой вынудили British Petroleum приостановить прокачку азербайджанской нефти по БТД. Но Москва тогда стушевалась и не довела столь удачно навязанную ей войну с Грузией до конца. Окно возможностей захлопнулось.

После этого строительство Транскаспия и победа Nabucco над «Южным потоком» стали вопросом времени.

В «Газпроме» до последнего говорили о дороговизне конкурирующего проекта и отсутствии ресурсов. Но эти аргументы не выдерживают критики. Еще фиаско с «обменом активами» показало, что рациональный Запад вполне готов терять короткие деньги ради длинных. А обнародование данных по Иолотанскому газовому месторождению в Туркмении поставило точку в нудных спорах о ресурсной базе.

Эксперты, опрошенные «Росбалтом», добавляют мало оптимизма в эту картину. Хотя это с какой стороны посмотреть.

Директор казахстанской «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев считает, что толчком к старту переговоров по ТКГ стало ухудшение отношений между Россией и Украиной.

«Евросоюз уже был заложником газовой войны, и теперь старается ускорить создание альтернативы», – отмечает он. Для Украины же перспектива поставок туркменского газа в обход России и возможный коллапс «Южного потока» открывают поистине радужные перспективы. Как известно, накануне саркастического заявления Оттингера президент Янукович вернулся из Ашхабада в загадочном молчании. Теперь его можно трактовать не как показатель бесполезности визита, а как ожидание скорых перемен.

Сатпаев уверен, что действия ЕС встретят сильнейшее сопротивление со стороны Москвы и Тегерана. «Учитывая неопределенный статус Каспия и соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, которое подписали все пять стран бассейна, у России и Ирана есть все правовые основания оспорить принятые Евросоюзом решения», – напоминает эксперт.

Александр Князев, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, не исключает даже силового противостояния.

«Если европейцы решатся на реальные шаги по прокладке трубы, это вызовет жесткое, вплоть до силового, противодействие, – полагает он. – Для защиты энергетических интересов (скажем, от радикальных исламистов или от гипотетической диверсии Ирана) ЕС может поставить вопрос о вводе в регион контингента НАТО. У России тоже есть возможности отстаивать свои интересы силовым путем, хотя это для нее крайне нежелательный вариант».

Однако директор программ российского ПИР-Центра Вадим Козюлин не видит потенциала для решительных действий России на Каспии.

«У нее совершенно невнятная политика в отношении постсоветских стран, – отмечает он. – Российские чиновники выступают за интеграцию в рамках СНГ, ОДКБ, Таможенного Союза во главе с Москвой. Но давайте посмотрим на ее реальные расходы в этих организациях. Бюджет ОДКБ – $6 миллионов, из которых Россия дает $2 млн. Для военной организации этого даже на скрепки не хватит. Для сравнения, НАТО, с которой ОДКБ пытается конкурировать, имеет бюджет $2 млрд. Годовой бюджет СНГ – всего $2 миллиона».

Политика российских сырьевых монополий в регионе гораздо более логична, отмечает эксперт: «Сконцентрировать торговлю углеводородами в своих руках и замкнуть все потоки на себя. А интерес Евросоюза – диверсифицировать своих поставщиков, особенно газа, поэтому ЕС начал действовать в обход». Но для Азербайджана и Туркмении это битва из серии «Чужой против Хищника». В такой ситуации доказать Баку и Ашхабаду преимущества своей позиции российской стороне будет непросто.

Старт переговоров по Транскаспийскому газопроводу – явно не последнее и не самое тяжкое испытание для Москвы. Насмешливая и, в целом, презрительная реплика еврокомиссара по энергетике Гюнтера Оттингера, посоветовавшего Кремлю «смириться» и «не ставить палки в колеса» проекту Nabucco говорит о том, что Россию не воспринимают как силу, способную отстоять свои интересы даже на региональном уровне. И первая реакция Москвы в этом не разубеждает.

Напомним, МИД РФ выразил «удивление» и «сожаление» по поводу решения ЕС. Эти слова почти дословно повторяют реакцию на решение о размещении американских противоракет SM-3 в Румынии. И могли бы стать комментарием России ко многим событиям международной жизни.

 

Туркменистан готовит договоры
на поставки газа в Европу в обход России 

 Новый Регион

13 октября 2011 года

Анастасия СМИРНОВА

В настоящее время идет создание договорно-правовой базы для поставок туркменских энергоресурсов в направлении Европы. Об этом сообщил в четверг в ходе встречи в Ашхабаде с президентом Австрии Хайнцем Фишером президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

По его словам, с этой целью сформирована специальная рабочая группа, в которую входят топ-менеджеры и эксперты энергетических ведомств заинтересованных сторон, передает агентство «Тренд».

Карта с сайта wikimedia.org

В то же время, по словам туркменского руководителя, «в начале года процесс туркмено-европейского энергетического партнерства вступил в стадию практической реализации».

В январе 2011 года Ашхабад впервые посетил председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. Бердымухамедов получил официальное приглашение посетить штаб-квартиру Европейского союза в Брюсселе (Бельгия) для проведения обстоятельных переговоров, в том числе в сфере энергетики.

Официальный Ашхабад выразил свое принципиальное согласие приступить к детальному обсуждению проекта строительства Транскаспийского газопровода. Также туркменской стороной было заявлено, что для прокладки трубы по дну Каспия достаточно согласия тех сторон (Туркменистана и Азербайджана), территорию которых проект охватывает.

Этот небольшой по протяженности маршрут (около 300 километров) мог бы стать частью транснационального проекта «Набукко», с реализацией которого Брюссель рассчитывает за счет каспийских ресурсов диверсифицировать источники потребления газа, значительную часть которого на данном этапе обеспечивает Россия.

Согласно этому проекту, на первоначальном этапе в качестве основного поставщика европейцы рассматривают Азербайджан. Потенциальные покупатели – входящие в консорциум «Набукко» австрийская OMV, венгерская MOL, турецкая Botas, болгарская Bulgargazи румынская Transgaz, немецкий концерн RWE.

Ракетный корвет ВМС Ирана типа Jamaran, фото с сайта jamejamonline.ir

Туркменистан заверил ранее, что может снабжать проект «Набукко» в ежегодном объеме до 40 млрд кубометров газа, из которых 10 миллиардов может обеспечить работающая на морском блоке Туркменистана малазийская Petronas.

Остальной объем может быть обеспечен после ввода строящегося по территории страны газопровода, который берет начало от месторождения Южный Елотен и финиширует у берегов Каспия.

Британский аудитор GCA обнародовал данные по месторождениям Елотен, Осман, Минара и Яшлар, запасы которого в совокупности составляют 26,2 триллиона кубометров газа. В свою очередь, президент Австрии Хайнц Фишер обратил внимание на то, что Туркменистан является «важным поставщиком» газа, а в Европе есть «надежные потребители», которые могут предложить адекватные цены за топливо.

Ранее Москва выразила свое недовольство решением Совета ЕС о начале трехсторонних переговоров ЕС – Туркменистан – Азербайджан по подписанию юридически обязывающего соглашения в целях реализации проекта Транскаспийского газопровода (ТКГ), который призван поставлять газ в Европу в обход РФ для снижения зависимости от российского топлива.

МИД России в официальном заявлении выразил сожаление по поводу этого решения Совета ЕС. «Судя по всему, оно принято без учета реально существующей сегодня международно-правовой и геополитической ситуации в Каспийском бассейне», – говорится в комментарии официального представителя российского внешнеполитического ведомства А. Лукашевича.

«Как известно, государства «каспийской пятерки» договорились о том, что все основные вопросы деятельности в Каспийском море решаются только самими прибрежными странами. Этот принцип закреплен в политически обязывающей Декларации, подписанной 16 октября 2007 года главами прикаспийских государств по итогам Второго каспийского саммита в Тегеране. Он подтвержден и в Совместном заявлении президентов по итогам Третьего каспийского саммита в Баку 18 ноября 2010 года», – говорится в заявлении.

Официальный представитель МИД РФ также подчеркнул, что в отношении Каспийского моря сегодня действует выработанная многолетними усилиями прикаспийских государств система договоренностей и механизмов взаимодействия. Попытки вмешательства в каспийские дела извне, тем более по вопросам, являющимся чувствительными для членов «каспийской пятерки», способны весьма серьезно осложнить ситуацию в этом регионе, отрицательно сказаться на ведущихся пятисторонних переговорах по новому правовому статусу Каспийского моря.

«Решения по столь масштабным проектам должны приниматься при участии всех прикаспийских государств. Рассчитываем, что Совет Евросоюза с должным вниманием отнесется к позиции России и других государств-участников «каспийской пятерки» и воздержится от действий, не согласованных в соответствующем формате», – заключил официальный представитель МИД РФ.

Туркмения наращивает
военное присутствие на Каспии

Независимая газета

12 октября 2011 года

Виктория ПАНФИЛОВА

Туркмения продолжает наращивать военное присутствие на Каспии и планирует закупать для ВМС самые совершенные военные катера и вооружение. Об этом на днях заявил президент Гурбангулы Бердымухамедов. Укрепляя флот, Туркмения демонстрирует прикаспийским соседям намерение отстаивать собственные интересы в регионе.

День ВМФ в Астрахани 25 июля 2010, на втором плане за катером береговой охраны ракетный катер проекта 1241 “Молния” Каспийской военной флотилии РФ, фото с сайта foto.mail.ru, автор Иван Леонтьев

Выступая перед военными моряками одного из военно-морских формирований, расположенных в пригороде Туркменбаши, Гурбангулы Бердымухамедов напомнил, что «Каспий всегда должен быть и будет морем дружбы и согласия». Но Туркмении, как и любому государству, имеющему выход к морю, нужны корабли для патрулирования морских границ и противодействия терроризму, организованному браконьерству, наркотрафику.

Но эксперты считают, что «противодействие контрабандистам» – причина официальная. По их мнению, решение Ашхабада создать военную базу свидетельствует о серьезных проблемах на Каспии. Тем более что вооружается не только Туркмения, но и все прикаспийские страны.

Согласно открытым источникам, в этом лидирует российская Каспийская флотилия, в составе которой всего 27 кораблей и несколько десятков судов.

Главнокомандующий ВМФ адмирал Владимир Высоцкий в мае нынешнего года сообщил, что до 2020 года российская Каспийская флотилия получит еще 16 новых кораблей.

У Ирана 50 мелких судов и патрульных катеров.

В ближайшее время Тегеран готовится ввести в состав своего Каспийского флота еще 75 ракетных кораблей и катеров, которые будут построены на его каспийской верфи либо перевезены на север из Персидского залива.

Азербайджан в своем распоряжении имеет 30 патрульных катеров, полученных из Турции, три катера – из США.

Кроме того, США помогли Азербайджану установить вдоль побережья морские радиолокационные станции и создать центр оперативного управления в Баку.

В 2011 году на вооружение ВМФ Туркмении были приняты 2 ракетных катера проекта 12418 (шифр «Молния», по классификации НАТО Tarantul class corvettes), фото с сайта wikipedia.org

Казахстан строит свою морскую базу в портовом городе Актау.

У него на вооружении около 17 катеров.

У Туркмении к имеющимся с 2003 года семи катерам береговой охраны, закупленным у Ирана и Украины, добавились в 2008 году три российских сторожевых корабля с телеуправляемыми ракетами, два патрульных катера «Соболь» и еще два ракетных катера типа «Молния».

Еще два быстроходных патрульных катера стоимостью 55 млн. евро поставила Турция. По данным открытых источников, расходы Туркмении на армию в 2009 году составили 250 млн. долл., а в 2010 году – 261 млн. долл.

«События на Ближнем Востоке показали, что главным принципом международного права становится принцип силы. Поэтому любая страна должна думать о своей безопасности, и Туркмения не исключение, несмотря на нейтралитет. Туркмения не может себе позволить обходиться без армии. Особенно на Каспии, где у нее спорные с Азербайджаном и Ираном нефтеносные участки», – сказал «НГ» научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев.

Конфликт Туркмении с Азербайджаном по трем нефтяным месторождениям на Каспии давний.

Речь идет о месторождениях «Сердар» (азербайджанское название – «Кяпаз», запасы которого оценивается в 50 млн. тонн нефти, «Осман» и «Омар» («Азери» и «Чираг»), которые разрабатываются консорциумом крупнейших иностранных компаний, в числе которых такие, как ВР, ExxonMobil, Statoil. Туркмения эти месторождения считает своими, но Азербайджан ссылается на карты советского периода, когда они разрабатывались именно азербайджанскими нефтяниками. Ашхабад апеллирует к мировой практике – эти месторождения расположены ближе к побережью Туркмении, чем Азербайджана.

Спор то обостряется, то затухает. Одно из обострений пришлось на декабрь 1997 года, когда президент Туркмении Сапармурат Ниязов вынужден был приехать в Москву и просить Бориса Ельцина повлиять на Баку. Конфликт тогда удалось заморозить, но положение дел не изменилось – Азербайджан продолжил работы на этих месторождениях. И только в 2009 году переговоры между сторонами возобновились, однако до разрешения ситуации далеко – граница по Каспию между Азербайджаном и Туркменией не проведена.

Корвет "Астрахань" – головной корабль в серии малых артиллерийских кораблей проекта 21630 (шифр «Буян», кодовое обозначение НАТО — Buyan class corvette) — российский малый артиллерийский корабль (МАК) типа «река-море», предназначенный для усиления надводных сил Каспийской флотилии в ближней морской зоне и в речных участках. Фото с сайта ship.bsu.by

Александр Князев называет еще одну причину, по которой Ашхабад наращивает военный флот. «Туркмения лоббирует реализацию конфликтного газового Транскаспийского проекта (трубопровод, по которому планируется поставлять туркменский газ до Nabucco и далее в ЕС. – «НГ»), что может вызвать резкое противодействие прежде всего России и Ирана. Конечно, речь не идет о какой-то позиционной войне на Каспии, но и совершенно исключать негативный сценарий развития событий в регионе нельзя», – считает Князев.

По его мнению, если ЕС продолжит свою политику продавливания энергетических проектов, в которых также заинтересован и Азербайджан, но у которого недостаточно газа для самостоятельного наполнения трубопровода, то остро встанет вопрос участия в этих проектах Туркмении. А это уже будет серьезным раздражителем для всех остальных стран Каспийского бассейна

Ашхабад выходит из-под
влияния Москвы

 Новый Регион

19 октября 2011 года

Андрей РОМАНОВ

Туркменистан выразил недоумение по поводу заявлений СМИ и официальных лиц России относительно планов Ашхабада расширить сотрудничество с ЕС в рамках проекта строительства Транскаспийского газопровода.

Как говорится в официальном заявлении туркменского МИДа, российская сторона «неадекватно» реагирует на цивилизованный процесс сотрудничества между суверенными и равноправными субъектами энергетического рынка.

Снимок Туркменистана со спутника, фото с сайта wikipedia.org

В заявлении подчеркивается, что определяющим принципом современной глобальной энергетической политики является диверсификация, а глобальная экономика, несмотря на сложившуюся финансово-экономическую ситуацию, будет нуждаться во все больших объемах энергетического сырья, прежде всего, углеводородов, остающихся в обозримой перспективе основным «топливом» мировой индустрии.

«В этих условиях вполне обоснованным является стремление крупных производителей углеводородного сырья, в том числе и Туркменистана, к наращиванию своего экспортного потенциала, созданию разветвленной, современной и эффективно работающей инфраструктуры транзита и доставки энергоносителей потребителю», – отмечается в заявлении.

При этом, как отмечает туркменский МИД, диверсификация инфраструктуры энергопоставок или, иными словами, реализация альтернативных маршрутов сегодня больше, чем просто выгодный коммерческий проект.

«В нынешних условиях именно диверсификация энергетических потоков, включение в географию маршрутов новых стран и регионов способна придать необходимую устойчивость глобальной экономике, обезопасить ее от перекосов и деформаций, обеспечить, на основе здоровой конкуренции, баланс интересов всех участников на международном энергетическом рынке. Очевидно, что время монополий в этом сегменте мировой экономики уходит в прошлое», – отмечает туркменское внешнеполитическое ведомство.

При этом обращается внимание, что сегодня Туркменистан активно развивает свою экспортоориентированную трубопроводную инфраструктуру. Помимо существующих маршрутов в северном направлении (Россия), южном (Иран), в конце 2009 года была введена в строй стратегическая газовая магистральТуркменистан – Китай. В стадии активной подготовительной работы находится проект трубопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ). В последнее время значительно активизировался процесс предметного обсуждения строительства трубопровода в европейском направлении, знаменующего собой начало практической реализации нового важного и многообещающего вектора энергетической стратегии Туркменистана.

«Взаимный интерес Европы и Туркменистана в энергетической сфере сегодня выглядит естественным и обоснованным – как экономически, так и коммерчески. Идет нормальный, цивилизованный процесс сотрудничества между суверенными и равноправными субъектами энергетического рынка. Это, однако, вызывает неадекватную реакцию со стороны некоторых официальных лиц и ряда средств массовой информации России», – отмечает туркменский МИД.

Комментируя аргумент российской стороны об экологических рисках Транскаспийскогго газопровода, ведомство называет его «избитым, из разряда «дежурных» и используемых до оскомины часто – к месту и не к месту».

Туркменский МИД также отмечает, что еще один «аргумент», призванный посеять сомнения в законности строительства Транскаспийского трубопровода – неурегулированность правового статуса Каспийского моря.

«Здесь нужно отметить, что правовой статус водоема обсуждается уже почти два десятилетия. Что не мешает прибрежным государствам в течение всего этого времени самостоятельно осуществлять различные виды деятельности на Каспии – судоходство, рыболовство, добычу полезных ископаемых и т. д. Одновременно прикаспийские государства выстраивают схемы двустороннего и многостороннего взаимодействия в тех или иных сферах, заключают соответствующие договора и соглашения.

До настоящего времени никто не считал такие действия нелегитимными и не пытался ограничивать их по причине отсутствия документа о правовом статусе Каспия. В этой связи возникает вопрос: почему же Туркменистан, будучи суверенным государством, не может вместе со своим партнером – таким же суверенным прикаспийским государством – приступить к реализации взаимовыгодного трубопроводного проекта?

Строительство Транскаспийского трубопровода – это суверенное право государств, по участкам дна которых он будет проходить, и потому этот проект может осуществляться только с согласия этих государств и не нуждается в получении каких-либо дополнительных «разрешений», – говорится в заявлении ведомства.

«На этом фоне вызывает недоумение избранная российскими официальными структурами позиция в отношении сближения Туркменистана с Европейским Союзом в энергетической сфере. Тем более, что речь идет о государстве, связанным с Россией историческими узами дружбы и стратегического партнерства. И потому в данном случае обращает на себя внимание даже не сама аргументация, слабость которой очевидна, а контрпродуктивная постановка вопроса, направленная на искажение сути и содержания энергетической политики Туркменистана», – отмечает Ашхабад.

Туркменистан неоднократно заявлял, что категорически выступает против политизации трубопроводных проектов.

«Осуществление Транскаспийского маршрута диктуется не политической конъюнктурой, не желанием ущемить чьи-то интересы, а объективными потребностями экономического развития страны, реальными взаимными выгодами для всех участников проекта, обоснованными оценками собственной ресурсной базы. Экспорт энергоносителей в европейском направлении – один из приоритетов международной стратегии Туркменистана, и значение Транскаспийского проекта в этом контексте является ключевым. Работа с европейскими партнерами идет в деловом и конструктивном ключе, и она будет продолжена», – заявил туркменский МИД.

Транскаспийский газопровод планируется проложить по дну Каспийского моря из Туркменистана в Азербайджан. Общая протяженность трубы составляет порядка 300 км. Успешная реализация этого проекта ускорит осуществление проекта Nabucco, главным конкурентом которого является российский «Южный поток», строительство которого, правда, также еще не началось.

Туркменистан заверил ранее, что может снабжать проект Nabucco в ежегодном объеме до 40 млрд кубометров газа, из которых 10 млрд может обеспечить работающая на морском блоке Туркменистана малазийская Petronas.

Ранее Москве удавалось блокировать сотрудничество ЕС и государств Центральной Азии за счет личных договоренностей с руководителями страны, ежегодно выкупая, в том числе в Туркменистане, значительные – до 60 млрд. кубометров – объемы газа, который затем перепродавался в европейские страны.

Каспийский спор
Москвы и Ашхабада

Независимая Газета

21 октября 2011 года

Виктория ПАНФИЛОВА

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов примет участие в неформальной встрече глав государств СНГ, посвященной юбилею Содружества, которая состоится в Москве до конца года. Об этом «НГ» сообщил источник в МИД республики.

Он не исключил, что на саммите Бердымухамедов поставит свою подпись под соглашением о зоне свободной торговли (ЗСТ), которое его коллеги из стран Содружества подписали 18 октября в Санкт-Петербурге. Эксперты полагают, что ранее ему помешали это сделать энергетические разногласия с Москвой.

Президентский дворец в Ашхабаде, фото с сайта wikipedia.org

Отсутствие подписи президента Туркмении под соглашением, которое в СНГ считают знаковым, вызвало различные толки. Некоторые эксперты усмотрели за этим серьезные разногласия Ашхабада с Москвой.

Тем более что 18 октября МИД Туркмении выступил с заявлением, в котором подверг острой критике позицию России в отношении энергетической политики Ашхабада.

В заявлении, в частности, отмечается, что «МИД Туркмении выражает недоумение по поводу избранной российскими официальными структурами позиции в отношении сближения Туркмении с Европейским союзом в энергетической сфере», которая выражается в негативных и критических замечаниях в адрес возможных совместных проектов ЕС и Туркмении.

Однако источник в столице Туркмении пояснил «НГ», что присутствовавший на заседании глав правительств СНГ в Санкт-Петербурге вице-премьер транспорта и связи Назаргулы Шагулыев не имел права подписывать межгосударственные документы – это прерогатива исключительно президента, который одновременно является и главой кабинета министров Туркмении.

Скорее всего президент Бердымухамедов подпишет соглашение в ходе своего официального визита в Россию, который планируется провести одновременно с неформальным саммитом СНГ. Приглашение посетить Москву Гурбангулы Бердымухамедов получил от Дмитрия Медведева еще в сентябре во время юбилейной встречи глав государств СНГ в Душанбе. Следующий саммит глав государств Содружества состоится в Ашхабаде в декабре 2012 года.

Что касается заявления туркменского МИДа, то, по словам собеседника «НГ», «Россия сама дала повод для подобной критики». Ашхабад неоднократно приглашал Россию к разработке восточного сектора Каспия, но, не дождавшись ответа Москвы, был вынужден обратиться к азиатским и западным партнерам, а также к строительству трубопроводов «Восток–Запад» и «Транскаспийский». Но они неинтересны Москве.

Россия же, выступая против каспийских проектов, обосновывает свою позицию тем, что без пятистороннего соглашения между всеми пятью прикаспийскими странами Туркмения и Азербайджан не вправе принимать важных решений по таким крупным проектам, как строительство магистрального газопровода, затрагивая крупнейший водоем. Кроме того, Россия манипулирует экологической составляющей вопроса, утверждая, что реализация крупных проектов способна негативно отразиться на состоянии Каспийского моря.

Туркменская сторона аргументы Москвы не считает убедительными и уверена, что Россия попросту не желает экономического усиления и повышения геополитической роли своих соседей и ради этого готова на все. В частности, в Ашхабаде считают неслучайным увеличение группировки российских ВМФ на Каспии двумя современными кораблями – «Татарстан» и «Дагестан», обладающими мощным вооружением.

Флагманский корабль Каспийской военной флотилии ВМС РФ – "Татарстан", сторожевой корабль (фрегат) проекта 1166.1 типа "Гепард", с сайта warships.ru

Более того, в туркменской столице обратили внимание на тактические учения группы ракетных кораблей Каспийской флотилии России, которые состоялись на прошлой неделе.

Все эти факторы, по словам источника в Ашхабаде, и привели к тому, что МИД Туркмении вынужден был выступить с упомянутым критическим заявлением в адрес Москвы. В нем подчеркивается, что «осуществление Транскаспийского маршрута диктуется не политической конъюнктурой, не желанием ущемить чьи-то интересы, а объективными потребностями экономического развития страны, реальными взаимными выгодами для всех участников проекта, обоснованными оценками собственной ресурсной базы».

Партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин считает обвинение Ашхабада небезосновательным.

«Можно ознакомиться с выступлениями тех аналитиков, которые напрямую финансируются администрацией президента. Они дошли до того, что просто угрожают Туркмении чуть ли не вооруженным вторжением с Каспийского моря, если она вдруг решит строить Транскаспийский трубопровод в Азербайджан», – заявил «НГ» Крутихин.

По его словам, «нервическое отношение к Транскаспийскому газопроводу понятно», потому что этот «короткий и дешевый газопровод, ничуть не мешая другим каспийским странам», может лишить «Газпром» части рынка сбыта в Южной и Юго-Восточной Европе, поскольку «Туркмения будет способна по этой трубе поставлять от 20 до 30 миллиардов кубометров газа в год».

«Для сравнения, в дальнее зарубежье «Газпром» в 2010 году продал 107 миллиардов кубометров газа. Получается, что Туркмения может уменьшить объем его экспорта почти на треть. Поэтому Россия категорически против каспийских проектов», – сказал «НГ» Крутихин.

Коментарі:



Ще на цю тему:

Ми в соцмережах
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архів новин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд