Выборы президента США: как произошло невероятное, и чего ожидать Украине?


Богдан ЯРЕМЕНКО
председатель правления фонда «Майдан иностранных дел»

Олег БЕЛОКОЛОС
директор департамента международных двусторонних отношений «Майдана иностранных дел»

Опубликовано в газете "Зеркало недели" 12 ноября 2016 года

 

Во время состязания мыслей, через которое мы прошли, пыл и упорство дискуссий иногда принимали вид, способный поразить чужеземцев, не привыкших свободно думать, свободно высказываться и свободно писать то, что они думают;
но теперь, когда эти споры разрешены волеизъявлением народа, а их результат провозглашен согласно положениям Конституции, все граждане, бесспорно, подчинятся воле закона и объединят свои усилия ради общего блага.

Томас Джефферсон, третий президент США

Одно из самых зрелищных мировых политических шоу — выборы президента Соединенных Штатов Америки — в этом сезоне и подавно имеет основания сопровождаться разнообразнейшими эпитетами, наподобие «беспрецедентное».

И количество граждан, воспользовавшихся правом досрочного голосования, достигло миллионов, и явка в день голосования — около 60% — рекордная за последние 50 лет, и продолжительность избирательной кампании (Х.Клинтон объявила о выдвижении собственной кандидатуры еще 15 апреля 2015 г., а республиканцы такие объявления начали делать в феврале того же года), и уровень общественного интереса и напряжения в США — беспрецедентны.

Беспрецедентным было и внимание внешнего мира к этой политической кампании. Озвучивание иностранными лидерами собственного отношения к тем или иным кандидатам на пост президента в иностранном государстве не является чем-то чрезвычайным в мировой практике. Однако странными были и масштабы комментирования американских выборов, и острота этих высказываний со стороны лидеров других государств. Интригующими и вероломными были приписываемые России попытки повлиять методами кибер- и гибридной войны на процесс выбора американцами своего президента.

Обстоятельства победы на выборах 8 ноября в США Дональда Трампа и получение Республиканской партией США полного контроля над исполнительной и законодательной ветвями власти (с шансами влиять и на судебную) будут много и тщательно анализироваться. Не помешает поговорить на эту тему и попытаться сделать свои выводы также и украинцам.

Расколотое общество

Президентская избирательная кампания в США получила достаточно негативных эпитетов (от безобразной до скверной), проходила на фоне беспрецедентного общественного раскола. Характерным трендом стала не искренняя симпатия к тому или иному кандидату, а именно негативное отношение избирателей из обоих лагерей к тому или иному выдвиженцу. Как отмечало издание «Голос Америки», выражения «честный» и «заслуживает доверия» — вовсе не те слова, которые большинство американцев используют, чтобы описать двух основных кандидатов в президенты — демократку Хиллари Клинтон и республиканца Дональда Трампа. В ходе опроса, проведенного накануне выборов известной организацией «Гэллап», только 32% американцев характеризовали бы таким образом Клинтон, и 36% — Трампа. Казалось, сторонники Трампа симпатизировали ему потому, что он не является карьерным политиком из Вашингтона, а имеет «опыт реальной жизни», чего, по их мнению, не хватало Хиллари Клинтон.

К коктейлю негативных эмоций следует также добавить реальный страх американцев, вызванный рядом террористических актов, совершенных в их стране не какой-то таинственной «Аль-Каидой» из далекого Афганистана, а их же соотечественниками, и рост межрасовых конфликтов.

Следует отметить, что в последние годы произошло некоторое отчуждение американской политической элиты от средних граждан, которые очевидно не намерены смириться с этим фактом. В частности, по данным влиятельного британского журнала «Экономист», за период 2002—2015 гг. количество американцев, считающих, что в их стране власть принадлежит народу, уменьшилось почти вдвое — с 44 до 23%. Оказалось, что вследствие широко разрекламированной глобализации, развития свободной торговли, снятия барьеров для инвестиций и т.п. обогащается только незначительная прослойка американцев, остальные — теряют работу, привычный стиль жизни и уровень благосостояния и, как следствие, — уверенность в будущем.

Отсутствие выразительной реакции американского истеблишмента на эти тенденции является наглядным подтверждением и отчуждения, и разочарования. Последнее довольно четко проявилось в данных своеобразного антирейтинга Хиллари Клинтон: около 55% американцев воспринимают ее негативно.

Другой пример — симпатии к сенатору-демократу от штата Вермонт Берни Сандерсу многих молодых, либерально настроенных американцев, ранее не интересовавшихся ни политикой, ни выборами. Эти тренды можно связать со значительным недовольством слишком большим влиянием космополитических супербогачей на политику в мире в целом и в США в частности, и с эрозией среднего класса, наблюдающейся в стране в течение последних десятилетий. Так, по данным авторитетного американского социологического учреждения «Пью Ресерч Сентер», количество взрослых американцев, считающихся средним классом, уменьшилось с 61% в 1971 г. до 50% в 2015-м.

То есть в Америке неустанно уменьшается количество сознательных и политически ответственных избирателей. Следовательно, по оценкам экспертов, сокращаются и информационно-аналитические программы в масс-медиа, рассчитанные именно на эту категорию читателей и зрителей.

Вместо этого пополняются ряды тех, кто в условиях бурного развития «общества реалити-шоу» легко поддается эмоциям и влияниям различных манипуляторов. Именно эти технологии, среди прочего, активно использовали организаторы избирательной кампании Трампа.

Значительно увеличилось электоральное значение разных информационных вбросов. Так, в этом году мы стали свидетелями взлетов и падений в симпатиях американцев в ответ на резонансные скандалы вокруг известных высказываний Трампа о женщинах и хранения Клинтон конфиденциальной информации для служебного использования на своем личном почтовом сервере. Последний скандал фактически стал фатальным для кандидата от Демократической партии.

Конечно, влияние средств массовой информации на выборы в США всегда было огромным. Однако именно в этом году наглядно проявилось, что, несмотря на многолетние традиции и различные предохранители, американская политическая система не имеет полного иммунитета против откровенного популизма.

С другой стороны — на фоне космических цен на обучение в американских университетах растет количество молодежи с «социалистическими» взглядами, которая положительно воспринимает и соответственно реагирует на лозунги «бесплатного образования», «политической революции», «повышения минимальной заработной платы». При этом сторонники Берни Сандерса путем широкого «краудфандинга» продемонстрировали и незаурядные креативные возможности новых демократов. Не исключено, именно за ними, а не за традиционным истеблишментом просматривается будущее Демократической партии.

Конечно, это явление — не уникальное для США. Кризис доверия к властным учреждениям среди населения развитых стран уже является тенденцией (и референдум в Нидерландах относительно Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, и референдум в Великобритании о выходе из ЕС в большой степени иллюстрируют эту же тенденцию), но в этом году она особенно ярко проявилась в США.

И, безусловно, вовсе не случайно именно на дискредитацию политической системы Соединенных Штатов в глазах ее граждан были направлены системные информационные провокации кремлевских СМИ, недавние хакерские атаки, в причастности к которым подозревают российские спецслужбы.

Указанная ситуация не является уникальной и для Украины, где неспособность власти ни говорить честно со своими гражданами, ни, тем более, обеспечить развитие экономики и рост благосостояния вызывают очевидные эмоции украинцев, которые пропаганда и другие инструменты вражеского государства тут же умело направляют на подрыв веры в собственные ценности, собственную политическую систему, сомнение в избранном образе жизни, подрыв желания защищать свою страну и т.п. Но выборы в США остро проявили и другую проблему: оберегать и лелеять нужно не только настроения соотечественников, общие ценности. Постоянного внимания и разных форм защиты требует не только территория государства или демократия как избранная народом форма правления, но и конкретные механизмы ее обеспечения — такие как избирательные законы, процедуры, государственные и общественные институты, действующие в этой сфере.

Завершение эпохи «политкорректности»?

Феномен Трампа состоял в том, что он смог хорошо почувствовать настроения немалого количества белых американцев, которые относятся к рабочему классу, работают в реальном секторе экономики, не любят иммигрантов, выступают за сохранение христианского наследия Америки, не доверяют вашингтонскому истеблишменту и боятся ислама. Трамп воспользовался недовольством части белых американцев, фактически возглавив скрытый «бунт белых мужчин» против популярного гендерного мейнстрима 2000-х. Многие сторонники Трампа в значительной степени недовольны так называемой «политкорректностью», серьезно обеспокоены политикой демократов, направленной на усиление системы контроля над продажей огнестрельного оружия в Соединенных Штатах, и не воспринимают того, что сегодня называют отчуждением власти от народа.

Не случайно в ходе партийных праймериз Трамп довольно легко победил представителей политического истеблишмента, в частности сенаторов Марко Рубио и Теда Круза, известного республиканца из Огайо Джона Кейсика. Можно также вспомнить, что бывший губернатор Флориды Джеб Буш, несмотря на замечательные стартовые перспективы, немалые собранные средства и симпатии республиканской партийной верхушки, еще в феврале объявил о прекращении участия в избирательной кампании. Как он сам объяснил: «Учитывая низкую поддержку со стороны избирателей в Айове, Нью-Хемпшире и Южной Каролине».

Однако очевидно, что проблема значительно шире. Как отмечал накануне выборов один консервативный обозреватель: «Американцы больше не уверены в своем национальном проекте. Они больше не доверяют учреждениям и не верят в общую судьбу. Это кризис национальной цели. В основе кризиса — сомнения в собственной идентичности и базовом здоровье жизни сообщества».

Уже упомянутый «Экономист» в октябрьском номере писал: «У более традиционной белой Америки объединение экономических и культурных переживаний вылилось в действительно подавленные настроения. На последнее нельзя не обращать внимания. Впрочем, это также усилило изрядный шовинизм, без которого трудно объяснить взрывной успех расистской, понятной преимущественно «своим», риторики Трампа и бурное настроение его белоснежной толпы. Республиканцы — циники, а слишком консервативные телеведущие, которые формируют мнение миллионов белых преклонного возраста, зарабатывали деньги, подыгрывая предрассудкам. Продвигая эдакий консерватизм «здравого смысла», который клеймил иммигрантов, либералов и не очень зажиточные слои населения, щедро сдабривая его теориями заговоров, они дали этим предрассудкам голос. Успех Трампа построен на понимании того, что ни один из республиканских лидеров не взял эту болтовню на вооружение настолько, насколько с ней соглашались миллионы их избирателей, и это создало нишу для безответственного демагога».

Массовые волнения, прошедшие в этом году в разных американских городах, наглядно показали, что межрасовые конфликты в США совсем не канули в прошлое, напряжение и недоверие в отношениях между белыми и афроамериканцами продолжает оставаться высоким. Если американское общество не сможет найти взвешенного и обоюдно приемлемого подхода к этой проблеме, она, вероятно, очень остро встанет уже накануне выборов 2020 г.

Какой будет внешняя политика президента Трампа?

В сфере национальной безопасности и внешней политики также велись горячие дискуссии по поводу позиций США в современной системе международных отношений, терроризма, «Исламского государства», ситуации на Ближнем Востоке, нераспространении ядерного оружия.

По существующей информации, внешнеполитические вопросы всколыхнули и многочисленную украинскую громаду, традиционно тяготевшую к Республиканской партии.

Во время предвыборной кампании Дональд Трамп сделал много противоречивых заявлений, которые трудно объяснить чем-либо иным, кроме как отсутствием у него знаний и комплексного системного видения международных отношений и роли Соединенных Штатов на мировой арене.

Но, даже вопреки очевидной недостаточной осведомленности для обоснованных прогнозов (это в массе является самой большой проблемой, связанной с Трампом, — его непредсказуемость), предвыборная риторика Дональда Трампа дает основания предположить, что во внешнеполитической сфере он является сторонником современной версии довольно традиционной для США политики «изоляционизма»*. Это также отражает настроения тех американцев, которые считают, что США делали и делают много полезного для мира, а тот отвечает неблагодарностью.

Следует отметить, что, по данным уже упомянутого американского учреждения «Пью Ресерч Сентер», две трети республиканцев поддерживают увеличение военных затрат, 62 — считают приоритетными внутренние проблемы, а 74% — расценивают миграционный кризис и беженцев как угрозу благосостоянию США и поддерживают более решительные действия против «Исламского государства».

Итак, Трамп должен отвечать этим настроениям и демонстрировать незаурядную решительность в отношении острейших международных вопросов. Очевидно, он жестко будет противодействовать «Исламскому государству», и необходимость альянсов для этого будет диктовать целесообразность вернуть на стратегический уровень партнерство с Израилем, с которым Вашингтон в сентябре нынешнего года уже заключил соглашение о предоставлении 38 млрд долл. военной помощи.

Вместе с тем пока не определено реальное отношение Трампа к дальнейшей судьбе ядерного соглашения с Ираном, хотя экспертам известна его довольно острая критика в адрес этой страны. Кстати, именно поэтому иранцы, как и многие украинцы, отчаянно не хотели прихода Трампа в Белый Дом.

Непонятно также, осознает ли президент-республиканец, что вмешательство России в Сирии лишь углубит кризис в этой стране и на Ближнем Востоке в целом, выталкивая все новые и новые волны миграции в Европу, которая уже захлебывается и от мигрантов, и от роста ксенофобии. Итак, практически незаметны его намерения относительно наполнения чем-то другим нынешнего курса США на Ближнем Востоке.

Совершенно непонятно, как именно Трамп планирует взаимодействовать с Китаем: будет пытаться сотрудничать в определенных вопросах — или идти на конфронтацию, ведь Пекин, воспользовавшись миром, установленным благодаря США в Азиатско-Тихоокеанском регионе после Второй мировой войны и наладив мощную региональную торговлю и инвестиционное сотрудничество, теперь явно взял курс на военно-политическое соперничество и экономическую конкуренцию с Вашингтоном за влияние в этой и некоторых других частях мира.

Сегодня в Соединенных Штатах довольно распространено мнение, что КНР — потенциальная угроза и даже враг, с которым придется воевать в перспективе 10–15 лет. Тем временем есть и другая точка зрения: Китай — более ответственная страна, чем путинская Россия, поэтому его нужно оттянуть от РФ; надо любыми способами не допустить союза между Москвой и Пекином, удерживая последний в действующих рамках правил, что в основном устраивает Вашингтон.

Трамп считает, что Китай полностью контролирует КНДР, поэтому предыдущие попытки остановить ядерную программу этой страны потерпели неудачу. Однако его намеки на прямые переговоры с лидером Северной Кореи выглядят, по меньшей мере, несколько наивными.

Популярные в Украине лозунги о сближении с Китаем, как и безоговорочное увлечение разного рода трансконтинентальными проектами, предлагаемыми этим государством, которые не могут восприниматься иначе, как часть глобальной стратегии противодействия США, свидетельствуют, что в нашей стране нет осознания возможности уже в зримой перспективе предстать перед непростым внешнеполитическим выбором: США или Китай? Допустимая и целесообразная глубина сотрудничества с Китаем в контексте зависимости нашего государства от США и обострения американо-китайского противостояния должна немедленно стать предметом самого пристального всестороннего осмысления в Украине. Тем более что в перспективе такая проблема может возникнуть и относительно Японии и других государств Тихоокеанского региона, где Китай постоянно повышает ставки в игре на безопасность, гарантируя себе военно-политическое и экономическое доминирование.

В ходе предвыборных мероприятий и многочисленных дебатов на протяжении всего предвыборного процесса Трамп говорил о преимуществах сотрудничества с Россией, особенно когда речь идет о борьбе с группировкой «Исламское государство». При этом эксперт аналитического центра «Атлантический совет» Джон Хербст считает, что «Кремль надеется на победу Трампа. Однако это еще не значит, что Трамп будет слабым противником для Путина».

Есть основания ожидать, что Трамп, особенно на начальном этапе, будет пытаться наладить отношения с Россией на базе так называемой Realpolitik и борьбы с международным терроризмом. Ну что ж, выбора, кроме того, чтобы быть терпеливыми и дальновидными, у нас в Украине, похоже, нет. Но мы помним, что и действующий президент США Барак Обама начинал с «перезагрузки» отношений с Россией и до последнего твердил о целесообразности сотрудничества с РФ в конкретных вопросах — в борьбе с терроризмом или стратегической безопасности. Помним и знаем, чем все это закончилось.

Однако очередная попытка нормализовать отношения с Россией, скорее всего, не станет для Дональда Трампа простым шагом: ведь значительная часть американского истеблишмента, политиков, лидеров общественного мнения, экспертное сообщество относятся к Москве с большим недоверием, и новоизбранный президент — при любых обстоятельствах — не сможет игнорировать ни эти настроения, ни расследование вмешательства в избирательный процесс, ни провал попыток сотрудничества в Сирии, ни дальнейшую деградацию международной договорной базы по вопросам стратегической стабильности, контроля над вооружениями.

Анализ имеющейся информации дает основания считать, что Трамп, по меньшей мере, на начальном этапе своей президентской каденции, будет стараться сверхпрагматично относиться и к НАТО, и к Европейскому Союзу. Это скажется на интенсивности взаимодействия Украины с НАТО и, возможно, на некоторое время оправдает непоследовательность Украины в определении своего членства в НАТО как законодательно и концептуально определенного приоритетного задания. Но уже в среднесрочной перспективе неготовность и боязнь украинской элиты четко сформулировать задачу обретения членства в НАТО будет подрывать попытки обеспечить нашему государству зонтик безопасности.

Можно надеяться, что дистанцирование США от европейских дел и в дальнейшем будет расширять возможности, ответственность и влияние Германии. Можно также прогнозировать, что Великобритания останется важным стратегическим партнером США в Европе, хотя и вне ЕС. Это может быть еще одной подсказкой для украинской дипломатии, где сосредоточить свои усилия в поиске ответа на вопрос, как выстраивать альянсы и систему приоритетов. Наибольшей интригой начального периода правления Дональда Трампа станет ответ на вопрос, как 45-й президент США будет действовать в свете своих предвыборных обещаний пересмотреть торговые договоры и режимы. Он либо не понимает, либо скрывает от своих сторонников то, что его попытки решить с помощью протекционистских барьеров проблемы американской экономики непременно станут причиной глобального вала ответных мероприятий и, в конце концов, больно ударят по интересам и прибылям именно американских производителей, экспортеров и инвесторов.

В этом контексте особо опасными для интересов США представляются попытки Трампа перенести свой внутриполитический популизм во внешнюю сферу, поскольку на фоне роста других центров силы и быстрых и вместе с тем тектонических изменений в мировом геополитическом ландшафте опасность послабления существующей системы альянсов США может не только вызвать серьезный международный кризис доверия, но и бесповоротно изменить нынешний мировой порядок, в котором никто, включая самого Трампа, не сможет гарантировать, что Америка снова станет великой (make America great again).

В более общем плане очевидно, что США не смогут так просто отстраниться от активного осуществления мировой политики, в частности потому, что они являются империей (хотя и модерной), а для империи политика nolens volens означает демонстрацию слабости, что почти гарантированно приведет к потере влияния и непредсказуемым негативным последствиям.

При этом немедленным результатом возможного дистанцирования Соединенных Штатов от международной проблематики почти гарантированно станет быстрое размывание режимов контроля над распространением оружия массового уничтожения и средств его доставки. А это уже создаст непосредственную угрозу безопасности США. Понимают ли это Дональд Трамп и его советники по вопросам национальной безопасности?

Таким образом, внешняя политика президента Трампа сейчас весьма непонятна и трудно прогнозируема, что не может не беспокоить ни нынешних союзников Вашингтона, ни страны, которые хотели бы иметь отношения такого характера с Соединенными Штатами.

Однако успех реализации большинства этих вопросов во многом будет зависеть от способности новоизбранного президента продуктивно сотрудничать с Конгрессом США. Настоятельная необходимость этого была подтверждена 28 сентября с.г., когда Конгресс преодолел вето президента Обамы и позволил родственникам погибших во время террористических актов 11 сентября 2001 г. начинать юридические действия против государства Саудовская Аравия. Кстати, принимая во внимание возрастающую роль и активную политику Саудовской Аравии в регионе Ближнего Востока, урегулирование отношений с этой страной также будет одним из приоритетных заданий нового хозяина Белого дома, независимо от того, осознает ли он сегодня эту проблему.

А что же Украина?

Соединенные Штаты в перспективе будут оставаться единственным государством в мире, которое способно самостоятельно или во взаимодействии с союзниками решить основную проблему Украины — предоставить эффективные гарантии безопасности (в контексте минимизации угрозы российского ядерного потенциала). Кроме того, у США больше всего доступных ресурсов для предоставления Украине политической, финансовой и иной помощи. Готовность США предоставлять Украине помощь в разных сферах — один из ключевых факторов, влияющих на других доноров. Возможные условия предоставления такой помощи или гарантий безопасности, очевидно, останутся наиболее приемлемыми для Украины (если сравнивать с гипотетическими предложениями России, Китая, ЕС).

Но наличие в США таких ресурсов совсем не означает, что американское правительство имеет или будет иметь политическую волю применить их в интересах Украины. Это предопределяет одну из центральных задач украинского государства — эффективно конкурировать за интерес со стороны США. Условия для этой конкуренции непросты, независимо от личности президента США. Но есть основания считать, что для Украины ситуация может оказаться еще более сложной, чем для других претендентов.

Если абстрагироваться от суммы американской помощи (она есть, и значительная), последние два с половиной года украинской дипломатии в США вряд ли можно назвать вполне успешными. США и их союзники навязали украинской власти сомнительную линию поведения в вопросах противодействия российской вооруженной агрессии (не противиться оккупации Крыма, сделать ставку на переговоры в Донбассе), не дав никаких гарантий или достаточной помощи для прекращения кровопролития и возвращения временно оккупированных территорий. Украинская власть вместо этого не только бездарно растранжирила кредит доверия со стороны американцев, образованный благодаря жертвам украинцев во время Революции Достоинства, но и умудрилась создать ряд скандалов.

Прежде всего, провальной и неуместной была попытка сыграть на противоречиях между президентом-демократом Обамой и контролируемым республиканцами Конгрессом осенью 2014 г. Белый дом тогда четко дал понять украинскому президенту: он ожидает от Порошенко лишь двух месседжей — мир и реформы. Но, собрав от лица жертв и героев Революции Достоинства аплодисменты в Конгрессе США, Петр Порошенко обратился к американскому парламенту с просьбой предоставить Украине статус «основного партнера вне НАТО» (фактически — объявить союзником с юридическими гарантиями защиты) и предоставить военную помощь вооружениями.

Как следствие — уже через несколько часов после всего того, что записные пиарщики подавали как триумфальное появление в Конгрессе США, Петр Порошенко вышел из Белого дома, «убежденным» президентом Обамой в том, что «Украина уже и так имеет больше, чем ей нужно». Как мы знаем, Украина до сих пор не получила запрашиваемых летальных вооружений, а «украинский вопрос» стал компетенцией вице-президента США Джо Байдена, а не главы американского государства.

Разочарованием для американцев стала развернутая украинской властью «борьба с олигархами» и коррупцией, нарастание волны негодования в украинском обществе по поводу недостаточности реформ, индивидуальные коррупционные и другие скандалы при участии украинских небожителей.

Но, как модно говорить в Вашингтоне, Украина решила «не упустить еще одной возможности упустить возможность». Во время президентской избирательной кампании в США украинская власть решила еще раз сыграть на внутренних противоречиях в США и поддержать Хиллари Клинтон в борьбе за президентскую должность. В августе 2016 г. глава Национального антикоррупционного агентства Украины Артем Сытник подтвердил данные из так называемой амбарной книги Партии регионов Украины о получении значительных сумм Полом Манафортом, который занимал должность главы избирательного штаба Дональда Трампа. Это заявление не могло остаться незамеченным в США. П.Манафорт был вынужден официально оставить должность; штабу Д.Трампа был нанесен ощутимый имиджевый удар.

Как известно, не судят лишь победителей. Но Клинтон проиграла. И Украина стала заложником необдуманных шагов своей власти. В этом контексте можно вспомнить неудачную попытку президента Украины организовать встречу с Дональдом Трампом во время пребывания на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2016 г. Можно лишь добавить, что политическое влияние Пола Манафорта на президента США Дональда Трампа остается значительным, равно как тесными остаются и его связи с представителями бывшей Партии регионов.

Добавим сюда непостижимые с точки зрения протокола и государственной позиции массовые твиты, посты и заявления украинских министров, депутатов и должностных лиц против Дональда Трампа — и можно смело утверждать, что украинская власть умудрилась испортить отношения с 45-м президентом США еще задолго до его вступления в должность.

Смехотворны рекомендации некоторых отечественных экспертов присматриваться к политической фигуре новоизбранного вице-президента США Майкла Пенса, поскольку тот будет заниматься украинским досье. На практике начало взаимодействия с новой администрацией США складывается таким образом, что в исполнительной власти уровень контактов с Украиной может ограничиться не то что не вице-президентом, но даже и не заместителями государственного секретаря США.

Поэтому актуальной сверхсложной задачей для украинской дипломатии будет найти не только темы для возможного сотрудничества с США, но и друзей и союзников, которые будут отстаивать в администрации Дональда Трампа украинские интересы.

Активность посла Украины в США Валерия Чалого в среде Конгресса, неправительственных организаций свидетельствует о том, что дипломат понимает и принимает этот вызов. Однако проблема привлечения внимания Белого дома к украинским вопросам не решается исключительно на уровне посла.

Вполне может быть, что возвращение доверия к украинской власти будет происходить очень медленно и на основе решения конкретных проблем и вопросов как правительства, так и бизнеса США. Это потребует создания очень гибкой и эффективной системы реагирования. Что-то подобное уже было в Украине — в период последних лет каденции президента Кучмы, когда эффективный и действенный посол в Вашингтоне Константин Грищенко имел прямой доступ к высшим руководителям государства, которые, в свою очередь, всегда быстро проверяли информацию и предложения посольства и организовывали их реализацию на практике. Это, в частности, дало в свое время возможность быстро отреагировать на американские нужды при подготовке к вторжению в Ирак, предложить военную помощь и на этом фоне растопить лед дипломатической блокады, возникшей вследствие Гонгадзе- и «Кольчуга»-гейтов.

Принимая во внимание прогнозируемую чувствительность новоизбранного президента США к нуждам крупного бизнеса, а также с учетом необходимости для Украины начать критически важное сотрудничество со США в военно-промышленной сфере, и украинский президент, и власть вообще должны быть готовы к тому, что не все оборонные заказы должны обслуживаться исключительно своими (в прямом и переносном смыслах) заводами, и не вся прибыль должна оседать в карманах украинских владельцев.

Предметными должны стать позиции относительно оборонного и военно-технического сотрудничества. Давно нужно подумать не только о бесконечном выпрашивании американской военной помощи, но и о том, что Украина за свой счет могла бы сделать в той же Сирии. Необходимость более активно вмешиваться в ситуацию в этом государстве обусловлена не только общеполитическими мотивами, присутствием там ряда важных для Украины игроков (Израиля, Турции, Саудовской Аравии), но и довольно практической потребностью изучать способы применения Россией тех видов военной техники и вооружений, которые еще не были, но, к сожалению, не исключено, еще будут применяться и против нашего государства. Важными будут оставаться и успешная реализация действующих программ, внедрение новых, регулярное участие в совместных учениях, военных обменах, большая открытость с США в реформировании оборонного ведомства и отечественных спецслужб и т.п. Это создаст атмосферу доверия, что позволит реализовать разные наработки, в частности и чувствительного характера.

Не забываем, что существенной составляющей всесторонней поддержки Украины со стороны наших американских партнеров должны стать соответствующие крупные инвестиции в украинскую экономику и устойчивые торговые связи. Как ни сложно это будет, но придется искать формы предоставления преференций американским компаниям и финансовым учреждениям для их по возможности большего привлечения в украинскую экономику.

За время президентства Обамы, как и в предыдущие годы, Украина так и не смогла вывести формально существующее стратегическое партнерство с США на реально стратегический уровень. Мы по-разному видели мир, по-разному оценивали главные угрозы и вызовы, по-разному смотрели в будущее. Мы прикрывали безответственность и постоянную нерешительность во внешней политике нескончаемыми разговорами о так называемой многовекторности, которая, и это не было секретом для Вашингтона, часто скрывала кланово-меркантильные или конъюнктурно-личные вкусы.

Нужно откровенно признать, что в течение почти всех лет независимости официальному Киеву было всегда комфортнее решать политические, экономические и другие вопросы именно с ментально близкой Москвой, а не с придирчивым и требовательным Вашингтоном.

В национальных интересах Украины — существенно усилить взаимодействие со всеми ветвями власти США, политическими кругами, средствами массовой информации и украинской громадой. И это не просто очередная рекомендация, а, без преувеличения, одна из основных гарантий нашей независимости и рецепт выживания, по меньшей мере, на близкую и среднесрочную перспективу.

В серьезной дискуссии с новой администрацией США будет нуждаться вопрос определения и наполнения институционных механизмов в украино-американских отношениях. Но прежде мы должны выполнить «домашнее задание» и определить, что именно предложим новой американской администрации в качестве актуальной повестки дня двусторонних отношений.

Как оказалось, именно это, а не благотворительные взносы наших филантропов, которые стремились приобщиться к глобализованной элите, войти в разные частные фонды, является залогом должного внимания США к украинской проблематике.

Учитывая сложность задачи наладить продуктивное партнерство с администрацией Дональда Трампа, безусловно, нужно решать и вопрос о профессиональной лоббистской структуре Украины в Вашингтоне.

Можно констатировать, что почти двухлетний дискурс относительно невыполнения США своих обязательств в рамках Будапештского меморандума 1994 г. оказался малопродуктивным. Очевидно, официальный Киев сегодня просто хотел бы скрыть за ним свою полную бездеятельность в течение более 20 лет в сфере обеспечения обороноспособности страны. Поэтому мы должны перевернуть эту страницу и начать работать над достижением реальных целей. Руководство и элита Украины должны, наконец, понять, что время, когда можно было возложить ответственность за безопасность страны лишь на международно-правовые документы, миновало. И, кажется, навсегда.

Таким образом, в перспективе Киев должен приложить все усилия, чтобы трансформировать существующее партнерство в настоящие союзнические отношения. И главным в этом союзничестве должно быть не название, а его суть — взаимное и четкое понимание, для чего оно нужно и какую субстантивную пользу несет обеим сторонам.

«Работать настойчиво и системно по всем возможным каналам!» — должно стать основным лозунгом украинской власти на американском направлении.

* Американский изоляционизм — курс во внешней политике США, базирующийся на идее минимально необходимого привлечения страны к мировым делам и неучастию в конфликтах вне американского континента. В основе американского изоляционизма лежит известный тезис первого президента США Джорджа Вашингтона о целесообразности развивать торговые отношения с другими государствами при «минимально возможных политических связях». Определенным продолжением курса на изоляционизм США можно считать «Доктрину Монро» 1823 г., в которой, среди прочего, отмечалось, что США не посягают «на вмешательство во внутренние дела европейских государств». Американский изоляционизм 30-х годов ХХ в. базировался на широко укоренившемся желании населения и части политиков держаться в стороне от тогдашних опасных событий в Европе. Некоторым противовесом изоляционизма в те годы был курс президента Рузвельта — одного из немногих представителей американского истеблишмента, которые видели угрозу со стороны нацистской Германии, не исключали возможности будущей конфронтации и рассматривали различные варианты противодействия агрессивным посягательством Гитлера.



Ещё на эту тему:

Мы в социальных сетях
Новости от KINOafisha и TVgid
Загрузка...
Загрузка...
Новинки кино - http://kinoafisha.ua/skoro/
Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс